Главная / Газета 6 Ноября 2003 г. 00:00 / В мире

Алейда Гевара

«Я выбираю революцию»

Светлана ГАМОВА

В Москву «по приглашению русских друзей» приехала дочь легендарного Эрнесто Че Гевары – Алейда. Ее приезд по времени совпал с обсуждением в ООН вопроса об экономической блокаде Кубы. Из 204 стран 179, в том числе и Россия, высказались за ее прекращение. Алейда Гевара, называющая себя не иначе как «дочерью кубинского народа», восприняла это почти как личную победу.

У дочери Че Гевары – принципы отца.
У дочери Че Гевары – принципы отца.
shadow
Пламенный революционер Эрнесто Че Гевара, соратник Фиделя Кастро, был первым кубинским руководителем, посетившим Советский Союз. Вместе с Юрием Гагариным он основал общество кубино-советской дружбы. Но за годы, прошедшие с момента развала коммунистического блока, многое изменилось в отношениях Москвы и Гаваны. Россия дружит с Евросоюзом (Путин уже второй раз в гостях у Берлускони), а кубинский лидер называет ЕС «группой старых колониальных государств, ответственных за работорговлю, грабежи и даже уничтожение целых народов». Восстанавливать утраченные связи и приехала Алейда Гевара. Она во всем следует традициям и заветам отца и надеется укрепить ставшие прохладными российско-кубинские отношения.

Алейда – старшая из четырех оставшихся в живых детей легендарного команданте. Она врач, живет на Кубе и сверяет жизнь по отцу. Об этом она рассказала корреспонденту «Новых Известий».

– Насколько хорошо вы помните своего отца?

– Собственных воспоминаний не так много, ведь я была совсем маленькой, когда он ушел в партизаны. Но я была окружена людьми, которые его очень любили. Одним из них была моя мать. Она оживляла воспоминания об отце и сделала так, что казалось, будто папа был рядом с нами. Мама и воспитывала нас на тех же принципах, которых придерживался он.

– Вам никогда не бывает обидно, что он посвятил свою жизнь революции, а не вам?

– Меня однажды спросили, что для меня важнее – революция или мои дочери, и я без колебания ответила: революция. Это при том, что я очень люблю своих дочерей и хочу, чтобы у них была та же радость мироощущения и то же чувство достоинства, что и у меня. Мой отец сделал то, что должен был сделать, и поступил правильно. Конечно, у нас, детей, было какое-то горькое чувство из-за разлуки с отцом, но оно возникало потому, что мы были слишком малы, чтобы пойти с ним. Скорее всего, это была досада на самих себя. И только.

Алейда замечает, что некоторые считают Че Гевару авантюристом.

– Отец, кстати, и сам об этом говорил. Но он был из тех авантюристов, которые жизнь отдают за то, чтобы это доказать. И теперь его имя – это знамя борьбы и достоинства.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: