Главная / Газета 18 Января 2005 г. 00:00 / В мире

Десятый вал

Криминалисты Интерпола начали беспрецедентную операцию по идентификации жертв цунами

ИНЕССА РАССКАЗОВА, Амстердам

Скорее всего, назвать поименно всех или почти всех, кто погиб во время цунами, эксперты смогут не раньше чем через год. И это при том, что в Таиланде уже почти неделю работает уникальная лаборатория Интерпола по идентификации трупов. Сотрудничающим с нею детективам, врачам и патологоанатомам из 20 стран предстоит идентифицировать свыше 5 тысяч трупов.

Горе и надежда найти своих близких уравняли богатых и бедных.
Горе и надежда найти своих близких уравняли богатых и бедных.
shadow
За тем, что говорит в эти дни судмедэксперт австралийской полиции Джефф Эмери, один из руководителей центра, затаив дыхание, следят тысячи человек из десятков стран. Все, кто не утратил надежды найти своих близких, безропотно сносят патологоанатомическую откровенность полицейского, под началом которого 60 коллег из разных стран по крупицам собирают сведения о погибших и заносят их в банк данных, разместившийся в телекоммуникационном центре на таиландском острове Пхукет. Вся эта операция уникальна не только по масштабам (в мирное время никогда не ставилась задача опознать столько трупов), но и по технологиям.

«Интерпол остановился на трех основных способах установления личности, – говорит Джефф Эмери. – Это зубные карты, отпечатки пальцев и анализ ДНК. Самый простой и действенный – зубные карты. Карты тайцев мы получаем через местные поликлиники, которые активно сотрудничают с нами, а карты иностранцев – через посольства. Нас уже не раз обвиняли в том, что мы в первую очередь занимаемся иностранцами, но поверьте, это совершенно несправедливо! Для нас все равны».

К началу этой недели сотрудники лаборатории получили больше тысячи стоматологических карт, и это обнадеживает: зубная карта дает практически стопроцентный результат, и два других анализа уже не требуются. Если возникают сомнения, сверяют отпечатки пальцев. «Их, – объясняет Марк Брэнчфлауэр, специалист по отпечаткам пальцев из Интерпола, – получить сложнее, если, конечно, погибший не был связан с криминалом. Сами понимаете, не во всех странах принято дактилоскопировать граждан. Но мы нашли выход: снимаем отпечатки в квартирах отправившихся на отдых туристов. В этом смысле нам полезны вещи вроде забытого на прикроватном столике стакана воды, из которого человек пил в ночь перед отъездом. Ну а когда возникает накладка и с отпечатками, тогда принимаемся за самую сложную и дорогостоящую экспертизу – анализ ДНК...»

shadow Несмотря на ультрасовременное оборудование и квалифицированный персонал работа лаборатории, в результатах которой, казалось бы, заинтересованы все, продвигается туго. А ее созданию и вовсе предшествовали «подковерные» интриги. Связаны они с тем, что поначалу о намерении идентифицировать жертв катастрофы заявил Китай. Правительство Таиланда согласилось, но тут же возмутились тайские лаборатории, не пожелавшие оставаться на вторых ролях. Вдобавок повысили голос США, объявившие, что тайцы пусть занимаются тайцами, а иностранцами займутся американцы.

После того как эти нестыковки кое-как утрясли, появились новые. Похоже, что Интерполу придется заниматься не только мертвыми, но и живыми людьми. Дело в том, что каждый день у дверей госпиталей в пострадавших странах разворачиваются настоящие битвы родителей за детей. Порой в одном и том же ребенке, найденном на месте трагедии и помещенном в больницу, не меньше десяти пар узнают... своего малыша. Они бросаются выяснять отношения с врачами и, естественно, яростно доказывают, что это именно их ребенок. «Думаю, это тяжелейшая форма психологического шока, – тяжело вздыхает таиландский доктор Мухунтан, которому ежедневно приходится объясняться с родителями, которые даже по ночам дежурят у дверей его госпиталя в надежде, что, может быть, именно сегодня сюда принесут их спасенного ребенка. – Потеряв сына или дочку примерно такого же возраста, внешне похожего, они хотят убедить себя в том, что это их маленький спасся чудом. Боюсь, их претензии на отцовство и материнство может разрешить лишь анализ ДНК. Остальные аргументы бессильны, они даже слушать их не хотят...»

На самом деле от эффективности работы этой лаборатории зависит судьба очень многих живых людей, среди которых не только родители пропавших детей. И вопрос не только в том, что европейцы хотят по-человечески похоронить своих близких. Ведь как бы там ни было, но жизнь продолжается, и в Европе она определяется законами, а не форсмажором. Скажем, по законам Великобритании, пропавший без вести официально признается погибшим лишь по истечении 7 лет с момента исчезновения. А это значит, что вдовы, если банковский счет в семье был на имя мужа и доступ других членов семьи к счету не был за ними закреплен официально, не смогут в течение 7 лет снимать с него деньги, дети не смогут наследовать дома своих родителей... Британские власти успокаивают народ, как могут, обещая, что каждый случай будет разбираться индивидуально. Уже сейчас пропавшие без вести поделены на две группы. В первой – те 349 англичан, которых смыло водой на глазах у родных или знакомых, а также те, про кого известно, что они находились в отеле, полностью разрушенном стихией. Наследникам этой группы, видимо, придется полегче, нежели семьям тех, кто был причислен ко второй группе из 568 человек. Их местонахождение в момент катастрофы не было установлено. Похоже, окончательно справиться с последствиями цунами Европа сможет лишь через долгие годы.




Гуманитарная лихорадка

Опубликовано в номере «НИ» от 18 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: