Главная / Газета 17 Августа 2004 г. 00:00 / В мире

Михаил Федотов, Вашингтон

Что Буш грядущий нам готовит

shadow
В американском предвыборном марафоне едва ли не все российские аналитики делают ставку на Джорджа Буша. И вовсе не потому, что его шансы выше. А потому, что, во-первых, Буш, по их мнению, объективно предпочтительнее для нашей страны. И, во-вторых, потому, что наш президент уже не раз демонстрировал, что выбрал именно его. Более того, в июне он одарил президента США ценным – с точки зрения избирательных технологий – заявлением о том, что российские спецслужбы после трагедии 11 сентября неоднократно передавали американским сведения о подготовке Хусейном терактов в США и других странах. Правда, тогда непонятно, почему мы так возмущались вторжением американцев в это «логово террористов». Впрочем, к чему искать логику в политике?

Попробуем предсказать планы Буша в отношении России по его предвыборным выступлениям. Вот, к примеру, он беседует с бизнесменами в Вашингтоне. Один из присутствующих оказывается нашим соотечественником. «Вы родились в России?» – «Да, родился и вырос там». – «Где?» – «В Сочи, у Черного моря. Это – курортное место». – «Да, я знаю Сочи». – «Я думаю, вы там были». – «Нет, я там не был. Но Владимир Путин звонил мне оттуда. Он там был... Это – красивое место».

Конечно, Джордж Буш знает не только Сочи. И не только со слов своего «хорошего друга Владимира». Не сомневаюсь, что из Белого дома очень четко, в деталях, видно все, что творится под ковром российской политики. Но одно дело – видеть, и совсем другое – говорить об увиденном. Тем более – устами президента. Ведь так ненароком можно и испортить те самые «крепкие российско-американские отношения, которые помогают России думать по-западному».

Вот почему в публичных выступлениях Буша вы не найдете и тени критики по поводу сползания нашей страны к автократии, обнуления свободы прессы, передела собственности, судебного произвола и т.д. Даже если он над этим и задумывается, в чем я лично сомневаюсь, то внешне это никак не проявляется. Напротив, российская политика, правда, исключительно внешняя, вызывает у него полное одобрение. Например, в связи с «проявленным российской стороной пониманием озабоченности США» ядерными программами Ирана и Северной Кореи, присоединением нашей страны к его любимому детищу – «Инициативе по защите от распространения оружия массового уничтожения» (ИБОР), активным участием России в международной борьбе с терроризмом. Правда, в последнем случае мы, как правило, идем в общем списке из 84 государств. Даже по поводу весьма напряженных российско-грузинских отношений Буш умудрился заметить, что будет трудиться над их улучшением.

«Россия – не враг, – сказал он как-то польскому президенту Александру Квасьневскому. – Проблемы русского танкового прорыва через всю Европу более не существует. И поэтому наше сотрудничество в преследовании бандитов поодиночке становится даже более важным. Такова природа наших отношений». Правда, отсюда следует, что эти отношения подпитываются исключительно наличием общей террористической угрозы и фокусируются преимущественно на вопросах безопасности.

Но не надо думать, что у Буша только те мысли, которые он формулирует на публике. Есть и другие, президентской волей распределенные между многочисленными и разнокалиберными помощниками и секретарями (по-нашему – министрами). Они формулируются другими, жесткими словами, хотя речь идет о том же Иране, Ираке и КНДР, о стали, о куриных окорочках и оружейном плутонии, а заодно уж и о правах человека. Самый свежий пример – телефонное и нетелефонное давление на Кремль со стороны Кондолизы Райс и министра энергетики Спенсера Абрахама в связи с безудержным ростом цен на нефть, который подогревают события вокруг ЮКОСа.

Конечно, в разгар избирательной кампании так взвинчивать цены не по-товарищески. Но ведь недаром говорится: дружба дружбой, а денежки врозь. Как Москва будет теперь реагировать? Сошлется на независимость судебной власти, на недопустимость вмешательства во внутренние дела? Или найдет незаметный способ успокоить рынок? В любом случае после ноябрьского голосования мы узнаем, почем пошел голос одного американского автомобилиста в переводе на нефтедоллары.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: