Главная / Газета 30 Апреля 2014 г. 00:00 / Спорт

«Судьба моего мужа Вика Вайлда – пример воплощения американской мечты»

Сноубордистка Алена Заварзина

Оксана Тонкачеева

Двукратный олимпийский чемпион Сочи-2014 Вик Вайлд и его жена Алена Заварзина, завоевавшая на домашних Играх «бронзу», в одночасье превратились в одних из самых популярных спортсменов в России и США. Натурализованный американец признался, что уже порядком устал от многочисленных мероприятий, обрушившихся на него после блестящего выступления на Олимпиаде, и мечтает поскорее сосредоточиться не только на тренировках, но и на изучении русского языка. А наш разговор с Аленой ЗАВАРЗИНОЙ состоялся после почти двухчасового марафона из вопросов-ответов, который она вместе со своим супругом с честью выдержала в одной из московских школ. Причем Вику «досталось» от детей больше – только Алена отправилась побеседовать с корреспондентом «НИ», как перед ним на столе выросла солидная стопка открыток, на каждой из которых он терпеливо принялся выводить автографы.

Фото: PEOPLES.RU
Фото: PEOPLES.RU
shadow
– От таких мероприятий устаешь не меньше, чем от тяжелых тренировок?

– Нет, что вы! Школы и дети нас с Виком никогда не утомляют. Дети же такие непосредственные! Может быть, их вопросы слишком просты и наивны, но зато они задают их от чистого сердца, без всякого подвоха. Нам очень понравился вопрос, будем ли мы отдавать наших детей в сноуборд. Мы к нему не были готовы, пришлось советоваться на месте (смеётся). Я лично думаю, что наши дети обязательно будут заниматься сноубордом, ведь для нас с Виком это и увлечение, и профессия. Сейчас, вы слышали, даже совсем еще маленькие дети задавали вопросы Вику на английском языке. А вот у меня в школе английский был одним из самых нелюбимых предметов. Тут подошел один мальчик, признался, что накануне весь вечер с мамой репетировал вопрос на английском, но сегодня все забыл – переволновался. Так я ему говорю: «Не переживай так, я в твоем возрасте тоже языком не блистала. Зато потом так хорошо выучила английский, что теперь могу без проблем общаться со своим мужем».

– А как успехи Вика в русском языке? Он говорил, что, когда его награждал президент России, ему нужно было сказать: «Спасибо за возможность». И вот это слово «возможность» он заучивал около получаса.

– Вик продолжает учить русский язык. Правда, урывками. Но я уверена, что он обязательно его освоит. Муж сказал, что хочет полностью погрузиться в этот процесс, читать стихи русских поэтов-классиков, ему как раз подарили соответствующий сборник. Вик признавался, что желает узнать о нашей стране и людях как можно больше, чтобы понять русский дух. Не так давно он прочитал «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Пока, правда, на английском, но все равно пребывал в шоке. Постоянно зачитывал мне цитаты из книги. А я говорю ему: «Ну, извини, я тебя предупреждала».

– Алена, в школе вы были обычной девчонкой? Прогуливали уроки?

– Конечно. Одно из самых ярких воспоминаний, как в одиннадцатом классе прогуляла ОБЖ. Пошла вместо этого смотреть трансляцию с зимней Олимпиады в Турине. Там моя подруга сноубордистка Мария Прусакова выступала в хаф-пайпе. Разве я могла это пропустить?

– Помните, о чем тогда думали?

– Надо же, Машка, с которой мы столько тренировались вместе, уже там, ее по телевизору показывают. А я? В основной состав сборной тогда еще не проходила. Вот и завелась: смогу ли?.. Нет, я по-хорошему завидую сегодняшним школьникам. Такие встречи заряжают энергией, дают стимул для того, чтобы заняться спортом или каким-то другим делом, преодолевая все трудности. Когда я училась в школе, к нам не приходили олимпийские чемпионы. Только местные депутаты. И что? До сих пор помню, как было скучно и хотелось скорее сбежать домой. А сегодня мы увидели, как дети пришли в восторг, задавали вопросы и долго нас не отпускали.

– Интересно, а в Америке чемпионы приходят в школы?

– Мы отдыхали с Виком в США и попали на открытие сезона детской лиги бейсбола. Вик исполнил там первую подачу, а потом долго общался с детьми. Они его тоже никак не хотели отпускать, просили сфотографироваться, дать автограф. Городок, где родился Вик, маленький (Уайт-Салмон, штат Вашингтон. – «НИ»). И, конечно, там он – герой.

– Разговоров типа Вик предал свою родину, которые замелькали в американских СМИ после его победы в Сочи, сейчас уже нет?

– Некоторые до сих пор говорят, что не поддерживают его выбор. Хотя какой выбор? На самом деле у Вика и выбора-то не было. Он закончил со спортом в своей стране. Это потом, уже в России, появилась возможность возобновить тренировки. Но на подобные вещи, по-моему, даже в Америке уже никто не обращает внимания. Мне кажется, так говорят люди малознающие, с ограниченным кругозором. И потом, разве судьба Вика – это не типично американская история, когда ты идешь за своей мечтой? Какая разница, в какой стране ты ее нашел. Главное ведь не откуда ты, а чего сумел добиться!

– В чем секрет мастерства Вика как спортсмена?

– Во-первых, Вик очень любит скорость, с самого детства. Во-вторых, там, где он родился, есть очень большой вулкан, с которого можно съезжать. И накатался он с него – дай бог каждому. Живи я в этом месте, наверное, уже с трех лет начала бы заниматься сноубордом. Ну и огромное желание, конечно, добиться того, чего хочешь. Оно может пробить любые стены.

– Отпуск пролетел незаметно?

– Как один день. Первые недели после возращения из Сочи вообще прошли, как в тумане. Ездили по мероприятиям, со всеми здоровались, знакомились, фотографировались… Потом уехали с Виком в США к его родственникам. Два дня провели в Мексике, где живет его отец. Стреляли там из пистолетов. Это очень популярное развлечение в местных тирах, где со стола стреляют по кеглям для боулинга. Я никогда стрельбой не занималась, два года точно не ходила в подобные места, а промахнулась лишь один раз. При этом Вик не попал – ни по одной мишени! Было достаточно забавно.

– Что теперь?

– Начинаем подготовку к новому сезону. Пока со всеми этими мероприятиями было не до тренировочного процесса. Я даже не представляла, что такое может быть – совсем нет времени, чтобы дойти до спортзала. Дали себе еще неделю, а потом постепенно начнём втягиваться в привычный режим. Питание, например, потихоньку уже перестраиваю...

– А у сноубордистов разве есть какие-то ограничения?

– Конечно. Мы стараемся не есть переработанные продукты, с различными добавками. Когда куда-то бесконечно летишь и переезжаешь, следить за правильным питанием трудно. А вообще, я очень тщательно слежу за тем, чтобы на столе были свежие продукты, ни в коем случае не пережаренные, не копченые. Полностью, например, исключаю кофеин. Он же искусственно взвинчивает твой энергетический уровень. А когда организм готовится к нагрузкам, то нужно, чтобы он постоянно находился на одном, привычном для себя уровне.

– Тяжело без чашки кофе?

– Так и без чая обходимся. Пьем только травяной, и ничего.

– А кто обычно готовит?

– Я. Когда очень устаю, то Вик, молодец, помогает. Салат делает. Очень вкусно, кстати, запекает курицу в духовке. Вроде делает все точно так же, как и я, но все равно немного по-своему.

– А что чаще всего просит вас приготовить Вик?

– Пельмени. По-моему, для всех иностранцев это просто культовое блюдо русской кухни.

– Жить вы планируете по-прежнему в Москве?

– Да, Вика больше тянет в маленькие города, поближе к природе. А я привыкла к Москве, мне здесь нравится. Правда, своего жилья у нас пока нет, мы с Виком снимаем квартиру. Но сейчас многие олимпийцы улучшают свои жилищные условия. Надеюсь, что и нас тоже не оставят в стороне. Министр спорта Виталий Мутко обещал решить этот вопрос. В каком районе хотелось бы жить, если бы можно было выбирать? На Цветном бульваре. Нам с Виком нравятся старые дома с высокими потолками, чтобы была возможность переделать всё на свой лад.

– Многие из тех, кто добился успеха в Сочи, признаются, что сейчас пересматривают свои выступления на Олимпиаде. Кто-то для того, чтобы проанализировать ошибки, а кто-то просто ради того, чтобы еще раз пережить эти волшебные мгновения. А вы?

– Обычно я этим никогда не занимаюсь. Да и времени особо не было. Но сейчас, если честно, хотелось бы пересмотреть свои заезды. Только в одиночестве, чтобы никто за мной в этот момент не наблюдал. Пока я только видела какие-то фрагменты, мельком. И, конечно, главную сцену – когда я бегу к Вику после его победы. Вот эта картинка уже хорошенько засела в памяти и никуда не уйдет.

– А первые слова, которые вы сказали друг другу в тот день, оставшись наедине, вспомните?

– «Не могу поверить!» Как сейчас помню, это было только в одиннадцать часов вечера...

Опубликовано в номере «НИ» от 30 апреля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: