Главная / Газета 4 Сентября 2003 г. 00:00 / В мире

Осколки первобытного мира

Корреспондент «Новых Известий» Игорь РОТАРЬ посетил племя пенан на Калимантане

Игорь РОТАРЬ
Общение с цивилизацией у пенан сводится к продаже поделок.
Общение с цивилизацией у пенан сводится к продаже поделок.
shadow
«Вы действительно хотите попасть в племена пенан?! – сотрудник туристической фирмы на острове Калимантан (бывшее Борнео) смотрит на меня с откровенным изумлением. – Забудьте и думать об этом: они настоящие дикари! Пенан до сих пор в качестве боевых трофеев хранят человеческие черепа!».

Провинции Малайзии, расположенные на острове Калимантан, – совершенно особый регион. Здесь живут воинствующие племена, которые еще несколько десятков лет назад вели первобытный образ жизни и украшали стены своих жилищ черепами побежденных врагов. Сегодня найти настоящих дикарей на Калимантане – задача не из легких. Вдоль берега моря стоят великолепные отели, а потомки воинов прекрасно приспособились к современной цивилизации и работают в туристическом бизнесе.

Однако в глубине острова в труднопроходимых джунглях еще остались общины охотников, так и не сумевших (или не захотевших?) адаптироваться к современной цивилизации. В Малайзии этих людей называют «племенами, сохранившими традиционный образ жизни – пенан».

По проселочной дороге отправляюсь на джипе в глубь джунглей. Следы современного мира встретишь здесь нечасто. Лишь на расстоянии приблизительно ста километров друг от друга попадаются так называемые поселки лесорубов – несколько вагончиков, где живут рабочие, и кантин – магазин с элементарным набором товаров и одновременно пункт скупки дичи у аборигенов. В одном из таких мест мне указали дорогу к дикарям.

Деревня пенан оказалась обычным бараком. Увидев меня, толпы людей в набедренных повязках с криками бросились врассыпную. К моей машине подбежал только один энергичный мужчина в шортах и с часами на руке. «Добро пожаловать! Меня зовут Абдулла. Я – староста этой деревни. Не обижайтесь на моих земляков, они еще никогда не видели европейца», – на хорошем английском говорит он мне.

Абдулла пригласил к себе в гости. За чаем он рассказал, что его отец малаец, а мать – пенан. Староста деревни жил и учился в городе. Благодаря своему образованию он и был назначен властями «присматривать за пенан». «Еще семь лет назад это племя кочевало по джунглям. Но потом правительство построило для них этот дом и убедило жить оседло. Мне предложили место старосты в новой деревне. Я приехал сюда, обжился, женился на дочери вождя племени», – объясняет Абдулла. Староста должен следить за тем, чтобы аборигены отправляли своих детей в школы-интернаты, и убеждать их заниматься не только охотой и собирательством, но и земледелием. Пока, признался мой новый знакомый, достигнутое успехом не назовешь. Ни один из детей племени так и не поехал учиться. «У меня не получается объяснить людям, что такое школа. И они не хотят отпускать от себя своих отпрысков», – пожаловался деревенский председатель. Попытки приобщить пенан к земледелию также окончились крахом. Аборигены посадили рис, но наотрез отказались за ним следить, и весь урожай пропал – охота по-прежнему остается главным занятием племени.

На краю деревни мне показали деревянного идола, к которому обязательно подходят перед походом добытчики и просят у него удачи. Правительство запрещает пенан иметь ружья, поэтому главными орудиями охотников остаются копья и…собаки. Четвероногие помощники отслеживают зверя (в основном кабанов). Люди добивают жертву копьями.

Собирательство – не менее важное занятие, чем охота. С утра местные женщины отправляются в джунгли на поиски плодов. В основном они собирают дикие бананы, потом их обжаривают на костре, и получается блюдо, напоминающее по вкусу печеную картошку. В джунглях можно найти и дикорастущий табак. Кстати, пенан – заядлые курильщики. Они не догадываются, что это дурная привычка, поэтому с самокрутками по деревне разгуливают даже малолетние карапузы.

«В джунглях можно прекрасно жить вообще без денег. Лес дает нам все: мясо, фрукты», – говорит староста деревни. Однако, по мнению Абдуллы, сегодня для пенан наступают черные времена. Лесозаготовки нарушают привычный мир джунглей, звери уходят в глубь леса, и аборигенам все труднее найти пищу. «Приезжие лесорубы получают очень приличную зарплату, но аборигенам не доверяют работать на лесозаготовках. Получается, что «наступающая» цивилизация лишает нас привычных средств существования, не давая ничего взамен», – жалуется Абдулла.

Остров Калимантан – Куала-Лумпур – Ташкент

Опубликовано в номере «НИ» от 4 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: