Главная / Газета 27 Августа 2003 г. 00:00 / В мире

Пекинский триумф

Китай – единственный, кто получит дивиденды от переговоров по Северной Корее

Мария СЕЛЕЗНЕВА
Заместитель МИД КНДР Ким Ен Гиль в аэропорту демонстрировал редкостное радушие.
Заместитель МИД КНДР Ким Ен Гиль в аэропорту демонстрировал редкостное радушие.
shadow
Сегодня в Пекине на уровне заместителей министров иностранных дел начинаются шестисторонние переговоры по северокорейской ядерной проблеме с участием России, США, Китая, Японии, КНДР и РК. Этому знаковому событию, считающемуся поворотным моментом в американо-корейском кризисе, предшествовала долгая и сложная подготовка. Несмотря на это, даже сами участники встреч не ждут от них положительного результата.

Аналитики отмечают, что за три дня, отведенные протоколом на собеседования, представители стран не смогут прийти хоть к сколь-нибудь значимому общему знаменателю. И дело не в нехватке времени. Вопрос в том, что сами посредники (а именно в таком качестве США и КНДР рассматривают остальные государства) до сих пор не сумели выработать единую стратегию, чтобы убедить Пхеньян отказаться от разработок ядерного оружия и вернуться в международный договор о нераспространении (ДНЯО).

Стоит вспомнить сам процесс подготовки встречи. В январе, во время визита в Сеул, заместитель МИД России Александр Лосюков изложил властям Южной Кореи «пакетный план» урегулирования кризиса на Корейском полуострове. Пхеньян, всегда выступающий за дипломатическое решение любых разногласий, выслушал предложения с интересом. Зато Япония сравнила нашу инициативу с «броском российских десантников в Косово накануне введения туда сил НАТО». В апреле в Пекине представители США, Китая и Южной Кореи безуспешно пытались убедить Пхеньян вернуться в ДНЯО. По неподтвержденным данным, после этого Ким Чен Ир отправил Владимиру Путину секретное письмо с просьбой о посредничестве на переговорах с США. При этом, правда, официальный Пхеньян продолжает настаивать на прямых американо-северокорейских встречах.

В июне в Токио побывал первый заместитель госсекретаря США Ричард Армитидж, который оговаривал условия участия Японии в решении корейского вопроса. Тут же объявили, что Россия к процессу допущена не будет.

Но Пхеньян добился своего. Александр Лосюков в Пекине, и его комментарии слушают даже с большим интересом, чем помощника госсекретаря Джеймса Келли. Тем более что Келли не устает говорить о своем оптимистичном настрое, будто не осознавая сложности обстановки. Особенный интерес представляет и китайская позиция. Москва и Пекин выступают здесь от имени так называемых друзей Северной Кореи, противопоставляя себя Японии и Штатам – сторонникам жестких мер в решении вопроса о ядерной программе КНДР. При этом Пекин на протяжении всех десяти месяцев, прошедших с момента начала нынешнего противостояния, старался максимально дистанцироваться от проблемы, полагая, что это прерогатива двусторонних отношений США и корейского севера. Теперь же Китай играет роль главного мирного посредника, не только предоставившего пространство для переговоров, но и способного как стратегический партнер США и идеологический союзник Ким Чен Ира убедить стороны смягчить взгляды. Ведь страна чучхе по-прежнему настаивает на заключении с Вашингтоном пакта о ненападении, а Белый дом – на отказе Пхеньяна от запрещенных разработок и уничтожении его ядерного арсенала.

С такими требованиями представители сторон вышли на пекинскую встречу. Очевидно, с такими же требованиями из нее и выйдут. Хотя, как отметил в интервью «Новым Известиям» южнокорейский политолог, профессор МГУ, специалист в области политики России на Корейском полуострове Дзен Хон, уже сам факт участия КНДР в нынешних беседах – большой прорыв. «Конечно, – отмечает Дзен, – это только первый шаг. Результаты будут, но они будут гораздо позже. Нужна не одна встреча, чтобы изменить сложившуюся ситуацию». Профессор уверен, что Север не откажется от своей «ядерки», потому что на данный момент только она гарантирует ему ненападение со стороны Америки. Не будь у Пхеньяна оружия массового поражения, Вашингтон бы уже давно действовал по сценарию, апробированному в Афганистане и Ираке. Белый дом в свою очередь вряд ли даст требуемые гарантии безопасности, считает профессор Дзен. Россия, Китай и Япония, по мнению политолога, не могут сами по себе выступать поручителями в этом сложном вопросе. Это проблема Вашингтона и Пхеньяна, и они ее будут решать самостоятельно. По крайней мере профессор не исключает, что одновременно с громко заявленными шестисторонними встречами в Пекине идут неафишируемые переговоры представителей США и КНДР.

Справка «НИ»

Северокорейский кризис начался в октябре 2002 года, когда США заявили, что КНДР собирается возобновить производство ядерного оружия. В знак протеста Вашингтон и МАГАТЭ прекратили поставки в Пхеньян топлива для тепловых электростанций. В ответ в январе 2003 года КНДР объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия, мотивируя это соображениями национальной безопасности, а в мае вышла из договора, запрещающего создание и размещение ядерного оружия на Корейском полуострове.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: