Главная / Газета 25 Ноября 2004 г. 00:00 / В мире

Два цвета времени

Желто-голубой флаг Украины стал символом раскола страны

СВЕТЛАНА ГАМОВА, Киев

Вчера утром Киев стал двуцветным. Как национальный жовто-блакитный (желто-голубой) флаг, но это сегодня символ не единства, а раскола. В украинскую столицу подтянулись запорожские казаки и выходцы из Донбасса, которых здесь называют «донецкие». И город, до этого светившийся оранжевым цветом (цвет сторонников Виктора Ющенко), разбавился голубым (цвет Виктора Януковича). А к вечеру, к тому моменту, когда ЦИК объявила окончательные результаты голосования (49,46% у Януковича, 46,1% у Ющенко), внезапно выяснилось, что в ключевой на тот момент точке, на площади перед Центризбиркомом, голубого явно больше.

Вчера каждый из претендентов на пост президента Украины подтягивал в Киев своих сторонников. На сторону Ющенко и Тимошенко перешел столичный ОМОН (внизу). Зато за Януковича встали запорожские казаки.
Вчера каждый из претендентов на пост президента Украины подтягивал в Киев своих сторонников. На сторону Ющенко и Тимошенко перешел столичный ОМОН (внизу). Зато за Януковича встали запорожские казаки.
shadow
Украинская столица сегодня наглядно демонстрирует ситуацию в стране: половина – за «оранжевых», половина – за «голубых». Кто кого пережмет – не ясно. Обстановка в городе меняется в сутки по нескольку раз: своеобразным индикатором настроений является гостиница «Киев», в которой я живу.

Например, весь день во вторник, когда «оранжевые» пикетировали Верховную раду и резиденцию президента, в гостиничном холле, где на каждом столике стояли флажки в поддержку Ющенко, всем его сторонникам бесплатно раздавали кофе и чай – без них не продержаться, потому что в Киеве холодно и постоянно сыплется мокрый снег. Вчера же картина изменилась: после того как ночью в 300 метрах от гостиницы – прямо напротив кабинета министров, которым руководит кандидат в президенты Виктор Янукович, – свой палаточный городок разбили запорожские казаки и донецкие металлурги, флажки со столов в гостиничной кофейне исчезли начисто. А вот к полудню, когда колонны с Крещатика, скандируя «Ю-щен-ко!», двинулись в сторону Банковской (на этой улице находится резиденция президента), бармены немедленно повесили на шею оранжевые шарфы.



Кого считать народом?

У кабинета министров настоящий военный бивуак. Здесь разбиты походные армейские палатки человек на 50 (в них, как мне пояснили, спят). Поближе к тротуару – маленькие, вроде летних торговых точек под тентом (здесь – «стоят»). Походная кухня раздает горячие обеды – гречку с мясом. Этот лагерь совсем не похож на студенческий палаточный городок у площади Независимости.

Там и палатки крошечные – как на туристическом пикнике, и кормят нецентрализованно: студентам приносят еду сердобольные киевские хозяйки – кто что может.

И тот, и другой лагерь, естественно, поглядывает друг на друга подозрительно. Но пока соблюдают статус-кво, и на чужую территорию не посягают.

– Они говорят, что они – народ. А мы кто? – спрашивает меня парень лет тридцати, рабочий Донецкого металлургического завода, – у нас в области 4 миллиона человек, а еще Луганск, Херсон, Николаев… Мы кормим всю остальную Украину. У нас работают все предприятия. А эти, с западной, ездят на заработки.

У парня, назвавшегося Колей, на голове шапочка.

– Говорят, что вы все – бритоголовые?

Парень засмеялся и стянул шапку.

– Убедились, есть волосы? А что – боятся у вас в Киеве бритоголовых?

– Боятся, – сказала я. – Говорят, вы пьете и драки устраиваете.

– Ну, донецкие вообще драчливые. Пусть побоятся – полезно.

В стороне топчется группа казаков, в мундирах и подозрительно на меня поглядывает.

– Откуда?

Я показала удостоверение.

– Из Москвы? То – наша!

Верховный атаман Запорожского казачьего войска, Александр Панченко, дружески похлопал меня по плечу.

– А молодец ваш президент, поддержал нас.

– А почему вы выбрали Януковича?

– Ну, во-первых, он с Россией. Во-вторых, пообещал нам отстроить Запорожскую Сечь и уже дал на это деньги. А еще он пообещал, что у нас будет статус, как у российских казаков.

– Вы видите, что в оранжевых колоннах – студенты, дети. Неужели будете их бить?

– И детей нужно иногда учить уму-разуму. У нас уже есть опыт наведения порядка. В Крыму, когда татары пытались захватить православный храм, мы показали, где раки зимуют.

– Кто вами руководит?

– Мы сами себе руководители, – атаман расправил могучие плечи. – А координаторы есть – в штабе Януковича. Нас же здесь много разных – казаки, из Донецка, Луганска…

– А из Крыма есть кто?

– Из Крыма не встречал.



Опознавательные знаки

Между тем по городу поползли слухи, что некие «спецподразделения в крымской форме», блокирующие подходы к резиденции президента, на самом деле – российский спецназ, прибывший в Киев по просьбе Кучмы. Об этом заговорили ночью со вторника на среду, когда многотысячная колонна во главе с Виктором Ющенко, Юлией Тимошенко и Борисом Немцовым направилась на Банковскую, чтобы занять здание президентской администрации. Тогда демонстранты наткнулись на заслон из шести рядов. В первых рядах за щитами стояли люди в черных шлемах, за ними – в зеленых касках. Толпа рассуждала, что «зеленые» – это украинцы, а «черные» – скорее всего, русские спецназовцы. Между тем никаких опознавательных знаков у «черных» я не обнаружила. Больше того, часть из них, неожиданно прицепив на шапки оранжевые ленточки, вышла из кордона. Толпа закричала: «Милиция с народом!» Вскоре наступила ясность: спецподразделение «Барс», подчиняющееся киевским городским властям, присягнуло на верность Ющенко. Русский спецназ оказался ни при чем.

Но слухи о нем никуда не делись. Утром в среду на Банковской по-прежнему было многолюдно – толпа вовсю обсуждала, куда могут бросить «русских». Теперь между народом и спецназом стояли два «КрАЗа». Решив разобраться самостоятельно в том, кто же эти спецназовцы, я попробовала прошмыгнуть под машиной. Но меня остановила чья-то рука.

– Вы кто? – спросил невидимый человек. Я показала руке удостоверение, но она меня по-прежнему не отпускала. Тогда я достала из сумки оранжевую аккредитационную карточку штаба Ющенко, рука потянула меня за собой, и я просто ткнулась носом в омоновские щиты.

– Вы кто – украинцы или русские? – спросила я.

Маски молчали, за стекляшками шлема – никакого движения. Я повторила вопрос. Тут ко мне подошел человек в темно-синей форме, без опознавательных знаков, и сказал:

– Не провоцируйте ребят, им дали команду не разговаривать.

Рядом возник парень с оранжевой ленточкой в петлице пальто.

– Это украинский ОМОН, – сказал он мне.

– А где российский спецназ, о котором сообщил мэр Киева Омельченко?

– Где-то есть, но не здесь.

shadow – А вы кто? – я с подозрением посмотрела на словоохотливого парня: в штабе Ющенко меня предупредили, что «голубые» могут переодеваться. Парень показал удостоверение. Оказалось, что его зовут Дмитрием Еременым, и он помощник депутата Верховной рады, от христианско-либеральной партии Украины Анатолия Чернивецкого.

– Это наши – украинцы, – повторил Дмитрий.

– «Беркут»?

– Нет. Те – в черном. А это черно-синие – ОМОН, внутренние войска.

Омоновцы стояли в четыре щитовых ряда, я посчитала, их было 75 человек. Но мне указали в сторону «дома с химерами» (старинный особняк со скульптурами), расположенного напротив администрации президента. Там стояла группа «сине-черных» в шлемах. Рядом с ними на земле лежало несколько огнетушителей и какая-то установка. Я спросила Дмитрия, что это.

– Не знаю. Похоже на водомет.



Церковный призыв

Благополучно проделав тот же путь – под «КрАЗом», я опять попала в толпу, которая все прибывала. Мне пояснили, что Крещатик опять перемещается на Банковскую. В сторонке стояли три священника в рясах. Оказалось, батюшки из Черновцов.

– Мы из Украинской православной церкви Киевского патриархата, – сказал мне отец Роман. – Мы – с народом (у батюшки на рукаве была оранжевая повязка.– С.Г.). А они – украинская православная церковь Московской патриархии – против народа. Московская патриархия платит украинским священникам по 2 тысячи гривен за то, чтобы они уговаривали прихожан поддерживать Януковича.

– А как соотносится ваше участие в митингах с духовным саном?

– Главная заповедь православного – возлюби ближнего своего. И мы – со своей паствой. И будем с ней до конца.

– Виноват Кучма, – заметила мне стоящая рядом женщина, по виду из сельской глубинки. – Он – гарант. Только чего?

Что гарантирует сейчас Кучма, и вправду неясно. Особенно в городе, где «голубые» контролируют улицу перед кабмином и площадь перед ЦИКом, а «оранжевые» – площадь Независимости, Нацбанк и администрацию президента на Банковской. Леонид Кучма между тем сделал заявление, в котором заверил разделенный народ в том, что сила власть применять не будет. И предложил Януковичу и Ющенко сесть за стол переговоров. Чего это

стоит, неясно: о переговорах говорят

и в штабах обоих кандидатов, но начались они или нет, пока непонятно.

Словом, никто в Киеве не знает, что будет дальше и в чем выход. Все в принципе согласны с тем, что ситуация, когда четыре дня страна мечется между двумя цветами и тремя президентами (Кучма, Ющенко и Янукович), не нормальна. При этом каждая из сторон разрабатывает свой выход из избирательного тупика. Осталось выяснить, в какой точке они пересекутся. Если такое после вчерашнего решения ЦИК вообще возможно.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: