Главная / Газета 2 Августа 2004 г. 00:00 / В мире

Михаил Федотов, Вашингтон

Долгое эхо демократов

shadow
Отгремела канонада Национального демократического конвента в Бостоне. Массированная артподготовка, рассчитанная на долгое эхо в период наступления двух Джонов – Керри и Эдвардса – на Белый дом, длилась 4 дня. Как и полагается по американской традиции, ораторы бросали в зал предельно простые и ясные тезисы вроде: «Керри – это серьезный человек для серьезной работы в серьезный момент нашей истории» (сенатор Хиллари Клинтон), – и зал отзывался радостным воем, аплодисментами, взмывающими над головами транспарантами.

Кстати, транспаранты всегда соответствовали моменту. Стоило появиться на трибуне претендентке на роль первой леди Терезе Хайнц Керри, известной несдержанным южноафриканским характером (она родилась в Мозамбике), как зал отвечал плакатами «Мы любим Терезу». Точно так же он реагировал на Эдвардса, его жену Элизабет, сенатора Эдварда Кеннеди. Более того, отдельные лозунги Керри и Эдвардса, едва успев прозвучать, например: «Помощь уже в пути!» – оказывались на сотнях транспарантов. Вот что значит предусмотрительность режиссера и строгое соблюдение сценария всеми участниками. Впрочем, самодеятельность вроде плакатов с изъявлением любви к тому или иному экс-президенту, сенатору, губернатору удачно вписывалась в общий стиль.

Конечно, это был спектакль. Но он был совсем не похож на привычную для нас тягомотину, которую разыгрывала партия власти в прежние годы в Кремлевском дворце съездов, а ныне – и в других дворцах. Хотя Керри был единственным кандидатом, неожиданности были заготовлены. Например, появление на съезде демократов Рона Рейгана, сына выдающегося президента-республиканца. Он не призывал голосовать за Керри: Рон пришел сюда, чтобы выразить несогласие с решением Джорджа Буша об ограничении исследований стволовых клеток человеческого эмбриона. Рейган-младший говорил не как политик, а как простой американец, потерявший отца из-за бессилия медицины перед болезнью Альцгеймера.

Вообще, все представление и было рассчитано именно на простого американца. Его музыкальным предпочтениям был адресован неформальный гимн конвента – классическая песенка Чака Берри «Johnny B. Goode» с мобилизующим припевом «Go, Johnny, go!».

Семейным чувствам рядового избирателя должно было импонировать, что главных героев представляли их жены и дети: Терезу – красавцы-сыновья от первого брака, Эдвардса – жена и старшая дочь, Керри – дочери от первого брака. И каждый считал своим долгом поделиться с аудиторией каким-нибудь именно семейным секретом. Например, сам Керри рассказал о том, как в детстве жил вместе с отцом-дипломатом в Берлине, «поделенном между демократией и коммунизмом», и однажды заехал на велосипеде в Восточный Берлин, увидел там страх в глазах людей, рассказал об этом отцу и немедленно попал под «домашний арест».

Даже самые отчаянные скептики в Америке признают, что конвент демократам удался. Экс-президенты, сенаторы, губернаторы, мэры демонстрировали чудеса ораторского искусства, которые еще не скоро приснятся нашим политикам. Их сменяли знаменитые певцы, танцоры, поэты, которые соответственно пели, танцевали, читали стихи. Рыжеволосая девчушка звонким пионерским голосом рапортовала об инициативе «Дети за Керри». Ветераны вьетнамской войны рассказывали о «верзиле Джоне» (рост Керри – 1,94 метра), который был с ними рядом в бою, а потом – на антивоенных демонстрациях. При этом никто не пенял кандидату в президенты от «партии среднего класса» за жену-миллиардершу, за расплывчатость программы, за то, что в свое время он голосовал за войну в Ираке. Зал выл, хохотал, утирал слезы. И, главное, любой американец мог стать тому свидетелем: достаточно было найти нужный телеканал.

То, что телевидение широко освещало конвент, говорит вовсе не о демократических симпатиях или продажности владельцев телеканалов. Просто они показывали то, что интересно зрителю, а следовательно, приносит доход – через поступления от рекламы или абонентской платы. Кроме того, в США есть несколько коммерческих радио- и телеканалов C-SPAN, которые созданы именно для трансляции политических мероприятий: заседаний палат конгресса, партийных конвентов и т.д. Самое удивительное, что зрителям это интересно. И когда в конце августа в Нью-Йорке откроется конвент республиканцев – партии власти, его будут освещать точно так же.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: