Главная / Газета 17 Апреля 2014 г. 00:00 / Спорт

«Передаем дело в другие руки»

Михаил Прохоров и Сергей Кущенко покидают российский биатлон

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Вчера в Москве состоялось заседание правления Союза биатлонистов России. Его главным событием стало заявление президента СБР Михаила Прохорова и исполнительного директора этой организации Сергея Кущенко об уходе из биатлона. О причинах этого решения ПРОХОРОВ рассказал журналистам на пресс-конференции.

shadow
–Мы с Сергеем приходили в биатлон как единая команда и приняли решение вместе уйти. Мы любим брать на себя задачи, которые по силам не многим. Вы знаете, это называется антикризисный менеджмент. Так вот, те ошибки, которые были допущены в середине 1990-х годов, мы исправили. Больших сверхзадач перед нами не осталось. Мы работали откровенно, честно, и я считаю, что шесть лет достаточный срок. Теперь можно передать дело в другие руки. У нас в биатлоне достаточно много сильных людей.

У меня вообще такая судьба – я все время занимаюсь неблагодарной работой, за которую меня только критикуют, а слава достается другим. Если отмотать время назад и знать, через что придется пройти, не уверен, что я согласился бы возглавить биатлон. Тогда я был любителем и, казалось, понимаю его систему. Но теперь могу сказать, что ситуация гораздо сложнее, чем представлялась на первый взгляд. У нас с Сергеем уже есть планы на будущую спортивную деятельность, но вы узнаете об этом позже.

Что будет с детскими спортивными школами, которым СБР активно помогал в последние годы? Мое участие в поддержке российского биатлона будет зависеть от того, кто станет новым президентом союза. Если это будет человек, который вызывает доверие, и наши взгляды на развитие биатлона совпадут, то я продолжу оказывать помощь. Давайте подождем до 20 мая. Хотя я никоим образом не хотел бы влиять на выборы президента СБР. А что касается поста вице-президента Международной федерации биатлона, который занимал Кущенко, то лучшим кандидатом на эту должность я вижу Виктора Майгурова. Сейчас у России мощные позиции на международной арене, но геополитическая ситуация на сегодняшний день такова, что ряд коллег честно заявили, что не смогут поддержать кандидатуру Сергея Валентиновича. Работать же первым заместителем президента IBU ему уже не интересно.

Самым большим своим достижением за время работы в качестве президента СБР я считаю то, что сегодня система организации российского биатлона самая успешная в мире. Даже многие иностранные специалисты – те же норвежцы, немцы – с завистью смотрят, как организован наш процесс. Я максималист и всегда рассчитываю на большее. Для меня всегда есть только одно место – первое. А самый большой провал… Пусть лучше за меня об этом скажут любители спорта. Я их выслушаю и сделаю выводы, которые помогут мне в работе над будущими проектами.

Было ли ошибкой приглашение в сборную немецкого специалиста Вольфганга Пихлера? Я считаю, что нет. Его взгляд на тренировочный процесс оказался очень полезен. В серебряной олимпийской эстафете бежали три девушки, которые тренировались у Пихлера. Разве это не показатель? Все рекомендации и методики Вольфганга останутся в нашем биатлоне, и молодые спортсмены, я уверен, будут ими активно пользоваться.

Знаете, нашим Домрачевым, Бьорндаленам и Фуркадам сейчас по 18–19 лет. Их надо обязательно сохранить и довести до первой сборной, тогда они тоже станут мировыми звездами. За шесть лет мы сумели их найти, создали базу для их дальнейшего роста, обеспечили методиками… Много сделали и в плане подготовки тренерских кадров. Максимально пытались нарастить тренерский интеллект и поднять внутреннюю конкуренцию среди наших специалистов. Многие ведь отказывались идти в сборную, потому что за те же деньги можно спокойно работать в регионах. У нас не было задачи – найти кого-то гениального, мы хотели поднять всю тренерскую систему. Советские методики больше не работают. Нельзя сравнивать биатлон 1970–1980-х годов с сегодняшним – это разные истории и разная оценка популярности. У нас не хватает индивидуализации в тренировочном процессе, на мой взгляд. Мы привыкли с советских времен кататься одной командой. Когда все выполняют одинаковую работу. Нет, уровень биатлонной культуры у нас высокий, но недостаточный. Посмотрите на зарубежный опыт. Мартен Фуркад тренируется с норвежцами, и это не вызывает ни у кого негативных эмоций. У нас же переход Антона Шипулина от одного тренера к другому – революция! Причем спортсмен высокого уровня на 20 процентов должен быть сам тренером.

В итоге наши специалисты прошли за последние годы колоссальный путь. Раньше я задавал им наивный вопрос: «Вы гонки записываете?» Мне говорили: «Нет». А сейчас мы уже думаем над тем, сколько проигрываем на изготовке, и о прочих важных нюансах. Вся система подготовки вышла на другой уровень, но нельзя сдаваться, надо бороться. И обязательно разрабатывать собственные методики. Открою маленький секрет: к 20 мая мы с Сергеем подготовим маленькое завещание, где скажем о том, о чем никогда не говорили. Об основной проблеме во взаимоотношениях между тренерами и спортсменами. Предложим идеи, как поменять систему развития государственного спорта.

Когда я был болельщиком, я любил биатлон, а когда столкнулся с его проблемами, начал тихо ненавидеть. Когда проблемы стали решаться, я его снова полюбил, но уже по-новому, это можно было сравнить с семейными отношениями. Это любовь навсегда. Знаете, бывает период ухаживания за девушкой, а есть семейная жизнь. Я сам не женат, но люди, желающие мне семейного счастья, рассказывали, как это происходит. Так вот, любовь и ненависть одновременно ходили рядом в нашей большой биатлонной семье. Спасибо всем, кто нас поддерживал, и всем, кто нас критиковал.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 апреля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: