Главная / Газета 28 Июня 2004 г. 00:00 / В мире

Монстр районного масштаба

После вердикта присяжных по «делу Дютру» вся Бельгия вздохнула с облегчением

ЖОЭЛЬ КВАШЕН, Брюссель

Напомним вкратце обстоятельства этой истории, которая держит Бельгию в напряжении почти 10 лет. Итак, 17 августа 1996-го в доме Марка Дютру были найдены трупы восьмилетних девочек Жюли и Мелисы, пропавших за год до этого. По ходу расследования выяснилось – за это время пропали еще четыре ребенка, спасти удалось лишь двоих. Бельгия была в шоке: общество разом утратило доверие ко всем государственным институтам. Тем более что парламентская комиссия, созданная по горячим следам, выявила явные сбои в их функционировании.

Юстиция Бельгии все-таки разглядела  лицо Дютру.
Юстиция Бельгии все-таки разглядела лицо Дютру.
shadow
Вызывающее отсутствие сострадания со стороны судейских и следователей, напыщенные речи властей, бессмысленная конкуренция между полицией и жандармерией (в Бельгии эта структура прикреплена к армии. – Ред.), которые старались наперегонки отчитаться в успехах, игнорируя интересы следствия, – все это создало убеждение, что Дютру покрывают. Взбудораженное общественное мнение стало записывать в «сеть педофилов» политиков, судейских и даже членов королевской семьи. Как ни странно, от коллективной мании преследования страну уберегли родители жертв. Если бы не их чувство меры, если бы не их достоинство перед лицом трагедии, народный гнев выплеснулся бы на улицу в куда более радикальных формах, чем «белые марши». Но и эти мирные демонстрации потрясали воображение – 300 тысяч манифестантов для Бельгии, которая вся размером с Подмосковье, это неслыханно.

На прошлой неделе суд огласил вердикт: пожизненное заключение для Дютру; 30 лет тюрьмы для его бывшей супруги Мишель Мартен, не сделавшей ничего, чтобы освободить похищенных детей; 25 лет для сообщника Дютру Мишеля Лельевра. Наконец 5 лет получил Мишель Ниуль: присяжные не признали его виновным в организации похищений, но осудили за торговлю наркотиками и людьми. Этот затяжной процесс – он длился 4 месяца – не дал ответов на все вопросы из-за нехватки улик и отсутствия признаний главного обвиняемого (Дютру выдавал себя за жертву неких темных сил), однако он все же позволил отвергнуть идею всемирной или национальной «сети педофилов», на которую будто бы работал Дютру. Его, правда, признали виновным в изнасиловании еще трех девочек из Словакии, но с точки зрения присяжных действовал он только в своих интересах.

Юридические результаты процесса признаны даже теми, кто отстаивал тезис о существовании всемирной «сети педофилов» – в частности, адвокатами Дютру и адвокатами истцов. Впрочем, «дело Дютру-2» не исключено – адвокаты потерпевших рассчитывают, что новые материалы дела позволят выяснить неясные детали похищения Жюли и Мелисы.

Тем не менее «дело Дютру», едва не расшатавшее бельгийские государственные устои, сведено к тем масштабам, которых оно и заслуживает – трагический эпизод уголовной хроники, которого можно было бы избежать, если бы за условно освобожденным (еще до похищений детей) Марком Дютру наблюдали бы должным образом, если бы полиция с жандармерией делали как следует свое дело. Конечно, родителям пострадавших от этого не легче. Их вряд ли утешит и то, что эта трагическая история подтолкнула важные реформы в национальной юстиции, и то, что полиция с жандармерией наконец-то объединены в рамках одной правоохранительной системы.

Дал ли процесс гарантии, что ничего подобного не повторится? Боюсь, что нет. Подобные «дела» вспыхивают то во Франции, то в Португалии. Уже в эти дни бельгийская пресса пишет о новом педофиле, который тоже годами принудительно содержал в подвале детей ради удовлетворения своих сексуальных «пристрастий». Не случайно, видимо, председатель суда, рассматривавшего «дело Дютру», Стефан Гу, крайне сдержанно и объективно проведший все разбирательства, под конец не сдержался. Закрывая процесс, он неожиданно обратился к главному обвиняемому, приговоренному к пожизненному заключению, со словами: «Марк Дютру, вы все же выбрались из этой истории с меньшими потерями, чем ваши жертвы. Мы не забудем об этом».

Суд – это суд. После 8 лет сумбурного следствия Бельгия провела его публично и честно. Но это не значит, что страна забудет о том, как отнеслись к ней чиновники. Или о том, что она способна выходить на «белые марши», когда хочет выразить недоверие властям.

Автор – главный редактор «Нового журнала».




Монстр из Шарлеруа сел пожизненно
Как оградить детей от интернет-домогательств

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: