Главная / Газета 2 Октября 2003 г. 00:00 / В мире

Ханс-Фридрих фон Плётц

«Прошлое должно быть честно переосмыслено и понято»

Сергей БУНЕЕВ

Завтра Федеративная Республика Германия отмечает День единства. 3 октября 1990 года в 00 часов 00 минут разделенные в течение нескольких десятилетий восточные и западные немцы образовали единое государство – Федеративную Республику Германия. С тех пор ФРГ превратилась в одного из самых надежных партнеров России. О проблемах, стоящих перед немцами, об отношении к русским и о предстоящем российско-германском саммите с «Новыми Известиями» беседует чрезвычайный и полномочный посол ФРГ в РФ г-н Ханс-Фридрих фон Плётц.

Фон Плётц: между восточными и западными немцами сегодня разницы нет
Фон Плётц: между восточными и западными немцами сегодня разницы нет
shadow
– Господин посол, чем стал для немцев новый национальный праздник – День единства?

– Эта дата вызывает неоднозначное отношение немцев. С одной стороны, это, безусловно, праздник, с другой – повод для раздумий о будущем. Взгляд на это событие зависит от того, кто на чьей стороне был и чего достиг. Но эта дата прочно вошла в жизнь немцев. Многое получилось не так, как представляли себе люди и на востоке, и на западе. Но определенный путь к единству мы проделали.

– Значит ли это, что полное объединение пока не состоялось?

– В государственном смысле объединение завершилось 3 октября 1990 года, в экономическом плане – с момента введения единой валюты и создания единого экономического пространства. Что касается выравнивания уровня жизни в обеих частях Германии, то и здесь наблюдается серьезный прогресс. Самый чувствительный вопрос – менталитет. Проблемы были с людьми старше 45 лет, теми, кто входил в номенклатуру, кто верил в социалистические идеалы. Это серьезная духовная и моральная проблема... Молодым тоже пришлось переосмысливать жизнь и прошлое. Но что до сегодняшней молодежи, то, поскольку мой сын учился в Берлинском университете, я могу утверждать: в этой среде разницы между восточными и западными немцами практически нет.

– Переосмысление продолжается и сейчас. Сегодня, спустя 13 лет, многие по-прежнему требуют публикации архивов министерства госбезопасности ГДР, прежде всего досье на западногерманских политиков…

– Я считаю, что прошлое должно быть честно переосмыслено и понято, даже если это причиняет боль. Только так можно двигаться дальше.

– Наше совместное прошлое тоже непростое. Как все же относятся к русским в Германии?

– Несмотря на все сложности и проблемы прошлого, сегодня отношения между нашими странами лучше, чем когда бы то ни было. А ведь события могли бы развиваться и по-другому. Путешествуя по России, я заметил, что отношение к немцам тоже значительно изменилось в лучшую сторону. Вы знаете, что в следующем году в России будет проводиться Год немецкой культуры, и это замечательный повод для углубления и совершенствования наших отношений. Я надеюсь, что в Россию приедут тысячи немцев. Конечно, будут деятели культуры, бизнесмены. Но важнее, чтобы приехало как можно больше людей в рамках обмена между городами-побратимами, школами, институтами. Пусть будут футбольные матчи, танцы, разговоры за бокалом вина – все то, что делает жизнь прекрасной.

– Ну а с политической точки зрения, как вы оцениваете состояние российско-германских отношений и перспективы Екатеринбургского саммита, который начнется на будущей неделе?

– То, о чем мы до сих пор говорили, – тоже политика. Что до отношений, то они тесные и разносторонние. У нас самый большой обмен на уровне вузов и исследовательских институтов. Германия лидирует среди других зарубежных стран как торговый партнер России и инвестор. Через несколько дней начинаются российско-германские межправительственные консультации в Екатеринбурге. Это не просто встреча, а настоящая рабочая встреча на высшем уровне. С канцлером приедет почти половина Федерального правительства, очень представительная делегация бизнесменов, людей, которые действительно принимают решения в экономике.

– Ожидаются ли какие-нибудь прорывы на этой встрече?

– У нас такие динамичные отношения, что изменяется сама функция таких саммитов. Они очень конкретны. Что сейчас надо сделать, чтобы достичь продекларированной нами цели – создания единого экономического пространства между расширенным ЕС и Россией? Во-первых, создать условия для внутренней безопасности. Министры внутренних и иностранных дел обеих стран получили поручение: упростить процедуру получения виз, и прежде всего это касается молодежных поездок. Это ведь не только проблема для русских, желающих посетить Германию, но и для немцев, которые тоже часто сталкиваются с неоправданными сложностями при получении виз. Как можно стимулировать инвестиции, если въезд бизнесмена в страну становится проблемой? Я надеюсь, что министры представят в Екатеринбурге конкретные совместные предложения в этой области. Непосредственно связан с этим вопрос защиты паспортов от подделки.

Вот еще одна область, в которой мы будем все теснее сотрудничать. Германия сейчас активно участвует в борьбе с международным терроризмом и в восстановлении государственных структур в Афганистане. В Екатеринбурге будет подписано соглашение о транзите частей Бундесвера в Афганистан через российскую территорию. Для союзников это нормально, но если нет союзнических отношений, то такое событие экстраординарно и говорит о многом. Надеюсь, будет подписано соглашение о взаимном стимулировании изучения русского и немецкого языков. Осталось согласовать кое-какие детали, но в целом проект готов. Это важно, потому что сейчас 60-летние русские и немцы понимают друг друга лучше, чем 20-летние. Будет и новое соглашение по вузам и специальным учебным заведениям. Это лишь некоторые вопросы, которые будут решаться во время межправительственных консультаций.

– Какие проблемы в наших взаимоотношениях остаются нерешенными?

– Таких проблем немного, часть из них связана с преодолением прошлого. Мне кажется, важно с уважением относиться к солдатским захоронениям. Это нужно, чтобы лучше понимать друг друга, чтобы помнить о прошлом. Сейчас в берлинском Трептов-парке демонтируется знаменитый памятник советскому воину-освободителю. Он нуждается в срочной реставрации. Но к 60-летию окончания Второй мировой войны он снова займет свое место. Есть шероховатости в том, что касается компенсаций, выплачиваемых Германией бывшим подневольным работникам Третьего рейха. Деньги переводятся регулярно. Компенсация, возможно, неудачное слово. Но когда говорят, что никаких денег недостаточно, чтобы оплатить страдания, забывают, что даже эти суммы для многих пожилых людей – важное подспорье. Еще одна проблема из прошлого – реституция, возвращение перемещенных культурных ценностей. Тема эта на слуху, и я надеюсь, что проблема будет решаться по мере развития наших отношений.

– Европейское сообщество все чаще выступает как единая политическая сила. Какова роль российско-германских отношений в этом контексте?

– Торжества в Петербурге как-то заслонили результаты общеевропейского саммита в мае этого года. Там были определены четыре конкретные цели: единое экономическое пространство, единая внутренняя и внешняя безопасность, свободное перемещение людей, единое образование. Это, конечно, небыстрый процесс. Но хочу напомнить, что интеграция Европы началась 50 лет назад и все еще продолжается. Я думаю, что эти европейские цели лежат в основе динамики российско-германских отношений. В XXI веке контуры общеевропейского дома становятся все отчетливее. Задана очень высокая планка. Поэтому нельзя допустить, чтобы она упала и отдавила кому-нибудь ногу. Нам необходимы мужество, решимость, прагматизм, трезвый и поэтапный подход ко всем проблемам.


Опубликовано в номере «НИ» от 2 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: