Главная / Газета 28 Августа 2003 г. 00:00 / В мире

Президент Эстонии Арнольд Рюйтель: «Мою работу оценит время»

Наталья СМИРНОВА
shadow
В начале недели в эстонском парламенте прошли дебаты по вступлению республики в Евросоюз. Комиссия сейма по европейским делам представила доклад, в котором выразила одобрение интегрированию Эстонии в ЕС. Общенациональный референдум по этому вопросу состоится 14 сентября. Его итоги вполне предсказуемы – население поддержит вхождение в Европу.

Всвязи с этим президент Эстонской Республики Арнольд Рюйтель дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Новых Известий» Наталье СМИРНОВОЙ.

–Тринадцать лет назад, когда вы были председателем Верховного совета ЭССР, Эстония не колеблясь вышла из Союза, а теперь по доброй воле хочет стать членом ЕС и НАТО. Почему?

– Никто не может существовать изолированно. Мы бы присоединились к ЕС и НАТО раньше, но каждая организация имеет свои условия и правила. И в ту пору нас просто бы не приняли.

Теперь мы стали демократическим обществом в условиях рыночной экономики, в политическом и экономическом развитии достигли достойного уровня. У нас общие ценности и общие проблемы. Почему мы не можем идти и работать рука об руку?

– И решили пожертвовать суверенитетом?

– Я не считаю, что это приведет к потере суверенитета. Вы же не сомневаетесь в том, что Германия, США или Дания являются независимыми государствами. Так и Эстония останется европейским независимым государством.

– В СССР конца 80-х вы могли получить независимости не меньше, чем в ЕС, однако именно вы руководили уходом Эстонии. Вас останавливать не пытались?

– Сейчас трудно объективно оценивать современную историю. Намного позже выяснится роль каждой личности и степень риска. Меня, конечно, предупреждали не нарушать Конституцию СССР и вели речь о наказании. Но Эстония принимала все решения о независимости парламентским путем и юридически грамотно, поэтому практической возможности осуществить такие угрозы просто не было.

– А что труднее: добиваться политической или экономической независимости? Эстония, как и многие страны, пошла по пути монетаризма...

– Да, это правда.13 лет назад вопрос об экономической независимости стоял крайне остро. И мы стали добиваться, чтобы каждая крона была обеспечена из валютных резервов страны.

– Кажется, Эстония привязала свои деньги к немецкой марке, а не к доллару?

– Правильно. Вы попали точно в яблочко – через обменный курс эстонской кроны мы привязали себя к одному экономическому лидеру Европы. Нашей целью было «импортировать» из Германии стабильность цен и создать дополнительные гарантии экспортерам и инвесторам. Мне кажется, нам это удалось.

– Россия стремится в ВТО, но все подумывает: выгодно – невыгодно, а что думает Эстония о своем будущем в ЕС?

Эстонские земледельцы уже получили свое боевое крещение. В начале 1990-х годов Эстония открыла свои границы для всех товаров и для сельхозпродукции, которую Евросоюз традиционно субсидирует. А эстонское государство не могло оказывать своим аграриям достаточной поддержки. Вроде бы не равные условия, но очень многие земледельцы устояли.

А со вступлением в ЕС доходы стабилизируются, возрастут возможности для инвестиций, а значит, и потери будут минимальными.

– А на российском рынке поставили крест?

– Нет, конечно. Основным целевым рынком эстонских продуктов питания всегда был российский. Но российской стороной были введены двойные таможенные пошлины, и рынок закрылся. Кризис 1998 года и девальвация рубля в России тоже отрицательно сказались на наших торговых отношениях. И мы стали искать другие рынки сбыта. Доля эстонского экспорта в республики бывшего СССР сократилась до 15 процентов, экспорт в страны Евросоюза вырос до 70 процентов.

– Значит, про эстонские деликатесы, столь памятные россиянам старшего поколения, лучше навсегда забыть?

– Конечно же, эстонские предприятия заинтересованы в повторном выходе на российский рынок. Пока между нашими государствами развиваются в основном транзитные перевозки нефтепродуктов и минеральных удобрений. Россия – третий по значению импортер продукции.

Если двойные тарифы на эстонские товары будут отменены, появится наверняка товарный поток и в обратном направлении. Мы же всегда готовы сотрудничать с Россией.

– А как вообще с восприятием понятий «Россия» и «русские» обстоят дела в Эстонии?

– Для Эстонии Россия – сосед, с которым мы всегда хотим вести взаимовыгодное сотрудничество, а россияне составляют значительную часть жителей Эстонии, и для них созданы все условия, чтобы они могли себя чувствовать здесь не хуже, чем дома.

– Тем не менее российско-эстонские взаимоотношения остаются напряженно-ультимативными?

– Нет, я бы так не сказал.

– Но этой весной Эстония ввела в строй военный радар, который сканирует воздушное пространство Ленинградской, Новгородской и Псковской областей. Россия требовала хотя бы не подключать его к системе НАТО, а в Эстонии эти просьбы предпочли просто не заметить.

– Я думаю, защита своих границ и установка радара не являются ультиматумом.

Есть, конечно, нерешенные проблемы – до сих пор между Эстонией и Россией даже не подписан договор о границе. Но тут тоже нельзя говорить об ультимативности.

Мы готовы к подписанию, но с российской стороны подтверждения о готовности нет. А сотрудничество, как вы знаете, всегда является двусторонним.

Мы просто охраняем свои границы и обеспечиваем безопасность эстонского народа.

– В советские времена эстонскую безопасность помогал обеспечивать Джохар Дудаев, не тогда ли он подцепил у вас вирус свободы?

– Дудаев был офицером Советской армии и во время кризисной ситуации 1991 года отказался выступать против эстонского народа.

Что касается «вируса свободы», то вслед за независимостью Эстонии независимость объявили многие народы бывшего СССР, не только Чечня.

– Как вы сейчас относитесь к проблеме Чечни?

– Чеченскому народу многое пришлось пережить, земля разорена, разрушены дома, а люди остались без крова. Но не все чеченцы – террористы. И борьба с терроризмом не должна превращаться в борьбу против Чечни. Все можно решать мирным путем.

– Представляет ли сейчас Россия угрозу безопасности Эстонии или другим странам Балтии?

– В прямом смысле этого слова, конечно, нет. Но ведь есть разные виды такой угрозы. Может начать угрожать распространение преступности или наркомании, загрязнение окружающей среды, какие-то определенные виды экономической деятельности…

– Что вы считаете своим самым большим достоинством и самым большим недостатком?

– Я не могу быть строгим с людьми, повышать голос или предъявлять свои требования и вообще выражать недовольство. Это недостаток? Или достоинство?

Справка «НИ»

Арнольд Рюйтель родился 10 мая 1928 года на эстонском острове Сааремаа. Он окончил Эстонскую сельскохозяйственную академию, с 1969 года ее ректор, имеет докторскую степень в области сельскохозяйственных наук. В 1977 году был избран секретарем ЦК КП Эстонии по вопросам сельского хозяйства. В 1979–1983 гг. занимал пост первого заместителя председателя Совета министров ЭССР. В 1983–1990 гг. – председатель Президиума Верховного совета ЭССР. В 1990–1992 гг. был председателем Верховного совета Эстонской Республики. В 2001 году Рюйтель был избран президентом Эстонской Республики. Он также является председателем эстонского отделения всемирной организации «Зеленый крест» и председателем движения «Берег и море Эстонии». Помимо эстонского, владеет русским, немецким и английским языками. Женат, в семье две дочери.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: