Главная / Газета 22 Июля 2004 г. 00:00 / В мире

Шарон окружил себя забором

Между Израилем и миром наметилось непонимание

АНДРЕЙ ПРАВОВ

Израиль не понимает. Именно так можно определить реакцию в еврейском государстве на резолюцию Генассамблеи ООН, которая рекомендует Израилю подчиниться решению Международного суда в Гааге о противозаконности строительства «Защитной стены». Как известно, при голосовании по этой резолюции в ночь на среду 150 стран высказались «за», 6 «против» и 10 воздержались.

Представитель Израиля в ООН Дан Гиллерман порадовался, что судьба его страны «решается не в этом зале».
Представитель Израиля в ООН Дан Гиллерман порадовался, что судьба его страны «решается не в этом зале».
shadow
Власти Израиля отреагировали незамедлительно: данная резолюция ничего не меняет, однозначно заявил в связи с голосованием в ООН советников премьера Раанан Гиссин. По его словам, Израиль «продолжит строительство заграждения и не откажется от права на самозащиту». А местные СМИ вот уже сутки цитируют высказывание, вырвавшееся у израильского представителя в ООН Дана Гиллермана сразу после голосования: «Слава Богу, судьбы Израиля и евреев решаются не в этом зале».

Иными словами, ООН Израилю не указ. Как, впрочем, не указ ему и все прочие международные или национальные организации, миротворцы и министры, если они рекомендуют еврейскому государству вещи, кажущиеся ему неправильными и вредными.

Честно говоря, новости в этом нет, хотя вслух говорить подобное раньше было не принято. Израильтяне давно привыкли опираться на собственные силы, да вдобавок на США – самого верного своего союзника, которого они называют стратегическим. Об этом снова и снова вспоминает израильская пресса, комментируя ооновскую резолюцию: мол, то, что Штаты никогда не оставят Израиль в беде, никогда не выступят против его интересов, в очередной раз подтвердил представитель США в ООН – один из шести, кто проголосовал против «резолюции о стене».

Интересно, что вся эта история с голосованием тут же вплелась и в другую крайне неприятную для израильтян тему. Ведь только что из Парижа было получено уведомление «о замораживании подготовки визита Ариэля Шарона» во Францию. И хотя канцелярия израильского премьера поспешила ответить, что, вообще-то, глава правительства в город на берегах Сены не больно и собирался, ясно, что на ближайшие месяца три многие израильские дипломаты рискуют остаться без отпусков. Им теперь предстоит «чинить» отношения между двумя государствами.

Причина скандала известна – это воскресное заявление Ариэля Шарона перед лидерами еврейских организаций из США. В нем он призвал французских евреев «как можно скорее» перебираться в Израиль. Согласно данным израильского агентства «Курсор», сказано было буквально следующее: «Я могу только одно посоветовать нашим братьям во Франции: переезжайте в Израиль как можно быстрее… Мы наблюдаем распространение самого дикого антисемитизма в этой стране». После Шарон добавил: «сегодня во Франции около 10 процентов населения – мусульмане. И это порождает новые проявления антисемитизма, которые основаны на антиизраильской пропаганде».

Франция отреагировала на эти слова крайне бурно: нет, кажется, ни одного политика, ни одного СМИ, которое бы не нашло слов возмущения по поводу пассажа Шарона. В этом хоре был отчетливо слышен и голос представителей еврейских организаций Франции (местная еврейская община – самая крупная в Европе) и местного раввината. Их, пожалуй, Шарон поставил в наиболее щекотливое положение: как сказал выступая по десятому каналу телевидения один из французских журналистов еврейского происхождения, «нам бы не хотелось выглядеть в глазах французской общественности «лицами с двойной лояльностью».

shadow В Израиле подобную реакцию на выступление Шарона большинство просто не поняло. И уж во всяком случае отказалось принимать. Прежде всего потому, что призывы ко всем евреям в мире перебираться на «историческую родину» для израильтян абсолютно естественны. Ведь идея переезда, а точнее, как говорят в Израиле, возвращения евреев на землю между Средиземным морем и рекой Иордан является одной из главной в сионизме. Кто же вправе упрекнуть главу израильского правительства за верность ей?

Равно, как считают в Израиле, никто не вправе упрекать еврейское государство за стремление обеспечить безопасность собственных граждан при помощи 3-метровой стены или «разделительного забора», отделяющего территорию непосредственно Израиля от Палестинской автономии. А то, что стену строят на палестинских землях, без всякой компенсации забирая их у хозяев, в этом опять же виноваты сами арабы: не посылали бы они в Израиль террористов с бомбами, не было бы необходимости и в стене.

Такова логика израильтян. Ее происхождение можно понять: за десятилетия существования во враждебном арабском окружении в стране, кажется, окончательно сформировалось мнение, что следует думать только о собственных интересах, о том, чтобы еврейское государство могло выжить и противостоять всем врагам. Остальное не важно. Во всяком случае, второстепенно.

Все последние события обусловлены этой логикой. Если Израилю нужны новые граждане – евреи из Европы, премьер призывает оставить страну, в которой они родились, и перебираться на «историческую родину». Израиль намеревается обеспечить безопасность – и он строит стену, не заботясь о том, как будут жить за этой стеной лишенные связи с внешним миром палестинцы.

Беда в том, что в Европе, и прежде всего во Франции, подобные подходы не в ходу. Это выражается и в критике в адрес Израиля в прессе, и в том, что, оказавшись перед дилеммой, кому наносить визит – Шарону или Арафату, – министр иностранных дел Франции выбирает последнего, и, наконец, в голосовании представителей стран–членов ЕС в ООН за резолюцию по стене. Началось это противостояние, пожалуй, тогда, когда Израиль приступил к физическому устранению палестинских командиров. И это неудивительно: для Европы, где в подавляющем большинстве стран смертная казнь вовсе отменена, даже в разгар всемирной борьбы с терроризмом трудно понять, как решение лишить человека жизни принимает даже не суд, а, к примеру, трое высокопоставленных представителей израильских властей.

Надо думать, израильские и французские дипломаты найдут способы урегулировать нынешний громкий скандал. Хуже другое: вырвавшаяся на поверхность полемика между Израилем и Францией – не сюиминутный всплеск, а, похоже, результат глубокой разницы в подходах Израиля и Европы к демократии и нормам международного права, которые не могла не выявить нынешняя эпоха глобальной борьбы с терроризмом.


Опубликовано в номере «НИ» от 22 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: