Главная / Газета 18 Сентября 2003 г. 00:00 / В мире

Не самоубийца

Северная Корея первой войну не начнет

Олег ГУЩИН

В конце этого месяца в Токио встречаются представители США, Японии и Южной Кореи, чтобы продолжить обсуждение ядерной программы Северной Кореи. О ее сути и возможных путях решения «Новым Известиям» рассказал известный российский востоковед, заведующий сектором Кореи ИВРАН Александр Воронцов.

shadow
– Результаты пекинской встречи очень неоднозначны. В США утверждают, что определенный успех все-таки есть. В Пхеньяне – что все это пустые разговоры. Можно ли вообще оценить итоги переговоров?

– На мой взгляд, пекинские переговоры – это все-таки успех. Переговоры состоялись – это, во-первых, и они не закончились на первом раунде – это, во-вторых. Последняя информация такова, что Северная Корея разослала официальные письма с предложением провести еще одни переговоры в начале ноября в Пекине.

– Все, кто наблюдает за этой проблемой, задаются вопросом, блефует Пхеньян или нет. И как далеко он продвинулся в создании атомного оружия?

– Пока не проведены испытания, которые скрыть невозможно, говорить о наличии атомного оружия в той или иной стране нет оснований. Что касается возможности его создания, то они в Северной Корее есть. Но дальше мнения специалистов расходятся. Наши военные считают, что КНДР в состоянии создать ядерное взрывное устройство. Но именно устройство, а не боезаряд. Хотя само по себе оно тоже представляет предмет для озабоченности.А если вернуться к разговору о блефе, то вопрос стоит иначе. Руководство Северной Кореи видит со стороны США прямую угрозу для своего режима, и для обеспечения собственной безопасности они используют все средства. Поэтому разговоры о «блефе» и «шантаже» несостоятельны. Опыт Ирака, Югославии, высказывания американских «ястребов» убедили северокорейцев, что угроза нападения вполне реальна.

– Корея – маленькая страна. Применение ядерного оружия в любой ее точке – это национальное самоубийство. Можно ли вообще говорить всерьез о таком использовании?

– С точки зрения здравого смысла, конечно, нет. Примерно то же самое говорил мне советник посольства КНДР. Я спросил его о том, зачем им создавать атомную бомбу, ведь до Америки достать все равно не удастся, а дипломатические неприятности будут большие. На что корейский дипломат ответил мне, что все это верно и его страна уважает Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Но если США захотят напасть, этот договор не защитит. Так что в их представлении ядерное оружие – это фактор сдерживания. Первыми они его применять, конечно, не будут, как не будут сами начинать военный конфликт. Они не самоубийцы и понимают, что шансов на победу у них практически нет.

– Проблема ядерной программы возникла не вчера. Сейчас она просто обострилась и приняла глобальное звучание?

– Да, первый кризис произошел в 1993–1994 гг. И тогда администрация Клинтона была близка к военному решению этого вопроса. Но у администрации демократов хватило здравого смысла, чтобы вовремя остановиться. И они вышли на рамочное оглашение 1994 года. Все эксперты признают, что оно было оптимальным вариантом. Американцы получили желанное замораживание ядерной программы КНДР. В обмен они обязались построить в Северной Корее два легководных реактора к 2003 году, а пока они строятся, поставлять ежегодно полмиллиона тонн мазута. Но с приходом к власти республиканской администрации Буша все изменилось. Они провозгласили, что начинают все дела с «чистого листа», а «рамочное соглашение» невыгодно для США. Но потом грянуло 11 сентября, и хотя северокорейцев никак нельзя было притянуть к этому событию, в «ось зла», их те не менее включили.

– А нужно ли США создание единого Корейского государства? Ведь основой их политики в Восточной Азии является Япония?

– Такое мнение имеет под собой основания, но это только одна сторона американских интересов в регионе. Дело видится еще шире. Ведь в случае объединения Кореи встанет еще и вопрос о целесообразности американского военного присутствия там, а это поставит под вопрос вообще всю военную систему США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кстати, когда в июне 2000 года состоялся межкорейский саммит, в Америке это вызвало нескрываемую тревогу. Мгновенно г-жа Олбрайт полетела в Сеул, чтобы удержать Юг от слишком динамичных шагов навстречу Северу.

– Каков интерес России во всем этом конфликте?

– Конфликт никоим образом не входит в круг наших интересов, ибо Россия заинтересована в сохранении мира и в Корее. Россия реализует курс на вовлечение Северной Кореи в мировое сообщество. И тут наша позиция совпадает с позицией Южной Кореи и ЕС. Конечно, это процесс длительный, и нельзя его искусственно ускорять. Тем более что северокорейское руководство само пришло к выводу, что реформы в стране необходимы и .




Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: