Главная / Газета 31 Октября 2013 г. 00:00 / Спорт

«Не надо рассказывать ужасы про тяжелую атлетику»

Чемпионка мира Татьяна Каширина

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

На чемпионате мира по тяжелой атлетике, который недавно завершился в Польше, сборная России завоевала шесть золотых, три серебряные и три бронзовые медали, заняв первое место в общекомандном зачете. Особенно ярким получилось выступление Татьяны КАШИРИНОЙ в весовой категории свыше 75 килограммов, которая установила мировой рекорд в толчке (190 кг) и впервые обыграла свою давнюю соперницу, олимпийскую чемпионку Чжоу Лулу из Китая. В интервью «Новым Известиям» серебряный призер Лондона-2012 и уже двукратная чемпионка мира поделилась своими впечатлениями от победы, а также мыслями о том, что нужно делать для того, чтобы тяжелая атлетика стала в России такой же популярной, как в Китае.

shadow
– Татьяна, старший тренер вашей команды Александр Видов заявил, что счастлив, ведь самая сильная женщина мира – россиянка. А вы какие эмоции испытываете?

– А я уже и не думаю об этом, если честно. И усталости вообще никакой нет. В понедельник мы прилетели в Москву из Вроцлава, а уже во вторник я провела тренировку. Со вчерашнего дня перешла уже на двухразовый режим тренировок, как обычно. Готовлюсь к Кубку президента России, который пройдет в Москве 21–23 ноября.

– Самый сильный мужчина мира Руслан Албегов этот турнир пропускает…

– А мне хочется поучаствовать. Два кубка у меня уже есть, и третий не помешает (улыбается). Победа на чемпионате мира – хорошее завершение сезона. Но у меня ведь очень тяжелый год был, я пропустила чемпионат Европы, еле-еле успела подготовиться к Универсиаде – полтора месяца всего тренировалась, это же очень мало. Хочется наверстать упущенное.

– Год получился тяжелый, потому что сложно было втягиваться в сезон после Олимпиады?

– Не только. В апреле я долго болела, простудилась, потом кисть начала беспокоить… До сих пор лечим. Поэтому настроение в начале сезона у меня было не очень. Хотя сейчас я думаю, может, и хорошо, что так получилось. Черные полосы не просто сменяются белыми, они ведь еще и характер закаляют, голова как будто по-другому начинает работать. На соревнованиях потом это очень здорово чувствуешь. И выступаешь лучше.

– Во Вроцлаве что для вас оказалось самым трудным?

– Самый тяжелый момент для спортсмена – поймать правильный настрой. Я была спокойна до последнего дня перед стартом. Соперницу свою не видела, хотя мы жили в одной гостинице, ходили в один ресторан завтракать, обедать и ужинать. И на самом деле это хорошо, что мы глаза друг другу не мозолили, а встретились уже на помосте, во время представления участниц. Но в день соревнований я все равно начала нервничать. Выступать пришлось в восемь вечера по местному времени, а я встала рано, как обычно, позавтракала, что-то поделала, но, как потом ни пыталась отдохнуть, ничего не получалось... Голова уже начала работать в соревновательном режиме. Это нормально, так у всех происходит, нужно просто эмоции свои в правильное русло направить и раньше времени не расплескать. А я, наверное, все-таки перегорела. В рывке на первое упражнение выходила слишком уж спокойная, как на тренировку. А у нас ведь обычно за что боишься больше всего? В первом подходе нужно сразу же поднимать. Я была уверена, что подниму. Не получилось… Сейчас думаю, что мне как раз того самого волнения правильного не хватило, куража. Для того чтобы вес брать, нужна какая-то встряска, накал эмоций… Так что я довольна тем, что победила, но мысли о том, что в рывке не все сложилось, все равно мучают.

– В Лондоне год назад вы установили сразу три рекорда, но все равно проиграли Лулу один килограмм. Журналисты тогда все пытались подсчитать – сколько же надо побить рекордов, чтобы обыграть китайцев?

– А сейчас Лулу добровольно отказалась от третьей попытки в толчке. Это спорт. Сегодня я выиграла, завтра – она. Помост он ведь все расставляет на свои места, показывает, кто как трудится. Я стараюсь всегда выступать по максимуму, но специально к рекордам не стремлюсь, это скорее результат нашей с тренером работы. Не думала, что в итоге все получится так хорошо. Все-таки после рывка я проигрывала китаянке четыре килограмма, но толкнула 190. И если бы Лулу не отказалась от дальнейшей борьбы, толкнула бы еще больше, потому что 190 килограммов дались мне легко. Но главный итог этой победы в другом – в том, что теперь у меня больше уверенности в себе. Я ведь еще после Олимпиады говорила: нет непобедимых соперниц. Я к ним приближаюсь. И эта девочка из Китая меня мотивирует, подталкивает вперед. Я и ей это не раз говорила на пресс-конференциях.

– А она вам что-то сказала сейчас?

– Да, поздравила. Сказала, что это достойная победа. Она вообще, я заметила, на этом чемпионате была более дружелюбна, общаться с ней было проще. Раньше ведь, бывало, и не здоровалась.

– Кто-то из других соперниц в ближайшие четыре года сможет вмешаться в вашу борьбу с Лулу?

– Возможно, будут пытаться. Говорят, что Чжоу, скорее всего, останется до следующей Олимпиады. Но я не удивлюсь, если появится какая-то другая девочка из Китая. У них же в каждой категории очень длинная скамейка запасных. Кого ни возьмут, любую выведут на золотую медаль.

– Что нужно сделать для того, чтобы и у нас было так же?

– Знаете, я была просто поражена тем, как в Польше болеют за наш вид спорта. Организаторы не просто все сделали для успешного проведения соревнований, но превратили их в шоу в хорошем смысле слова. Когда мы выступали, был полный зал. Мне кажется, если у нас будет происходить нечто подобное и если тяжелую атлетику начнут показывать по центральным каналам, ситуация начнет меняться в лучшую сторону. Мне рассказывали, что в советские времена так и было. Власов, Жаботинский, Алексеев – это были герои, их все знали, ими восхищались. А сейчас наши соревнования практически не показывают, хотя, как оказалось, турнир штангистов был третьим в рейтинге самых популярных трансляций с Олимпиады в Лондоне. Когда я приехала домой, ко мне подходили люди и говорили, что не ожидали, что тяжелая атлетика такой красивый вид спорта. Думали так, какие-то «качки». Вот сейчас мы здорово выступили на чемпионате мира, а кто нас видел? У моих друзей, например, нет возможности смотреть канал «Евроспорт». Будут показывать тяжелую атлетику, тогда и дети начнут приходить в секции. И врачи к этому виду спорта будут относиться более спокойно.

– То есть?

– Детям, которые в наш вид спорта приходят, нужна медицинская справка о том, что у них нет противопоказаний для занятий. Они идут к врачу, а им всякие ужасы про тяжелую атлетику рассказывают – там травмы, нагрузки и много еще чего… Мало кто после этого возвращается в зал. Опять же почему у людей такое мнение складывается? Объективной информации мало. Вот и начинают надумывать, домысливать то, что где-то услышали. Это неправильно. Скажу на собственном примере. Сразу никто ребенка под гриф не поставит. Сперва идет начальная физическая подготовка – пластика, координация движений, легкое закачивание для профилактики того же сколиоза…

– После Кубка президента как планируете отдохнуть?

– Как обычно, недельки на две полечу на море. Куда? Пока не знаю. Я редко планирую отдых в конкретном месте заранее. Обычно идешь, покупаешь билеты, куда сердце подскажет в данный момент, и летишь. Потом буду готовиться к новому сезону в родном Ногинске. Хотя вообще у меня два родных города – Ногинск и Санкт-Петербург, за который я теперь тоже выступаю. Люблю их одинаково. Просто в Ногинске зал, тренер, близкие люди. А перед международными соревнованиями наше постоянное место жительство – спортивная база под Рузой. Мы уже там давно обосновались, но скоро на базе будет целый современный комплекс. Сейчас, например, строится новая гостиница. Вообще это место историческое, очень красивое, мы живем в старинных флигелях князей Долгоруковых. Мне там очень хорошо…

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: