Главная / Газета 16 Марта 2005 г. 00:00 / В мире

Говорить с миром на равных

Азербайджанская национальная идея в представлении одного из ее идеологов

СЕРГЕЙ ДУНАЕВ

Примечательная особенность нынешнего книжного сезона – востребованность политической философии. Особое место здесь занимает монография профессора Рамиза Мехтиева «Азербайджан: вызовы глобализации», выпущенная в прошлом году в Баку.

shadow
Впервые в обозримом постсоветском пространстве с пространным трудом выступает не штатный политический философ (и это при том, что Мехтиев – доктор философских наук), а государственный деятель столь высокого ранга. Десять лет назад он возглавил администрацию президента Азербайджана и занимает эту должность на данный момент уже при двух руководителях страны, Гейдаре и Ильхаме Алиевых. У азербайджанского политического истеблишмента есть обыкновение подчеркивать преемственность курса старшего Алиева, воплощаемую нынешним президентом республики. (Сын оказался не только кровным, но и политическим наследником отца.) В этом смысле Рамиз Мехтиев – сам по себе и доказательство, и пример этой преемственности курса.

Без всякого преувеличения Мехтиева можно назвать голосом элиты, приведенной на авансцену истории президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым (памяти которого книга и посвящена). Это объективная констатация факта. И вот почему. Политические элиты возникают тогда (и тем они отличаются от просто «власть имущих»), когда правящие политики осознают масштаб своей исторической задачи. До того момента политические элиты если и существуют, то только формально. Как местоблюстители властных постов. В терминологии Мехтиева такая позиция соответствует специфической фазе развития, «фазе привыкания, когда демократия начинает работать как относительно отлаженный и целостный механизм. Это – время «учебы» для граждан и политических элит, освоения техники демократии и приобретения необходимых для ее функционирования навыков и позиций».

На самом деле, убеждает нас жизнь, властная ответственная элита всегда порождение в худшем случае – кризиса, в лучшем – исторического переходного периода. Именно в такие «пиковые» моменты организм нации начинает работать в мобилизационном режиме. От условий, в которых происходит подобный исторический поворот, элита жестко противопоставляет себя всяческому национальному идеализму, популизму, думая, по словам Черчилля, «о следующих поколениях, а не о следующих выборах».

Вот они, укротители системных исторических кризисов, создатели совершенно новых Турции, Германии, Азербайджана – Мустафа Кемаль паша Ататюрк, Конрад Аденауэр, Гейдар Алиев. Эти имена называет и Рамиз Мехтиев, добавляя: «Будучи представителями различных политических систем и исторических эпох, каждый из них сумел вернуть в сознание своих граждан утраченное чувство гордости от ощущения значимости своей нации и национального «Я», возродить в нации былое величие. В каждом из них много общего и схожего, хотя народы, государства, обстоятельства и временные рамки совершенно отличны. Их объединяло одно – стремление построить национальное государство на руинах империй, предоставив своим соотечественникам возможность быть свободными гражданами свободной страны, а не вассалами или покоренными».

На страницах этой книги живут иродиане и зелоты, оппоненты глобализации, какой она была два тысячелетия назад; обреченные самураи и революционеры Мейдзи, сошедшиеся в схватке в конце позапрошлого века; ученики шиитского революционного модерниста Али Шариати и апологеты президента Исламской Республики Иран Мохаммеда Хатами, неистовый аятолла Хомейни и жертвенный кардинал Ким… Разные эпохи и разные страны, но в первую очередь Азербайджан, современный Азербайджан, крайний восточный форпост Европы.

Итак, история – не элегия, не безмятежная прогулка, а тернистый путь. Лучшее лекарство и средство поддержания нации в здоровом состоянии – демократия. Мехтиев цитирует мнение на этот счет, высказанное в свое время Руссо: «Даже у самого сильного хозяина не хватит силы, чтобы всегда быть хозяином, если он не обратит силу в право, а повиновение в долг». Это и есть базовая основа алиевского курса: планомерная селекция демократических традиций, а не наивный митинговый популизм. Естественной идеологией здесь становится консервативная. Иными словами, способность «видеть в государстве живое существо, воля которого называется законом, а действия – правительством». Верность своему прошлому и готовность говорить с миром на равных. Адекватно воспринимать его «сигналы точного времени», но не забывать при этом живые меридианы своей судьбы. Слышать призывный голос собственного будущего.

По существу, это и есть сегодняшний ответ Азербайджана вызову истории. Народ, помнящий оба языка: язык Прошлого и язык Будущего, не будет побежден. И книга Рамиза Мехтиева – яркая тому иллюстрация.


Опубликовано в номере «НИ» от 16 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: