Главная / Газета 9 Октября 2003 г. 00:00 / В мире

«Панда» тоже человек

Население Алайской долины живет по законам предков

Игорь РОТАРЬ

«Ты здесь совсем один, и, значит, по нашим законам – «панда», то есть пропащий, брошенный человек. Каждый горный киргиз обязан помогать «панда», – объясняет чабан Омурзак Кыртжыев, в юрте которого я пью чай на высокогорном пастбище в Алайской долине Киргизии.

Расположенная на высокогорном плато Восточного Памира, Алайская долина – один из наиболее труднодоступных и суровых по природным условиям районов республики. Высота над уровнем моря здесь более 3 тыс. м, поэтому даже в летнее время не редкость утренние заморозки. Альпийские луга и напоминающие лунный ландшафт каменистые пустыни – единственные пейзажи этих мест. Из-за высокогорья воздух в долине настолько разрежен, что у приезжих с равнины часто с непривычки случаются носовые кровотечения.

Жители более урбанизированных районов Киргизии смотрят на алайцев с чувством легкого превосходства. Горожане считают, что образ жизни горцев практически не изменился с девятнадцатого столетия. Например, алайцы считают позором торговать на рынке, поэтому на базарчиках в высокогорных селах продавцы только приезжие.

В свою очередь горцы не понимают выходцев с равнины. «Приехал я как-то в Ош (крупнейший город на юге республики. – Авт.). Посмотрел, как живут люди. Ужас: занимаются каким-то бизнесом, торгуют, попрошайничают. Иду по городу и вдруг вижу юрту. У меня даже на сердце потеплело – наконец-то поговорю с настоящим киргизом. Зашел в нее, а там винный магазин! Никогда больше в этот город не поеду. Его жители просто забыли, что они киргизы!» – жалуется мне Омурзак.

Богатство и статус человека в Алайской долине определяются количеством скота в его хозяйстве. В среднем семья имеет около 100 баранов, 5 коров и 10 лошадей. Прокормить такое обилие живности, не покидая село, просто невозможно. И каждый апрель алайцы гонят скотину на высокогорные пастбища, расположенные в нескольких десятках километров от их сел. Кочевой сезон длится до середины ноября. «Когда мы кочуем, то живем так же, как и наши предки. Деньги в горах нам просто не нужны. Теплая юрта, хороший конь да ружье, чтобы отбивать скот от волков, – вот и все, что нам необходимо», – говорит Омурзак.

В ноябре алайцы возвращаются домой. Они по дешевке продают приезжим бизнесменам часть скота и на эти деньги безбедно живут до следующего кочевого сезона. В это время в Алайской долине начинается сезон свадеб. Кстати, у алайцев не принято сватовство, и невест попросту крадут, как и в прежние времена.

Интересно, что в отличие от городских киргизов большинство которых недовольно изменениями, произошедшими после распада Советского Союза, алайцев вполне устраивают новые времена. «Теперь мы можем держать столько скота, сколько пожелаем. И никто не указывает нам больше, как вести хозяйство. А для настоящего киргиза это – главное в жизни», – рассуждают алайцы.

Алайская долина–Ош–Ташкент


Опубликовано в номере «НИ» от 9 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: