Главная / Газета 23 Сентября 2003 г. 00:00 / В мире

Посреди войны

Живущие в Израиле черкесы не ссорятся ни с евреями, ни с арабами

Валентин БОЙНИК, Иерусалим
Выходцы с Кавказа уверены, что могут стать мирными посредниками в ближневосточном конфликте.
Выходцы с Кавказа уверены, что могут стать мирными посредниками в ближневосточном конфликте.
shadow
На фоне вновь набирающего обороты ближневосточного противостояния, кажется, в регионе уже не осталось людей, принципиально не встревающих в этот конфликт. Но это только на первый взгляд. Израильские черкесы не только не встают ни на одну из сторон, а, напротив, могут оказаться посредником, который помирит палестинцев и израильтян.

О том, что в Израиле существует довольно значительная черкесская диаспора, я впервые узнал в Нальчике в 1991 году на местном стадионе во время митинга памяти жертв Кавказской войны 1817–1864 гг. Эта война была одной из самых продолжительных и кровопролитных в истории человечества. Ее результатом стало не только завоевание русским царизмом Чечни, Горного Дагестана и Северо-Западных районов Кавказа. Тысячи людей покинули свои дома. Часть из них оказалась на территории Палестины, которая после воссоздания государства Израиль в 1948 году вошла в его состав. Последний посол Советского Союза в Израиле известный журналист-международник Александр Бовин в своей книге «Пять лет среди евреев и мидовцев» писал: «...Черкесами называют всех, кого царская власть выкинула с Кавказа в XIX веке».

Вдобавок к этому Оттоманская империя, долгое время владевшая огромными территориями, включая Балканы и Средний Восток, не очень доверяла местному населению – славянам в Болгарии и Сербии и арабам на Ближнем Востоке. Поэтому турки пытались заселить эти земли выходцами с Кавказа.

В Израиле черкесы (примерно 4 тыс. человек) живут в двух селах на севере страны – Рахания и Кфар-Кама. Они мусульмане-сунниты и в первые годы существования израильского государства на действительную военную службу не призывались. Однако в 1957 г. лидеры общины обратились к правительству с просьбой разрешить молодежи служить в ЦАХАЛе – Армии обороны Израиля. Служить черкесов пустили, но только юношей. Девушек-черкешенок по-прежнему не призывают. Потомки кавказских переселенцев считаются отличными солдатами. Их отправляют в основном в пограничные войска.

Черкесские деревни не вошли в туристические маршруты. И понятно – не привыкли горцы выставлять свою жизнь напоказ. Однако черкесы, оторванные от кавказских хребтов, не забыли традиционное кавказское гостеприимство. В селении Кфар-Кама, расположенном в Галилее, на родине Иисуса Христа, у подножия горы Фавор, меня и еще нескольких журналистов, аккредитованных в Израиле, ждал не только ломящийся от яств стол. Нас приветствовал Адыгский (черкесский) национальный ансамбль. Выяснилось, что здесь проходил ежегодный фестиваль адыгской музыки и танца.

Села черкесов благоустроены, к ним подведены отличные дороги, у жителей просторные дома, школы и больницы оборудованы не хуже тель-авивских. Старейшины Кфар-Кама пояснили, что из бюджета на нужды их селения ежегодно выделяется 5 млн. шекелей (около 1,5 млн. долларов). Нынешнее поколение израильских черкесов получило возможность поддерживать связь со своими соплеменниками на Северном Кавказе. Главный редактор нальчикской газеты «Адыге псалыэ» Мухаммед Хафица написал книгу «Черкесы в Израиле», в которой обращает внимание на тот факт, что израильские горцы «выгодно отличаются» от соплеменников в других странах, ибо прикладывают огромные усилия для сохранения своей самобытности. Дети здесь начинают обучение на родном языке. Иврит, арабский и английский изучаются как иностранные. После окончания шестилетней начальной школы юный черкес или черкешенка могут продолжать обучение, выбрав в качестве основного языка иврит или арабский.

Израильские черкесы прекрасно уживаются и с евреями, и с арабами. Почему? Вопрос непростой, если учесть, что палестино-израильский конфликт нередко рассматривается, как противопоставление иудеохристианского и мусульманского мира. По мнению Ахмада Пери, израильского черкеса, дослужившегося до генеральского чина в ЦАХАЛе, «ближневосточное противостояние нельзя трактовать с религиозных позиций». «Просто два народа претендуют на одну землю, – говорит Тери. – Если бы мы, черкесы, такие же мусульмане, как арабы, попытались создать на этой земле независимую Черкесию или Адыгею, нас немедленно посчитали бы своими врагами и арабы, и евреи». По мнению генерала, «арабы и евреи уважают черкесов, которые весьма законопослушны и требуют такого же законопослушания от других». Директор школы в Рахании Адида Шаружа считает, что у евреев и черкесов сходные судьбы, ибо «сыны и дочери наших народов рассеяны по миру». Шаружа уверен, что народы с одинаковой судьбой никогда между собой не враждуют.

Но самую интересную позицию в этом вопросе занимает симпатичная девушка Шошана Фалеева, бывшая жительница Майкопа (Адыгея). Ее отец черкес (правда, российский), а мать горская еврейка. Шошана полагает, что черкесы в Израиле – это перст Всевышнего. Добрососедские отношения евреев и черкесов, с одной стороны, и такие же отношения арабов и черкесов – с другой, должны послужить примером того, как прекрасно могут уживаться евреи и мусульмане.




Опубликовано в номере «НИ» от 23 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: