Главная / Газета 25 Августа 2003 г. 00:00 / В мире

Аттестация религии

В Узбекистане любой имам должен знать слова гимна

Игорь РОТАРЬ, Ташкент
Недавно за такой внешний вид женщин арестовывали.
Недавно за такой внешний вид женщин арестовывали.
shadow
Каждое утро я вынужден просыпаться в четыре часа. И дело вовсе не в особом пристрастии корреспондента «Новых Известий» к здоровому образу жизни. Просто неподалеку от моего дома находится мечеть. И с первыми лучами солнца муэдзин в микрофон созывает мусульман на молитву. Еще год назад подобное явление было просто невозможно в Узбекистане: призывы к молитве, усиленные громкоговорителем, были строжайше запрещены.

Нововведением для Узбекистана стало и появление на городских улицах женщин в хиджабах (традиционный для мусульманок платок, оставляющий открытым лишь лицо) – совсем недавно их забирали в милицию.

Ослабить религиозные запреты Ташкент был вынужден под давлением США, обеспокоенных тем, что в глазах мусульманского мира они поддерживают режим, откровенно преследующий последователей пророка Мухаммеда.

Однако в реальности подобная демократизация лишь внешний фасад, и государство по-прежнему жестко контролирует жизнь верующих. «Каждый из имамов проходит аттестацию, на которой обязательно присутствуют представители светских властей. Будущий мулла обязательно должен знать дату рождения президента Узбекистана и слова государственного гимна. Такое впечатление, что мы не священнослужители, а государственные служащие!» – жалуется мне мулла одной из ташкентских мечетей.

Права верующих ограничиваются и узбекским законодательством. Так, закон о религии не только не разрешает появления в общественных местах в «религиозной одежде», но и запрещает деятельность незарегистрированных в органах власти религиозных объединений. «Эти положения закона нарушают международные нормы. Во-первых, не совсем понятно, что такое религиозная одежда. Во-вторых, запрещение деятельности незарегистрированных объединений просто абсурдно. Власти часто умышленно не регистрируют мечети, чтобы ограничить их количество. Я хочу также напомнить, что эти положения узбекского закона противоречат женевскому договору о политических и гражданских правах, к которому присоединился и Узбекистан», – сказал корреспонденту «НИ» по телефону из Лондона эксперт по правам верующих в странах СНГ, редактор службы новостей международной правозащитной организации Forum-18 Феликс Корли.

С особенным пристрастием государство следит за жизнью мусульман в Ферганской долине, считающейся оплотом исламистов в Узбекистане. Когда корреспондент «НИ» сел в маршрутное такси на сиденье рядом с женщиной, то местные жители посмотрели на него с откровенным удивлением. Как выяснилось, в городе Наманган, расположенном в Ферганской долине, женщины и мужчины в общественном транспорте сидят отдельно. «Наш город считается самым религиозным во всем Узбекистане, поэтому власти особенно бдительно следят за жизнью верующих. Например, мужчины средних лет не носят бороду, так как боятся, что их заподозрят в религиозном экстремизме и посадят в тюрьму», – говорит «Новым Известиям» председатель наманганского отделения независимой организации по правам человека Узбекистана Гулям Халматов.

Справедливости ради стоит отметить, что в Узбекистане действительно есть сторонники радикальных исламских организаций. Находящееся в подполье исламское движение Узбекистана в открытую выступает за вооруженное свержение светского правительства. Летом 1999-го и 2000 года боевики этой группировки уже пытались с помощью оружия захватить власть в Ферганской долине. Достаточно радикальна по взглядам и действующая в Узбекистане международная исламская организация Хизб ут Тахрир, поставившая своей целью объединение мусульман всего мира в единый халифат. Примечательно, что в листовках этой организации, нелегально распространяемых в Узбекистане, Ислам Каримов именуется узбекским кафиром.

Наманган–Фергана–Ташкент

Опубликовано в номере «НИ» от 25 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: