Главная / Газета 26 Июля 2004 г. 00:00 / В мире

Георгий Угулава

«Грузии война не нужна»

ИРИНА БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

После заявления Михаила Саакашвили о том, что Грузия может выйти из Дагомысского соглашения от 1992 года, о переговорах между Цхинвали и Тбилиси говорить не приходится. Население Южной Осетии готовится к войне. А в Тбилиси не стихают аплодисменты в адрес президента. Каковы будут следующие шаги Михаила Саакашвили? На этот и другие вопросы «НИ» отвечает замминистра госбезопасности Грузии Георгий УГУЛАВА.

В Тбилиси считают, что на грузинской земле нет места российскому флагу.
В Тбилиси считают, что на грузинской земле нет места российскому флагу.
shadow
– В Южной Осетии на заявление президента Саакашвили о возможности денонсации Грузией Дагомысских соглашений от 1992 года отреагировали однозначно: выход из этих соглашений означает войну. Если Грузия действительно выйдет из соглашения, что за этим последует?

– Я не понимаю, что вызвало столь бурную реакцию. Когда мы говорим о денонсации, это вовсе не означает, что никакие другие соглашения не могут быть подписаны. Дагомысские соглашения 1992 года – не религиозная догма. Прошло 12 лет с их принятия, за это время многое изменилось и в российской внешней политике, и в Грузии, и в Южной Осетии. Поэтому мы считаем, что очень многое в этом договоре нужно пересмотреть. Например, абсолютно неприемлемо, что по этим соглашениям миротворческая зона проходит почти по центральной магистрали возле города Гори. Это не соответствует современным реалиям. Не соответствует им и то, что мы не имеем контроля над Рокским тоннелем. Мы говорим также и о необходимости пересмотра мандата миротворческих сил. Они, конечно, отчасти способствовали тому, что на протяжении двенадцати лет в зоне конфликта сохранялось спокойствие, однако нормальным этот статус-кво не назовешь. То, что миротворческую функцию выполняют лишь российские военнослужащие, – архаичное наследие 90-х годов прошлого века. Политические реалии изменились, и мы можем обсуждать привлечение смешанных миротворческих сил, в том числе в рамках СНГ.

– Чем не угодили российские миротворцы?

– Напомню, что в свое время Грузия пригласила их официально. Однако, к сожалению, не было ситуации, когда российские миротворцы были бы нейтральны. Этого не могут отрицать даже радикально антигрузински настроенные политики.

– Как скоро Грузия поставит эти вопросы?

– Это очень злободневные вопросы, которые мы будем ставить на дипломатическом уровне.

– Из ваших слов можно сделать вывод, что заявление о возможной денонсации не было эмоциональным. Это был продуманный шаг?

– Абсолютно. Причем это не новация, президент суммировал те идеи, которые уже существовали среди грузинских политиков.

– Может ли зона грузино-осетинского конфликта превратиться в «горячую точку»?

– Я бы так не сказал. Война для Грузии неприемлема не только по патриотическим, но и по чисто прагматическим соображениям. Мы не считаем, что война является единственным способом решения этого конфликта. Кроме того, для Грузии эта проблема актуальная, но не единственная. Страна, общество живут своей жизнью. В самой Южной Осетии в этом отношении дело обстоит хуже: ее население – и грузинское, и осетинское – к сожалению, живет с чувством ожидания войны. Чего не скажешь о населении остальной Грузии. Шаги правительства Кокойты (президент Южной Осетии. – Ред.) ставят население региона в очень плохое положение. Мы же никуда не спешим, у нас есть четкая позиция: для внешнего мира, в том числе и для России. Южноосетинская территория является частью Грузии; ясно, что грузинская граница де-юре проходит по Рокскому перевалу, а Кавказский хребет – естественная граница Грузии. Восстановление территориальной целостности, повторю, наша первая забота, но не единственная. Время на нашей стороне, и в итоге конфликт, я уверен, разрешится мирным путем. Дело в том, что мы воевать не собираемся.

– Разве у Кокойты нет поддержки среди населения?

– Его рейтинг всегда был низким. Однако с осени произошла некоторая консолидация – так сказать, перед лицом угрозы. А сейчас рейтинг начал катастрофически падать.

– Ищете ли вы союзников в осетинском обществе?

– Союзники есть. Хотя на протяжении последних 12 лет прогрузинские политики в Южной Осетии были не в моде. Все ориентировались на Россию. В укор тогдашним грузинским властям нужно сказать, что они вообще не работали в этом направлении. Однако на бытовом уровне (там очень много смешанных семей) южные осетины сохранили хорошие отношения с Грузией. Этому есть и экономическое объяснение: надо сказать, что с хозяйственной точки зрения Южная Осетия ориентирована на Грузию, при этом у нее есть прямая связь с Россией, а свой рынок очень маленький. Самым большим рынком для осетин является грузинский, а для грузин региона Шида Картли, наоборот, очень важна дорога через Южную Осетию. Что касается политической элиты региона, она сейчас дробится, поскольку увидела, что Россия не единственный фактор в политике Южной Осетии. Потребность в нормализации отношений с остальной Грузией в южноосетинском обществе уже вырисовывается.

– То есть дело не идет к революции?

– Думаю, ситуация идет к тому, что Южная Осетия постепенно интегрируется в остальную Грузию. Мы не торопимся. Не обязательно, чтобы это случилось в течение месяца или двух. Проблемой является не механическое воссоединение Южной Осетии с остальной Грузией, а исключение возможности возникновения после этого «горячих точек», партизанщины. Силовые методы всегда имеют побочные эффекты.

– Кому, по вашей информации, предназначается техника, которая двигалась через Рокский тоннель в Южную Осетию?

– Это вооружение предназначено российским миротворцам, но старую технику они отдают осетинской стороне. Официально осетинская сторона не является субъектом, с которым можно заключать контракт на закупку оружия, и если российские миротворцы бесплатно вооружают осетинских, то пусть обновят и вооружение грузинских миротворцев. Часть этой техники уже находится на территории Южной Осетии, если она появится на контролируемой нами территории, она будет конфискована.

В одном из ближайших номеров «НИ» будет опубликовано интервью президента Южной Осетии Эдуарда КОКОЙТЫ



ПОКАЗАТЕЛЬНАЯ «ПОРКА» В ТБИЛИСИ

Юридически Грузия еще не вышла из Дагомысского соглашения, но на практике уже с ним не считается. Вчера Ваке-Сабурталинский суд грузинской столицы удовлетворил ходатайство министерства безопасности о 3-месячном предварительном заключении гражданина России Вячеслава Кузнецова. Россиянин был задержан 22 июля в селе Кехви в Южной Осетии. Село находится в зоне конфликта, но контролируется не миротворцами, как это положено по межгосударственному соглашению между Россией и Грузией, а грузинскими полицейскими. Они утверждают, что при Кузнецове находилась форма с нашивкой кубанского казачьего войска. Его обвиняют в незаконном пересечении границы (задержанный въехал без визы на территорию Грузии со стороны Владикавказа), а также в участии в наемных вооруженных формированиях. Власти Цхинвали выразили в связи с этим протест. Российской реакции до вчерашнего вечера не поступало.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: