Главная / Газета 10 Сентября 2003 г. 00:00 / В мире

Против течения

Вопреки интересам школьников и их родителей в Самарской области проводится дорогой эксперимент

Антон ЗВЕРЕВ
Третий год в Самарской области продолжается педагогический эксперимент: учеников сельских десятилеток возят автобусами в укрупненные школы, создаваемые на базе центральных усадеб. Реформа вызвала бурные протесты родителей школьников. Но это не помешало самарской администрации получить крупный кредит Всемирного банка для форсирования эксперимента.

Титул «столицы образовательных реформ» достался Самаре не случайно. Здешние вузовские преподаватели несколько лет назад выиграли конкурс образовательных проектов, объявленный Международным банком реконструкции и развития (МБРР), который входит в структуру Всемирного банка. Свою роль сыграло и то, что в регионе полностью решена проблема выплаты зарплаты учителям.

Пока самарские специалисты совместно с экспертами МБРР готовили проект, оценивая «социальные риски», особых проблем не было. Весной состоялась встреча директора представительства Всемирного банка в России Джулиана Швайцера с губернатором Константином Титовым, результатом которой стало предоставление Самаре кредита в размере 16,8 млн. долларов. Этот кредит, выделяемый на 17 лет под минимальные проценты, предназначался на достижение «особого качества образования через новый подход к организационно-финансовым ресурсам». Такая схема, финансируемая, правда, отечественными деньгами, уже не первый год реализуется в регионе. И нацелена она на достижение весьма специфического качества.

В соответствии с этой моделью сельская десятилетка по причине своей «демонстративной затратности» объявляется филиалом районной, а затем получает официальный статус начальной. Учеников среднего звена грузят в автобусы и возят на уроки в усадебные школы. Расходы на образование сокращаются вдвое-втрое. Как выяснили самарские социологи в ходе обстоятельного исследования, далеко не все сельчане в восторге от предлагаемого новшества, которое педагоги называют «наиболее болезненным для населения» пунктом реформы. Ведь понятно, что в перспективе эти преобразования заставят всех детей, начиная с пятого класса, круглый год, и в жару, и в мороз, ежедневно ездить в школу, расположенную за десятки километров от дома. Родители не без оснований опасаются, что их дети «проедут» на автобусах мимо спортивных секций, кружков. К тому же не раз фиксировались факты дискриминации, допускаемой учителями «больших школ» в отношении приезжих, вплоть до сортировки подростков на «наших» и «ваших». Многие классы, вопреки протестам медиков, уплотнены до предела. Наконец, массовый автопробег ударяет по самому укладу сельской жизни: 84% опрошенных родителей нуждаются в помощи детей по дому и на огородах, а в задуманной структурной перекройке это не предусмотрено. Реформа не учитывает и интересов педагогов, поскольку оборачивается увольнениями сельских учителей.

Городские дети тоже, кстати, не остались без внимания реформаторов. Основные действия развернулись в Тольятти. Губернская власть предложила разделить все 93 школы города по возрастному принципу: на младшие, средние и старшие. «Это позволит каждому тольяттинцу выбрать школу с интересным именно для его детей набором образовательных услуг», – объяснили местные чиновники. Но простые горожане рассудили по-другому. Они категорически не желают возить детей в школу за тридевять земель. Сейчас здесь стихийно создаются родительские комитеты, проводятся митинги. На головы авторов реформы обрушилось 5000 протоколов «собраний протеста». Местная Ассоциация родителей под руководством Сергея Давыдова направила открытое письмо Владимиру Путину с просьбой оградить «отечественное образование от вмешательства западных финансовых структур». Кстати, благодаря дружному отпору аналогичная реформа была приостановлена в Самаре. И вот новый поворот: на сторону тольяттинских родителей и педагогов встали власти города. Оказывается, общественный транспорт города не готов к такой нагрузке.

«О чем это вы? Никаких оптимизаций в нашей сфере не предвидится, школы делить не будем. У нас ничего такого и в планах не было», – заверила «Новые Известия» в телефонном разговоре заместитель директора департамента образования Тольятти Ирина Кочукина. «Эту реформу мы остановили. В течение двух лет, по меньшей мере, разделения школ «по возрастам» не будет», – подтвердила «НИ» сотрудник Тольяттинской мэрии Ольга Евтушевская. Пресс-секретарь руководителя областного департамента образования Алексей Ливенцев вконец запутал ситуацию: «Странное заявление. Да будет вам известно, что решение об эксперименте выносило федеральное правительство. Только ему и под силу приостановить проект, который финансирует никакая и не заграница вовсе, а Самара вместе с центром, в пропорции 50 на 50».

Одна из активисток городского родительского комитета, мать двоих детей, Елена Лысянская проинформировала «НИ», что, вопреки громким заявлениям властей, реформа тихой сапой набирает силу. Просто идет окольными путями. Так, в иных средних учебных заведениях вводится платная старшая школа (с родителей девятиклассников требуют по 300 рублей за право быть зачисленными в десятый класс). А в ряде школ прекращен набор в первые классы. Это значит, что со временем они могут стать «подростковыми» – школами второго звена... Словом, Самара как нельзя лучше подходит к ситуации, когда хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Причем за очень приличные деньги, которые изъяли и изымают из карманов возмущенных родителей.

Нам нужны сельские школы?

Татьяна КЛЯЧКО, доцент ГУ «Высшая школа экономики»:

– Так называемый «самарский займ» был разработан еще в 2001 году, его одобрило высшее руководство МБРР. Но деньги по вине федеральных финансистов поступили лишь теперь. Если бы все случилось раньше, то никаких волнений не было. Что же касается реструктуризации сельских школ, то этот процесс успешно продолжается в области уже лет пять. Не дожидаясь поступления кредита, люди сами просчитали все экономические выгоды реформы и увидели в ней вызов времени. Именно в Самаре сельская оптимизация впервые проводилась планомерно, под контролем столичных экспертов. Зато теперь без всякого вмешательства Всемирного банка она разворачивается и в Воронеже, и в Карелии...

Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ, главный редактор газеты «Сельская школа со всех сторон», доктор педагогических наук:
– Недавно в провинциальном сибирском городке на глаза мне попалась книжка этих самых идеологов «оптимизации села» из Высшей школы экономики. По их замыслу, вся средняя полоса России скоро будет учиться в крупных школах-интернатах. Между тем даже экономическая выгода эксперимента сомнительна: школьный автобус в соседний район часто обходится в два-три раза дороже содержания карликовой школы с одним-двумя учителями. При наших разбитых дорогах, бензине, низкоквалифилированных водителях. Но и это не главное. Вокруг опустевшей школы тут же образуется социокультурная яма. Чем школа меньше, тем она ближе к природе, истории, культуре, к семье и к ребенку. На фоне больших помещений исчезает человек, перестает быть слышным его голос, умирает личностная педагогика. Оставляя после себя лишь городские храмы знаний, мы рискуем похоронить уникальные культурные очаги – райцентры. В Скандинавии это давно поняли. В Финляндии, Норвегии царит культ маленькой школы. Здесь вовсю идет разукрупнение больших учебных центров.

Александр СОЛЖЕНИЦЫН, писатель:
– Мы десятилетиями не могли поднять уровень сельского образования до городского. И это осталось... Знаем только одно – идет вымирание. Демографический удар – это удар, который уже постиг школу и будет ее дальше постигать. Уже сегодня только сокращается и сокращается число учащихся школ. И в 2010 году будет сокращена наша численность школьного населения на 30 процентов, на одну треть. Что это значит? Это значит, что сельским малокомплектным школам придет конец. На просторах России очаги образования перестанут светиться.


Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: