Главная / Газета 29 Апреля 2004 г. 00:00 / В мире

Не в нашу пользу

Москва дала «добро» на расширение ЕС

БОРИС ВИНОГРАДОВ

Наступающий Первомай трудящиеся всех стран Евросоюза отметят по-ударному. В этот день количество членов ЕС увеличится с 15 до 25. В Брюсселе по такому случаю состоится парад. Событие, без всякого преувеличения, историческое – на европейском континенте появляется крупнейший в мире торговый блок с населением 450 млн. человек. Но для нас самое важное, что он вплотную примыкает к нашим границам.

Брюссель готовится к параду новых флагов.
Брюссель готовится к параду новых флагов.
shadow
Более того, этот блок отделяет Калининградскую область от остальной территории России. После расширения НАТО, которое состоялось месяц назад, мы еще раз убедились, что геополитические контуры Старого Света меняются быстро. Можно гадать, какие плюсы и минусы имеет это расширение для России, что мы выиграем и что проиграем. Пока об этом судить рано. Опытные аналитики говорят так: поживем – увидим. Ведь большинство деклараций, подписанных в ходе мучительных переговоров, носят весьма условный характер. В том числе и протокол о распространении соглашения о партнерстве и сотрудничестве от 1994 года (СПС) на неофитов, который подписали пару дней назад в Люксембурге министры иностранных дел России и Ирландии (страны, председательствующей в ЕС). Сергей Лавров признался, что данный документ не вызывает у него ни восторга, ни удовлетворения. Это лишь, сказал он, повод для разговора. А его коллега Брайан Коуэн вообще не понимает, зачем он был нужен, этот протокол. Ведь Литва, Латвия, Эстония и без него обязались не делать ничего такого, что могло бы вызвать неудовольствие Москвы. Очевидно, поэтому никак не мог взять из рук Лаврова папку ярко-красного цвета, перед тем как выпить шампанского. Звон бокалов означал, что переговоры завершены. По тому, как радовались участники, было видно: отмучились.

Итак, игра окончена. Радоваться или плакать? Счет, в общем-то, по игре. России теперь придется иметь дело с огромной махиной. В три раза превышающей ее по численности населения и в сотни раз по экономическому потенциалу. Сомнения в прочности этой конструкции под названием СПС и ее долговечности испытывают не только евроскептики. Ведь ничего подобного история международных отношений не знала. Большая разница в весе – признак неустойчивого равновесия. Но суть не в этом. Один из главных вопросов русской жизни «а что мы будем иметь?» по-прежнему остается. Все разговоры о том, что при расширении на Восток в Брюсселе учитывали интересы России, почему-то не принимаются на веру. Надо понимать, дискуссии еще будут, многое мы узнаем. Госдума должна ратифицировать люксембургский протокол, предстоит уточнить массу деталей и практических моментов по торговой и таможенной части…

Но одно ясно: дело сделано. Европейский поезд ушел точно по расписанию. Россия оказалась не в состоянии ни отменить, ни задержать отправление. Задача в том, чтобы извлечь уроки и приспособиться к новым условиям. Что касается адаптации, то тут наша дипломатия, надо отдать ей должное, преуспела. Она вовремя сменила тон, проявила гибкость и понимание текущего момента. В рекордно короткие сроки решила с Брюсселем ряд проблем, казавшихся еще вчера не решаемыми. Речь не только о квотах на сталь, зерно и текстиль. ЕС, кстати, и раньше признавал несправедливым вводить дополнительные ограничения на эти и другие товары российского экспорта только потому, что наши бывшие партнеры из Восточной Европы и страны Балтии вдруг стали членами элитного клуба. Остальное, указал Сергей Лавров, будет согласовано «в рабочем порядке». В частности, на саммите Россия–ЕС, который соберется в Москве 21 мая.

Но что касается уроков, то тут, как говорится, непочатое море работы. В том числе и работы над ошибками. Стоило ли вообще становиться в позу и посылать ультиматумы Брюсселю в виде «программы из 14 пунктов». Не далее как пару месяцев назад она рассматривалась как наш ответ спесивой Европе, в случае невыполнения которого мы грозились принять «адекватные меры». Помним, как нервно реагировали на него Еврокомиссия и тот же Романо Проди, недавно приезжавший в Москву и обсуждавший определенные моменты этого ультиматума с Владимиром Путиным. Оставим в стороне таможню, квоты и транзит. Обратимся к иным пунктам – к положению русскоязычных граждан, например, или к визам. В полемическом смысле они куда интересней, а в политическом – гораздо важнее.

Москва не смогла настоять на том, чтобы они нашли конкретное отражение в подписанных документах. Там нет вообще упоминания о наших соотечественниках в Прибалтике, или, как их там называют, «негражданах». Есть лишь общие нотации и пожелания в области защиты прав национальных меньшинств. Наивно полагать, что теперь Европа будет заботиться о них больше, чем мать-Россия, которой, собственно, это и положено по штату. Между тем наш министр, видимо, пребывает в полной уверенности, что отныне ЕС прекратит беззакония и произвол по отношению к русским жителям Латвии и Эстонии. Еврокомиссия и Европарламент по своей природе – консервативные учреждения. Вряд ли они будут менять привычки после вступления новых членов. И уж точно не потеряют интерес к ситуации в Чечне.

На что рассчитывает МИД РФ, непонятно. Отвечая на этот вопрос, Сергей Лавров, однако, заметил: «Теперь это проблема всей Европы». При этом вздохнул облегченно. Брайан Коуэн лишь кивнул головой и криво улыбнулся.



ЧТО БУДЕТ С ЭКОНОМИКОЙ РОССИИ ПОСЛЕ РАСШИРЕНИЯ ЕС?

Алексей МУХИН, генеральный директор центра политической информации:
– Расширение ЕС скажется на нашей стране не так сильно, как, например, расширение НАТО. Я бы даже сказал, что увеличение состава этого союза пойдет на пользу российской экономике, поскольку курс президента сейчас направлен на сближение с Европой, с которой мы на более короткой ноге, чем с Америкой. Дело в том, что после вхождения ряда стран в ЕС правила вступления в этот союз смягчатся и унифицируются, что еще на несколько шагов приблизит нас к Европейскому союзу. Более того, увеличение состава ЕС будет способствовать распространению евро как единой валюты. Для нашей страны это положительный момент, который избавит российскую экономику от чрезмерной долларизации.

Сергей ПРИХОДЬКО, заведующий лабораторией внешнеэкономической деятельности Института экономики переходного периода:
– Глобальных последствий для российской экономики от расширения ЕС не будет. В положительную сторону могут измениться таможенные ввозные пошлины на некоторые товары. Сейчас многие из них выше, чем в Европе, а после вступления в союз страны-импортеры должны будут уменьшить их в соответствии с требованиями ЕС. Правда, на ряд товаров пошлины могут быть повышены. Больше всех в этой ситуации «пострадает» Калининград, который оторван от нашей территории. Он будет играть роль некоего анклава в ЕС. Поскольку Литва туда вступит, провоз всех товаров через Калининград потребует определенных финансовых затрат с российской стороны, связанных с оформлением груза, получением сертификатов и т.д.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: