Главная / Газета 22 Сентября 2003 г. 00:00 / В мире

Большой сбор

300 экспертов не знают, как бороться с расползанием ядерного оружия

Сергей БУНЕЕВ, Олег ГУЩИН

В Москве в субботу закончилась Вторая Московская международная конференция по нераспространению оружия массового уничтожения (ОМУ), собравшая свыше 300 экспертов из 38 стран мира. Крупнейший в Европе форум такого рода не принял, однако никаких итоговых документов.

Главное звучало за «кулисами». Заместитель Генсека ООН Нобуясу Абе на обеде в «Метрополе»
Главное звучало за «кулисами». Заместитель Генсека ООН Нобуясу Абе на обеде в «Метрополе»
shadow
В центре внимания участников конференции были два вопроса: что делать со странами, неприсоединившимися к Договору о нераспространении ядерного оружия и имеющими свои военные ядерные программы, и как предотвратить попадание ОМУ в руки террористов. Эти темы волнуют прежде всего Соединенные Штаты и Россию, что и определило выбор места проведения форума и спонсоров мероприятия. Правда, пословица «кто платит, тот и заказывает музыку» на конференции не оправдалась. Эксперты говорили о проблемах, стараясь не наклеивать ярлыки и избегать полярных оценок. В большинстве докладов звучала обеспокоенность политикой США по отношению к неугодным им режимам, буквально толкающая некоторые страны к получению собственного ОМУ.

Постоянный представитель Франции на конференции по разоружению в Женеве Франсуа Ривассо в беседе с «Новыми Известиями» так оценил складывающуюся в современном мире ситуацию: «Все старые договоры полезны, но недостаточны. Сейчас нужны новые инструменты, новые подходы. Мы договорились о том, что необходимо использовать все возможные способы: побуждение, кооперацию, устрашение. Для многих получение ядерного оружия – это попытка защитить себя от изменения и навязывания политического строя извне. На такие вызовы мы должны отвечать по-новому. Мы должны убеждать, что нераспространение – это выгодно. Надо сделать нашу политику привлекательной».

Конференция не приняла никаких итоговых документов, да и вряд ли это было бы возможно при таком различии подходов к проблемам. На вопросы «НИ» о задачах конференции ответил один из ее организаторов, директор Центра политических исследований Владимир Орлов.

– В чем смысл таких больших мероприятий, если из-за обилия докладчиков нет даже времени для подробных дискуссий?

– Главное, что люди неформально пообщались и в отличие от официозных конференций смогли в кулуарах за кофе найти какие-то компромиссные решения и выходы. Это может быть вопрос с Ираном, это может быть вопрос российско-американского сотрудничества.

– Договор о нераспространении уже безнадежно устарел? Что должны будут рассматривать участники Договора в 2005 году?

– Существует договор, подписанный в 1968 году, он бессрочный. Никто его закрывать, аннулировать, пересматривать не собирается. Это тот редкий случай, когда 10 маленьких статей защищают мир от распространения ядерного оружия. Если бы не было соглашения, мы бы имели сейчас 40 ядерных государств или около того. Договор до сих пор работает прекрасно, и необходимости в его ревизии нет никакой. А в 2005 году мы собираемся рассмотреть вопрос о повышениии его эффективности.

– А так ли страшно, если бы мы имели 40 государств, которые удерживали бы друг друга от некорректных шагов?

– Я думаю, страшно, потому что это были бы государства с разной степенью ответственности. И если СССР и США в свое время действительно сдерживали друг друга, то не все даже сейчас готовы к этому. Увеличение числа ядерных государств в мире привело бы не к большему порядку, а к хаосу.

– Но ведь, например, в случае с Ираком мировое сообщество не смогло уберечь его от военного вторжения государства, кстати, обладающего ядерным оружием?

– Я с вами согласен в том, что связано с последними событиями. К сожалению, американская администрация, с моей точки зрения, не способствует режиму нераспространения, а лишь порождает новые вопросы. Если бы у Саддама Хусейна было ядерное оружие, полезли бы туда американцы? Но плюсов от отсутствия ОМУ пока по-прежнему больше, чем от обладания им. Государства, которые не имеют ядерного оружия и не пытаются его создать, имеют гарантию безопасности. Кстати, Ирак в конце 80-х пытался разработать военно-ядерные программы в нарушение своих международных обязательств и этим подставил себя под удар. Однажды солгавший, кто тебе поверит? Северные корейцы водили за нос международное сообщество. Советский Союз в 1985 году привел их в договор о нераспространении, потом Северная Корея присоединилась к МАГАТЭ. Опять это была нечестная игра.

– Ну а как относиться к расширению «ядерного клуба» за счет Индии и Пакистана. Против них никаких санкций не было. Двойной стандарт?

– Индия и Пакистан не входят в договор. Важно, чтобы они приблизились к международным стандартам нераспространения. Индия в этом отношении ведет себя очень ответственно. Она думает о том, как обеспечить безопасность своего ядерного оружия, помешать его распространению в другие страны. Индия государство с демократическими традициями и никогда не позволяла, чтобы ее ядерные технологии оказывались где-то еще. А Пакистан? В Иране, извините меня, я чувствую запах пакистанских военных ядерных технологий. Сотрудничество Пакистана и Северной Кореи тоже, к сожалению, имело место.

– И все же, как реально бороться с расползанием ядерного оружия?

– Думаю, что сейчас пока нам бороться особенно не с чем. Единственная проблема – Северная Корея. Но есть механизм шестисторонних переговоров. Мне кажется, что договариваться с помощью дипломатии можно даже с Пхеньяном. Не все возможности исчерпаны и с Ираном. Если его не будут дергать американцы, а сами иранцы проявят выдержку, думаю, что есть хорошие шансы удержать эту страну от попыток обладания ядерным оружием. Ситуация, как видите, пока не плохая. И мы пока не боремся, а пытаемся ее зафиксировать.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 сентября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: