Главная / Газета 27 Октября 2004 г. 00:00 / В мире

Украинская рулетка

Москва ведет в Киеве азартную игру с неясным результатом

ДМИТРИЙ САБОВ

Вчера Владимир Путин включился в президентскую гонку на Украине – полтора часа отвечал на вопросы украинских избирателей в телеэфире. Это прецедент – так Москва еще ни разу не готовилась к выборам президентов соседних государств. Официально Путин приехал в Киев праздновать 60-летие освобождения от фашистов. Реакция украинской оппозиции нервная. Сторонники Виктора Ющенко заявили, что для визита выбрано «не лучшее время». Но это еще не все: столицу братской республики уже неделю лихорадит от известия, что в российских городах в пожарном порядке готовится открытие сотен участков для украинского голосования. И этот голос весом: украинцами называют себя 2,9 млн. человек, живущих в России.

Портреты одного из кандидатов в президенты Украины уже «прописались» в российской столице.
Портреты одного из кандидатов в президенты Украины уже «прописались» в российской столице.
shadow
Загадочное появление на московских улицах плакатов, призывающих голосовать за одного из главных кандидатов в президенты соседней страны, действующего премьера Виктора Януковича, прояснилось недавно. Их адресат обозначился не по ходу помпезного съезда российских украинцев в Колонном зале, а тогда, когда украинский МИД обратился в российский с просьбой открыть дополнительно 420 избирательных участков для сограждан, проживающих или находящихся временно на территории РФ. Дальше все шло как по писаному: МИД РФ ответил «добром», украинская оппозиция потребовала предъявить запросы многочисленных соотечественников. А увенчалась эта история кровавой дракой в минувшую субботу у киевского Центризбиркома, который после этого принялись обносить забором. Политическая температура Украины, которую и так постоянно подогревают разговоры о том, что власть готовит «силовой» сценарий на выборах, подскочила за красные цифры.

Судьба злополучных участков тем временем зависла в воздухе. Депутаты от оппозиции сначала добились сокращения их числа в десять раз: с 420 до 41, что в совокупности с четырьмя уже существующими (в Москве – здесь посольство, Питере, Тюмени и Ростове – там консульства) давало 45. Согласно закону о выборах президента Украины открыть их надо было вчера (срок составления списков избирателей истек), однако никаких распоряжений из ЦИК, как нам удалось выяснить у дипломатов, пожелавших остаться неизвестными, не поступало. Оппозиция уже подала в суд – она не сомневается, что даже четырех десятков участков хватит для вброса бюллетеней, которые смогут изменить результаты голосования в пользу кандидата партии власти.

Лучший ли способ решать проблемы путем блокировки решений ЦИК? Спор на эту тему столь же бесперспективен, как и попытка выяснить, сколько украинцев в России. По российской переписи, таковыми назвали себя 2,9 млн., но у скольких есть украинское гражданство и намерение голосовать? Цифры – разумеется, гадательные – колеблются в диапазоне от десятков тысяч до миллионов. Так же, впрочем, напоминают на Украине, колебались эти цифры и во время выборов грузинского президента в ноябре 2003 года. Вспоминают в Киеве и другое – поступившая тогда из России масса бюллетеней в пользу Эдуарда Амвросиевича не спасла. Разразилась «революция роз», победа Шеварднадзе была признана сфальсифицированной, а президентом Грузии стал Саакашвили, с которым Москве все труднее находить общий язык.

Трудно поверить, что на Украине может дойти до такого. Хотя, чем больше оппозиция ожесточается информационной блокадой местных и российских СМИ, чем сильнее ощущение, что Москва и десантировавшиеся из нее политтехнологи однозначно работают на Януковича, тем громче звучат заявления, что открытие массы неподконтрольных участков для голосования смахивает на вмешательство во внутренние дела. Чаще звучит и термин «каштановая революция» (это украинский аналог «розовой»). А на днях оппозиция призвала сторонников своего лидера Виктора Ющенко включиться в «оранжевую неделю», то бишь одеться в цвета своего кандидата, чтобы дать оппонентам увидеть, что они в меньшинстве. В этом контексте история с «мертвыми электоральными душами» и адресованными им странноватыми плакатами (в стиле «Женщины России за президента Украины Януковича») на улицах Москвы явно не добавляет теплоты в отношения с самой братской из братских республик. Оранжевых ленточек в Москве не видать, а в Киеве они всюду – на балконах, на рукавах, на антеннах автомобилей.



Митингуй или проиграешь!

– Журналист – это тот же избиратель, только, как любой пессимист, чуть более информированный, – объясняет мне украинский газетчик на митинге лидера оппозиции и одного из главных претендентов на победу на выборах Виктора Ющенко. – Вот ваши московские газеты уже, кажется, описали, чем кончатся наши выборы. А они еще даже не начались.

Он прав, но с одним уточнением. Версии насчет того, чем кончатся эти выборы, российские журналисты, как правило, привозят из Украины. Или подглядывают на тамошних сайтах: набор вариантов «силового сценария» – от срыва выборов проигравшими их властями до срыва выборов проигравшей их оппозицией – там представлен в ассортименте. При чтении или при разговорах с людьми, которые пересказывают тебе то, что ты еще не успел прочитать, ощущение такое, что в степях Украины изобрели не только подводную лодку, но и машину времени – разом переносишься лет на 10–15 назад, в эпоху восходящего Ельцина. Мы, кажется, тоже были такими – до Беслана, шахидок, взрывов домов и в метро, до октябрьской пальбы по парламенту в 93-м году. В сегодняшнем Киеве большинство, как и когда-то в Москве, не видят разницы между политикой и «просто жизнью».

Увидев человека в пальто – заполненная 100-тысячным митингом площадь по преимуществу в куртках, – люди теснятся со словами: «Это пришла наша интеллигенция». Увидев значок «Пресса», уговаривают пройти поближе к трибуне – «мы слушаем, а вам надо работать». Уточнять, какая именно пресса, в голову не приходит – раз пришел, то, стало быть, наш. Пива при этом почему-то не пьют. Бутылки не бьют. С идеологическими противниками – их в предвыборном Киеве легко отличить по ленточкам и шапочкам другого цвета – расходятся мирно, во всяком случае, в магазинах. Детей не оставляют дома с бабушками и дедушками – и тех, и других берут с собой, потому что митинг – это не страшно, митинг – это все вместе. Так, по крайней мере, было в Киеве до этой недели.

Субботняя потасовка у здания ЦИК, ответственность за которую милиция и оппозиция возлагают третий день друг на друга, а столичный мэр Александр Омельченко сразу возложил на обоих, стала, возможно, рубежной в предвыборной кампании. На ней пролилась первая кровь. К тому ж, стало вдруг ясно, что сколько ни прописывай «силовые сценарии», все их не просчитать: лупили друг друга люди, которые торжественно обещают сделать все, чтобы не пролилась кровь.

Печальный московский опыт в таких ситуациях подсказывает, что виновных надо искать среди тех, кто нагнетал напряжение. И еще он подсказывает, что их все равно не найти. Москвичам, которые не собираются больше на площади за или против политиков, за прессу или против войны, которые, разве что, идут куда-нибудь вместе, понятно продолжение: обходить все это стороной, все равно кого надо выберут. В Киеве от этой мудрости еще весьма далеки.



Драка за Россию

Тот субботний митинг у киевского Центризбиркома на площади Леси Украинки шел как раз в тот момент, когда ЦИК решала один из стратегических вопросов финала кампании – открывать ли дополнительные участки для украинцев в России и в каком количестве. Оппозиция с утра наседала на ЦИКовцев, проверяя, по всей форме ли составлены документы на открытие дополнительных участков в России – к ночи ЦИК сократила их число в 10 раз (до 41). Глава подкомитета по финансам Верховной рады Александр Морозов еще утром объяснил «Новым Известиям» цену вопроса.

– Официальная статистика не дает представления о том, сколько украинцев находится за границей, хотя впору говорить о «четвертой волне» иммиграции. По разным оценкам, за рубежом 5–6 миллионов украинцев, некоторые говорят – до семи. Страны? Понятно, что много в России, но много и в Португалии, ФРГ, Австрии, Чехии, Италии – там, например, избиратели в третий раз подают документы на открытие дополнительных участков в Милане, но наш посол г-н Орел их уже три раза теряет. В России не потеряли – и если в итоге все-таки выяснится, что проголосовала пара миллионов, то Украина попадет в серьезную зависимость от «российского голосования».

– А почему вы так уверены, что в России проголосуют именно за того или иного кандидата?

– Чтобы сорвать выборы, это даже необязательно. Достаточно признать недействительными 10% бюллетеней, и выборы объявляются недействительными – так что пара миллионов дело вполне решит. Я уж не говорю о других возможных нарушениях. Вот некоторые – ни у кого из двух десятков кандидатов нет в России доверенных лиц, не решен вопрос с наблюдателями, российским СМИ ничто не мешает давать информацию о голосовании где-то на Дальнем Востоке, что, с учетом разницы во времени, будет напрямую влиять на тех, кто голосует на Украине…

«Объявление выборов недействительными» – под тем или иным предлогом – с точки зрения сторонников Ющенко, и есть способ украсть победу. Дальше, согласно пиарсценариям, которые приписывают российским политтехнологам, – перенос голосования куда-нибудь на март. У руля остается президент Кучма, народ начинает бояться анархии и постепенно теряет желание не то что ходить на митинги, но и вовсе голосовать. Это, объясняют многие аналитики оппозиции, и есть оптимальный сценарий для тех, кто чувствует, что власть может утечь из рук.

Возможно, все так. А может, иначе. Нет, на самом деле, никакой нужды становиться на катастрофическую точку зрения, наивно считать того же Ющенко панацеей от всех бед Украины. Да и необязательно быть политтехнологом, чтобы предсказать, что после победы демократии, и довольно скоро, в ней начинают разочаровываться.

Однако это все равно не снимает вопрос: зачем нам навязывать украинцам плоды своего горького житейского опыта? Зачем учить их тому, что политика и «просто жизнь» – две очень большие разницы, а на митинги можно ходить только, чтобы выразить одобрение? Лет 10–15 назад нам самим бы не понравились такие уроки.

Об этом не следует забывать – как и о том, что когда-то мы вместе освобождали Киев.



В МОСКВЕ БУДУТ ГОЛОСОВАТЬ МЕНЬШЕ 5 ТЫС. ГРАЖДАН УКРАИНЫ

В помещении посольства Украины в Москве располагается избирательный участок № 77. Зампредседателя участковой избирательной комиссии Юрий Кононенко сообщил «Новым Известиям», что это единственное место в городе, где смогут проголосовать граждане Украины. По словам г-на Кононенко, списки для голосования уже составлены и дополнены быть не могут: по закону о выборах Украины, регистрация избирателей завершилась 23 октября. В существующих списках значится 4 600 человек, из которых 3 880 – люди, поставленные на консульский учет, а остальные – гости российской столицы.

РОССИЯНЕ СЧИТАЮТ, ЧТО УКРАИНЦАМ ЧУЖИЕ СОВЕТЫ НЕ НУЖНЫ

Радиостанция «Эхо Москвы» провела интерактивный опрос слушателей в связи с предстоящими выборами президента Украины. Оказалось, что большинство россиян (68% опрошенных) не одобряют вмешательство России в политическую жизнь Украины. За пять минут на «Эхо Москвы» позвонили 4843 человека.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: