Главная / Газета 18 Декабря 2003 г. 00:00 / В мире

Игорь Гиоргадзе

«Я попрошу защиты у народа»

После того как Игорю Гиоргадзе отказали в регистрации в качестве кандидата в президенты Грузии, в Тбилиси не прекращаются манифестации его сторонников. Нашему обозревателю Сергею БУНЕЕВУ удалось поговорить с опальным политиком по телефону.

Экс-глава КГБ Грузии в любом случае намерен вернуться на родину.
Экс-глава КГБ Грузии в любом случае намерен вернуться на родину.
shadow
– ЦИК Грузии отказалась зарегистрировать вас кандидатом в президенты на том основании, что вы не проживаете в стране последние два года. Вас это удивило?

– Решение ЦИК в отношении меня было прогнозируемым. И не потому, что там какие-то юридические вопросы не были отрегулированы, а потому, что те, кто сейчас в Грузии временно находится у власти, – продолжатели политики Шеварднадзе. Являясь его противником, я автоматически становлюсь и их врагом. То, что решение это было политическим, а не юридическим, практически подтвердил глава ЦИК Грузии Зураб Чиаберашвили. Выйдя к людям, которые проводили митинг в мою поддержку, он сказал, что против меня ничего лично не имеет, и показал рукой в сторону канцелярии, где пока еще находится эта троица (Саакашвили, Жвания, Бурджанадзе. – Ред.). Естественно, я обжалую решение в суде. Мы уже подали протест, и его будут рассматривать 18 декабря. Правда, известно, что у суда уже есть готовое решение. Понятно, какое. Все развивается по тому же сценарию, что и в 1999 году, когда меня не допустили до парламентских выборов.

– Я знаю, что у вас есть домик в Южной Осетии, где вы постоянно прописаны. То есть юридически эмигрантом не являетесь?

– Так глубоко «бархатный» триумвират вопрос не прорабатывал. Они послали милиционеров по адресам моих родственников, установили, что меня там нет, и, по их мнению, этого было достаточно, чтобы отказать в регистрации. Хотя основным моим аргументом является не то, что они меня не допускают к выборам по антиконституционному закону 1999 года, вводящему двухгодичный ценз оседлости для кандидата. Его еще прозвали «антигиоргадзевским», потому что он принимался под меня и распространялся только на меня. Мы апеллируем к международному праву. Дело в том, что сейчас этот закон рассматривается в Конституционном суде Грузии на предмет его конституционности, а значит, и действие его до вынесения решения приостанавливается. Юридически мы правы, но в Грузии это давно ничего не значит. Апеллировать к демократическим нормам бесполезно. Поэтому в конце юридического пути мне придется, видимо, напрямую обратиться к народу. Пока буду до конца использовать все юридические возможности, а если ничего не получится, приеду в Грузию и буду просить защиты и поддержки у своих сторонников. А это 280 тыс. человек, уже поставивших свои подписи в подписных листах, т.е. десятая часть электората республики. Пора уже покончить с политическими гонениями на меня.

– Но к выборам вас все равно не допустят?

– И что? Сами выборы под вопросом, а их легитимность даже обсуждению не подлежит. Они нелегитимные. Простая арифметика: Аджария до сих пор настаивает на том, что не будет участвовать в выборах, Южная Осетия и Абхазия – де-факто отделившиеся части Грузии. Таким образом, три автономии в выборах не участвуют. Я знаю, что еще три территории собираются их бойкотировать. О своем неучастии заявили несколько партий, причем парламентских. Значит, из 2 млн. 800 тыс. граждан, составляющих электорат Грузии, только 1 млн.700 тыс. могут теоретически пойти к урнам. Из этой части не меньше 1 млн. находится за границей. Правда, это обстоятельство нынешние власти не смущает: председатель ЦИК уже разговаривает с Саакашвили, как с будущим президентом. Исход «голосования» предрешен. Но у протестного электората остаются очень большие возможности оспорить легитимность и самих выборов и их результаты.


Опубликовано в номере «НИ» от 18 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: