Главная / Газета 19 Февраля 2004 г. 00:00 / В мире

Белые рабы на Черном континенте

Экипаж очередного российского судна стал заложником Африки и чиновничьего равнодушия

САИД БИЦОЕВ, ВАЛЕРИЙ ГРОМАК, МОСКВА – КАЛИНИНГРАД

Вчера в Калининград пришло драматическое сообщение из Африки. Девять членов экипажа рыболовного траулера «Сатурн», стоящего на приколе в ангольском порту Луанда, оказались под открытым небом. Они ночуют на пирсе, голодают. У моряков нет денег, чтобы вернуться на родину, ставшую для них чужой…

Наших моряков за границей родное государство не защищает.
Наших моряков за границей родное государство не защищает.
shadow
Сообщение об этом стало последней каплей, переполнившей чашу терпения российского профсоюза моряков. Как сообщил «Новым Известиям» председатель профсоюза Игорь Павлов, он и его коллеги обратились с письмом в комитет Госдумы по труду и социальной политике и предложили провести тотальную проверку обстоятельств, по которым российские экипажи один за другим терпят бедствие за границей. Профсоюз требует, чтобы к этой проверке подключились Генеральная прокуратура РФ, Госкомрыболовства и Минтруда. По мнению авторов письма в Госдуму, одним морякам, оказавшимся, по сути, бомжами на чужих морских просторах, без помощи государства не справиться.

«Новые Известия» не раз писали о том, как страна бросает моряков на произвол судьбы. Мы рассказывали о трагической истории экипажа дальневосточного танкера «Аргунь», капитан которого вернулся на родину в цинковом гробу. Месяц назад «НИ» рассказали о драматической истории российского судна «Сарданелла», арестованного властями Сьерра-Леоне за долги.

Экипаж траулера по вине нанимателей остался без работы и без денег. Вначале они пытались найти поддержку у коллег с российских судов, прибывающих во Фритаун. Они обессилели от голода, почти все переболели малярией. Промучившись некоторое время, моряки обратились за помощью к представителям Международного Красного Креста, после чего на родине стало известно о бедах российского экипажа.

«Этот случай, конечно же, далеко не единственный, – заявил вчера «Новым Известиям» председатель российского профсоюза моряков Игорь Павлов. – Во многих портах Черного континента сегодня простаивают наши экипажи, оставшиеся без работы. Моряки, нанимаясь на работу, зачастую оказываются совершенно беззащитными перед произволом нанимателей. Профсоюз также не имеет возможности им помочь. Можно обратиться в суд, даже выиграть процесс, но нельзя арестовать судно, плавающее у Африканского континента. Местные власти не обязаны принимать к производству наши обращения».

Тяжелую ситуацию с российскими экипажами за границей демонстрирует история российского рыболовецкого судна «Муссон», бороздящего океан под флагом Белиза. Корабль находился на ремонте, когда из Калининграда к берегам Мавритании вылетели российские моряки. Им пообещали, что буквально через месяц он войдет в строй. Но это время растянулось на полгода.

В мае прошлого года «Муссон» вышел на промысел. Уже к середине сентября экипаж выловил 2 тыс. 300 тонн рыбы. Выполнив задание и сделав хозяину прибыль в несколько млн. долларов, «Муссон» встал на рейде мавританского порта Нуадибу. Руководство пообещало тут же выплатить честно заработанные деньги и отправить моряков домой. Отъезд отложили на неделю. Затем на две. Потом на два месяца. А 9 декабря мавританские власти арестовали судно за долги по иску фирмы «Данфорд Трейдинг», которая так и не дождалась возврата кредитов от предыдущего владельца «Муссона». У экипажа закончились продукты питания, а само судно превратилось в плавучую тюрьму. Им даже не разрешают отправлять телеграммы на родину.

«Пятого февраля нам сообщили, что кораблем начал заниматься мавританский трибунал, – рассказывает жена одного из моряков «Муссона» Лариса Шпаковская. – Такое отчаяние и безысходность навалились. Вот уже пятнадцатый месяц мой муж на этом проклятом «Муссоне», а я с двумя детьми не знаю, как выживать».

По словам Вадима Мамонтова, председателя Калининградской организации профсоюзов моряков, если какой-либо траулер и ходит под российским флагом, это вовсе не означает, что он что-то приносит в госбюджет. Обычно оператор судна (он же судовладелец, он же грузовладелец и работодатель) – персона из оффшора. «Наша юридическая казуистика боком обходится всему плавсоставу, – рассказывает Мамонтов. – Зарплата задерживается или вовсе не выплачивается, а экипажи бросают вместе с плавучим старьем где-нибудь в Африке. Или, не дай Бог, возвращают тело бывшего моряка в дешевом гробу без какой-либо компенсации».

Почти семь лет прожил в Анголе капитан траулера «Отрог» Сергей Суворов, который время от времени присылал на родину телеграммы следующего содержания: «Нет продуктов, пресной воды, медикаментов... Судно обесточено. Если найдем где-то продуктов, готовим на костре. Африканские болезни одолели. В госпиталь не принимают: надо платить. Не выдержав такого состояния, многие члены экипажа покинули судно. Из 62 человек нас осталось только семеро. От малярии и голода умер старший механик А. Чернов...».

Пять месяцев провел в Гвинее-Биссау экипаж судна «Переславск». «Я в море хожу 26 лет, работал долго у берегов Анголы, но в такую ситуацию попал впервые, – рассказывает «Новым Известиям» капитан корабля Владимир Заверяхин. – Хозяин «Переславска» обрисовал мне радужные перспективы. Мы заключили контракт на семь месяцев и ушли ловить рыбу к берегам Гвинеи. Каждому выдали по 200 долларов. У берегов Гвинеи взяли на борт троих местных матросов и наблюдателя (такое правило), разведали район. Рыбы там достаточно, начали работать. И вдруг команда – «стоп». У причала мы простояли несколько дней. А потом меня и капитана другого судна арестовали, посадили в тюрьму. Правда, как таковой тюрьмы в Биссау нет. Ее заменяет обыкновенный сарай с глиняным полом. Как выяснилось, арестовали нас из-за неуплаты денег гвинейским морякам. Через четыре часа разобрались, что нашей вины в том нет, что хозяин и нам не платит, после чего выпустили. А затем начались настоящие мучения…».

Обстоятельства, в которые попадают российские моряки, часто приводят к непредсказуемым последствиям. Вот информация консульского отдела посольства РФ в Анголе о положении дел на некоторых российских судах: «Требуя задержанную зарплату, старший механик и матрос судна «Нефритовый» затеяли ссору с остальными членами команды, взломали дверь в каюту капитана, выпили все имеющееся там спиртное и, спустившись в трюм, стали угрожать затоплением судна, а затем открыли кингстоны. Только вмешательство специалистов дока не позволило кораблю лечь на киль, увлекая за собой два пришвартованных испанских судна…». «…Только что списанный за недостойное поведение с траулера «Измайлово» и принятый на «Нефритовый» российский гражданин скончался от токсического шока, выпив по ошибке формалин. Руководство компании-оператора «Семар», ссылаясь на то, что покойный ни дня не проработал на судне и умер по собственной неосторожности, категорически отказалось заниматься оплатой расходов и оформлением отправки его тела в Россию…».

Права «белых рабов» в Африке, оказавшихся здесь по вине недобросовестных владельцев, защищают лишь профсоюз моряков и международные адвокатские бюро, но не родное государство, как это принято во всем цивилизованном сообществе. Страна, по мнению адвокатов, лишь ставит палки в колеса. В прошлом году вступил в действие новый Гражданско-процессуальный кодекс, статья 28 которого гласит: «Иск к организации подается в суд по месту нахождения организации». Если раньше можно было наложить арест на имущество недобросовестного судовладельца в любом российском порту, то теперь благодаря закону можно благополучно адресовать недовольных в какой-нибудь оффшор или на Черный континент. Не решен также вопрос, за чей счет должны быть репатриированы моряки в случае форс-мажорных обстоятельств. Отсутствует в стране и система лицензирования трудоустройства граждан РФ за границей.


Опубликовано в номере «НИ» от 19 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: