Главная / Газета 26 Декабря 2003 г. 00:00 / В мире

Без курантов

Все больше россиян хотят встречать Новый год не дома

Новый год в России всегда считался праздником семейным, домашним. Но в последнее время становится все больше тех, кто не хочет 31 декабря слушать бой курантов на Спасской башне, есть «Оливье» и подпевать Жене Лукашину из «Иронии судьбы…». Народ потянулся за границу. Благо возможностей для этого сейчас предостаточно: и турфирмы на все лады воспевают прелести «Кристмаса», и визу получить не очень сложно, да и безвизовых стран хватает. Наиболее популярные новогодние маршруты в этом году такие же, как всегда, – Европа, Кипр, Таиланд. Всюду путешественников встречают по-своему.

Так ослепительно красивы все рождественские базары в Европе.
Так ослепительно красивы все рождественские базары в Европе.
shadow
В Таиланде вас помоют
Елена ОГНЕВА

Любителям экзотики Таиланд предлагает встретить Новый год два раза и в качестве поздравления получить по голове воздушным шариком, наполненным водой.

Первый раз Новый год тайцы, как и во всем мире, встречают в ночь на 1 января. Второй согласно местным традициям – с 12 по 15 апреля. Весенний Новый год или, как его называют здесь Сонгкран, отмечается в стране повсеместно и с большим размахом. Главная составляющая торжества – вода, которая, как полагают тайцы, смывает все лишнее и приносит человеку обновление. Так, ритуальное мытье рук в дни Сонгкрана символизирует очищение духа. В первый день весеннего Нового года люди посещают храмы, где наблюдают ритуальное омовение Будды (собравшиеся льют воду на украшенную цветами статую божества). Затем по всему Таиланду начинаются невероятной красоты карнавалы, парады и уличные шествия. Все поливают друг друга водой или забрасывают встречных прохожих воздушными шариками, наполненными водой. Важно помнить, что обливание водой во время Сонгкрана – это своеобразное пожелание счастья и благополучия. В этом по крайней мере глубоко убеждены местные жители.



На Кипре культ еды
Ольга КРАВЕЦ

Остров Афродиты (Кипр) Новый год и Рождество встречает весело и шумно. Туристам из Европы и России, не желающим изменять своим традициям, лучшего места для празднования не найти. Здесь и в ресторанах гуляют, и фаршированную индейку дома готовят и, что особенно приятно российским гостям, на следующий день после торжества доедают оставшиеся салаты и пироги.

Киприоты отправляются на центральные площади и торговые улицы своих городов – слушать рождественские песни, покупать подарки и пить кофе под открытым небом. Когда заходит солнце, на улицах зажигаются фонари и гирлянды. Каждая мэрия изо всех сил старается перещеголять соседей нарядами своих улиц.

Среди такого великолепия работа, естественно, уже не спорится – с 24 декабря офисы вымирают. Интересно, что раньше киприоты предпочитали устраивать застолья 25, но, подражая остальным европейцам, начинают веселиться на день раньше. Но все же Рождество здесь, даже несмотря на то, что многие фирмы и устраивают для своих сотрудников своеобразные балы в дорогих ресторанах, – тихое домашнее торжество, немыслимое без огромной фаршированной индейки.

К накрытому столу возвращаются 31 декабря. В этот день магазины открыты допоздна, но люди спешат домой, не останавливаясь у витрин – они не только заранее приобрели, но уже успели вручить друзьям, любимым и родственникам большинство подарков на Рождество.

Но новогодняя ночь все же главная. Дети с нетерпением ждут местного Деда Мороза, которого зовут Василий. К нему обращены их традиционные песни-просьбы: «Святой Василий, где ты? Приходи, Святой Василий, счастье подари, исполни все мои желания!» В честь него назвали и новогодний пирог Василонит, внутрь которого кладут завернутую в фольгу монетку. Тому, кому она достанется, повезет в наступающем году.

Вообще еда – это главная тема праздника на Кипре. Щедрые хозяйки подают гостям макароны с соусом бешамель, картошку с мясом, целого поросенка; еще до праздников они пекут курабье и очень сухие кексы – их можно хранить целый год – с сухофруктами и миндалем. Съесть все приготовленное за одну ночь обычно не удается, поэтому на следующий день принято возвращаться в тот дом, где ты провел первые часы наступившего года, чтобы помочь хозяевам расправиться с оставшимися после праздника вкусностями.

Здесь привыкли угощать не только званых гостей. Существует поверье, что с Рождества и до Крещения в домах бесчинствуют духи-безобразники, или каликанцари. До того как они появляются на острове, нужно закрыть все окна и двери, а на крышу положить пряники и колбаски: если верить легендам, шалуны перепрячут всю одежду в доме, свяжут шнурки у ботинок, переведут стрелки часов.

В каликанцари играют и местные журналисты – уже который год в новогоднюю ночь они разыгрывают соотечественников в передаче «Скрытая камера». И хотя практически каждый житель Кипра считает своим долгом ругать телевизионщиков за отсутствие воображения, в эту ночь телевизор здесь не выключают: как и для россиян, для киприотов местный «голубой огонек» – святое.

Отвлечь их от экрана можно, только предложив сыграть в карты. Под Новый год за колоду берутся даже те, кто не любит азартные игры.

Здесь ревностно относятся к своим традициям и с трудом привыкают к чужим, до сих пор здесь не носят карнавальные костюмы, не взрывают фейерверки; не увлекаются люди и восточным гороскопом. Но все же никого не удивляет, если из сувенирной лавки доносится мелодия Jingle Bells – на Кипре живут не только дружелюбные, но и предприимчивые люди.



В Кельн, в Средневековье
Алекс РАКОВИЦАН, Кельн

Немцы известны своей любовью к рождественским и новогодним ярмаркам, на которых можно не только купить абсолютно все, но еще и прекрасно провести время. Базары работают по всей стране, но самый интересный в этом году расположился в Кельне.

Вход сюда стоит три сребреника. Курс такой монеты к евро – один к одному. При входе посетителей встречают двое громадных детин с деревянными мечами. Длина мечей –1,38 м. Всех, кто ростом ниже этой отметки, пропускают бесплатно и без очереди. Продавцы, зазывалы, музыканты и массовики-затейники красуются в нарядах времен Айвенго: долгополые одеяния, загнутые кверху остроносые штиблеты.

В палатке с деревянными игрушками и шутовскими погремушками торгует дама, которая, похоже, и вправду живет в XIV веке. На журналистов смотрит как на инопланетян, с неподдельным интересом расспрашивая, что такое газета, а микрофон называет костью.

Кого здесь только нет: и торговцы пушниной, и разговорчивая шляпница, и гадалка... А вот кузнец Ханнес, он весь в работе. Подмастерье подбрасывает хворост в жаровню, ногами раздувая лежащие на земле мехи, сильно напоминающие тренажер для ходьбы. Только что мастер выковал скальпель для вскрытия чумных язв. «На его ковку уходит тридцать секунд, а стоит он тридцать серебряных гульденов», – рассказывает кузнец.

Внезапно морозный воздух разрывает звук горна. Это кукольник по имени Якоб дудит в герольдскую трубу, зазывая людей к своей кибитке, где он дает поучительный спектакль «Герой Персиваль». Персонажи – рыцари, перезревшие красавицы, кони и, конечно, драконы. Импровизированный театр Якоба – это ширма, за которой он манипулирует куклами, говоря при этом на разные голоса за всех персонажей.

После назидательного финала подхожу к запыхавшемуся Якобу. «Всего в моем репертуаре пять спектаклей, – рассказывает он, – некоторые играю один, другие – с партнерами». Кукловод все делает сам: мастерит куклы, рисует декорации. Утверждает, что на подготовку одного спектакля уходит четыре-пять месяцев.

«Наша задача – сохранение и возрождение средневековой культуры и вымирающих традиций. Такие рынки позволяют людям практиковать ремесла и при этом зарабатывать себе на жизнь», – объясняет бородатый Виночерпий в шляпе с перьями. В его таверне можно выпить чего-нибудь покрепче, а в свободное от черпания время Франк Зэнгербуш работает директором рынка.

Он советует мне подзаправиться «метом». «Этот напиток мы варим уже несколько веков, – рекламирует Виночерпий, – его рецепт прост – вода, мед и дрожжи. Концентрация готового продукта зависит от выдержки в дубовых бочках. Чем дольше, тем душистей». По вкусу русская медовуха, но пить надо разогретой.

Свою тягучую музыку заводит средневековый «девичник» – Filia Irrata . Набор инструментов – волынки, бубны, тамтамы и вполне современная ударная установка. Европейская средневековая музыка строилась не на гармонии, а, как у современных арабов, на заданном тоне, который зависит от настроения, времени дня или года. С латыни Filia Irrata переводится как «гневная дочь». После выступления интересуюсь у голосистых сестричек: «Против чего гневались?» Отвечают наперебой: «Против фининспекции! Против злых предков и мачех! Против грибка на ногах!»

Средневековье работает только до вечера. С наступлением темноты ярмарка закрывается, ее посетители расходятся по домам, чтобы прийти сюда на следующий день.



«Снегурочки» для финнов
Владимир ХОЗИКОВ, Коувола – Санкт-Петербург

Второй год подряд в декабре в финском городе Коувола высаживается женский десант из России. Желающих подзаработать дам привозит сюда русский эмигрант Василий Коровин.

«Все просто, – объясняет Василий. – Девушки не платят ничего. Им оформляют визы, организуют дорогу в Финляндию и обратно, обеспечивают стол и кров. Приезжают двадцать четвертого декабря утром, вечер и ночь – праздник. Потом день отдыха и по домам». Бремя расходов ложится на местных кавалеров, каждый из которых выкладывает за право провести сочельник и Рождество в женском обществе по 250 евро. Традицию приглашать на праздники русских женщин заложили финские лесорубы из шведского городка Пайала, что на границе с Финляндией. Отчаявшись найти подруг среди соотечественниц, они обратили свои исполненные тоски взоры на другую сторону границы. И обнаружили там горячее желание крепить дружбу народов.

О праздниках в Пайале Василий узнал из газет. Прочитав о лесорубах, Коровин решил заняться нестандартным предпринимательством. «В Финляндии много холостяков, а русские женщины считаются очень привлекательными, – говорит Василий.

Основной поставщик снегурочек для финнов – Ленинградская область. Близко от границы. Но, несмотря на большое желание россиянок подзаработать, проблем у Коровина хватает. Организовывать специальный рейс для всех участниц веселья он не рискует. С финскими пограничниками и таможней договориться невозможно – сочтут собравшихся в гости пассажирок банальными жрицами любви и развернут автобус.

Нелегко найти и подходящее место для мероприятия. Рождество для абсолютного большинства финнов – святой семейный праздник. Закрываются не только офисы, магазины и предприятия, но и гостиницы. Но Василий нашел холостого владельца кемпинга. «Хозяин сам будет праздновать с нами, – говорит Коровин.

В этом году за несколько дней до Рождества ударили морозы, началась пурга. В считанные часы навалило снега столько, что даже поезда запаздывали на час-полтора, ожидая, пока расчистят пути, – невиданное для Финляндии дело. Однако Василий был совершенно спокоен: «Я заранее взял в аренду трактор со снегоуборкой. Будет надо, сам сяду и расчищу дорогу».



«Русские на Новый год едят борщ и просо»

Туристы, встречающие Новый год в западных странах, всегда знают, что их ждет – Санта-Клаус, елка, индейка, подарок. А вот те немногочисленные американцы, которые решают приехать в конце декабря в Россию, оказывается, считают себя экстремалами.

Представление граждан других стран о том, как мы встречаем Новый год, оказалось весьма любопытным и совершенно далеким от действительности. На американском новогоднем сайте www.santas.net размещены рассказы о том, как отмечают этот праздник в разных странах мира. О России написано буквально следующее: «Русские в новогоднюю ночь едят рыбу, свекольный суп, который они называют борщ, блюдо из капусты и просо, сухофрукты и многое другое». Кроме того, иностранцы, судя по всему, считают, что Новый год и Рождество мы отмечаем в один день, поскольку в ночь на 1 января мы целыми семьями идем в церковь, где украшенные гирляндами и игрушками стоят елки. Что касается традиционных новогодних персонажей, то их у нас двое: дедушка Мороз и бабушка. Под последней, видимо, подразумевается Снегурочка. В представлении американцев она персона преклонных лет и, согласно никому не известной легенде, всю жизнь ходила по домам в поисках Иисуса, который должен был вылечить ее от какой-то смертельной болезни. Бабуля раздавала подарки детям в домах, где она останавливалась. Иисуса она, правда, не нашла. «Но с тех пор сопровождает Деда Мороза и вручает детям новогодние подарки», – написано на сайте. То, что наша Снегурочка на самом деле внучка Деда Мороза, составителям сайта и в голову не приходит.

Елена ОГНЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: