Главная / Газета 20 Сентября 2013 г. 00:00 / Спорт

Гонка за деньгами

«Формула-1» окончательно превратилась в соревнование пилотов с толстыми кошельками

Владимир ФРОЛОВ

В «Формуле-1» с каждым годом становится все больше так называемых рента-драйверов – пилотов, чье участие в «королевских гонках» оплачивают богатые спонсоры. Зачастую они вытесняют не менее способных, но при этом «бедных» конкурентов, за чьими плечами не стоят могущественные покровители. Таким образом нашлось место в «формулическом» пелотоне и для представителя нашей страны. 18-летний Сергей Сироткин получил статус призового пилота швейцарской команды «Заубер» в первую очередь благодаря мощной финансовой поддержке.

Фото: EPA. ALBERTO ESTEVEZ
Фото: EPA. ALBERTO ESTEVEZ
shadow
Если Сергей Сироткин дебютирует в чемпионате мира-2014, то станет самым молодым пилотом в истории «Формулы-1». К своим 18 годам он, надо признать, и впрямь добился серьезных успехов – побеждал на престижных юниорских и молодежных стартах, а сейчас довольно неплохо выступает в «Формуле-Рено 3.5», откуда в «Большие призы» в свое время перебрался, к примеру, самый успешный гонщик современности Себастьян Феттель.

Однако известие о том, что юный россиянин сразу займет место в основном составе «Заубера», стало настоящей сенсацией. «Теоретически в таком возрасте можно управлять болидом «Формулы-1», но вряд ли стоит дебютировать так рано. Боюсь, на трассе неопытный россиянин будет представлять реальную угрозу безопасности других пилотов», – прокомментировал новость именитый австралийский гонщик Марк Уэббер.

Так как же оказалось возможным появление Сироткина в самом престижном гоночном классе? Ответ очевиден – благодаря спонсорам. Отец Сергея Олег Сироткин является гендиректором и совладельцем Национального института авиационных технологий, одного из новых партнеров «Заубера». Швейцарская «конюшня» испытывает в последнее время большие финансовые трудности, и поддержка из России пришлась очень кстати. А ради того, чтобы удержать команду на плаву, можно пойти и на довольно рискованный шаг – доверить место призового пилота совсем юному и необстрелянному парню. Сам Сироткин-младший, правда, не считает себя рента-драйвером. «Мой отец и его люди будут просто помогать мне и «Зауберу», улучшая болид команды», – подчеркнул Сергей.

Как бы то ни было, а тенденция налицо – в «королевских гонках» с каждым годом растет число рента-драйверов. Отличить их от других пилотов несложно – они не получают зарплату в своих командах. Напротив, это спонсоры платят «конюшням» за участие в гонках своих протеже. Еще в 2010 году в «Формуле-1» насчитывалось шесть рента-драйверов, а сейчас их наберется с добрый десяток. Неудивительно, если учесть, из чего в наше время складывается годовой бюджет команды «Ф-1». Как правило, он состоит примерно на 40% от спонсорских отчислений, еще на четверть от взносов самих владельцев «конюшен», и только треть бюджета покрывается за счет призовых от выступления в чемпионате. В таких условиях довольно выгодно пренебрегать спортивными результатами, заключая контракты пусть и не с самыми талантливыми, но «богатыми» пилотами, которые одним своим присутствием в кокпите принесут работодателям большие деньги.

Показателен в этом плане пример гонщика Рубенса Баррикелло. Опытнейший бразилец провел 326 Гран-при и 68 раз поднимался на подиум. Однако перед стартом сезона-2012 даже при всех своих регалиях он потерял место в «Формуле-1», не выдержав конкуренции со стороны рента-драйвера. Его соотечественник Бруно Сенна «принес» в «Уильямс» в разы больше денег, чем более именитый коллега (по неофициальным данным, около 16 млн. долларов), и боссы британской «конюшни» моментально сделали выбор в пользу молодого пилота. В итоге Сенна занял 16-е место в чемпионате и ушел из команды, но невостребованный Баррикелло вынужден был к этому времени завершить карьеру в «королевских гонках».

За тот же самый «Уильямс», кстати, уже третий сезон выступает еще один рента-драйвер – Пастор Мальдонадо. Венесуэльский нефтегазовый гигант Petroleos de Venezuela, по сути, официально купил место в «Формуле-1» для своего соотечественника за 46 млн. долларов.

Участие россиянина Виталия Петрова тоже обеспечивалось богатыми покровителями, в том числе госкорпорацией «Ростехнологии». По неподтвержденным данным, за 2010 год спонсоры нашего пилота должны были перечислить команде «Рено» от 15 до 20 млн. долларов. Петров, как известно, не сумел в итоге выдержать конкуренцию со стороны других рента-драйверов и прошлый сезон пропустил. Однако на днях стало известно, что он вроде бы нашел новых спонсоров, готовых выложить за него в сезоне-2014 порядка 40 млн. долларов.

«Сегодня лишь три или четыре команды платят гонщикам, а остальные пилоты платят за себя сами, точнее их спонсоры, – заявил в интервью британскому журналу F1Racing бывший руководитель команд «Рено» и «Бенеттон» Флавио Бриаторе. – Я не раз поднимал эту проблему, но ничего не меняется. Никогда в жизни не видел быстрого рента-драйвера. Зато из-за них число по-настоящему талантливых гонщиков в «Формуле-1» неуклонно снижается».

Согласен с итальянским бизнесменом и босс британского «Макларена» Мартин Уитмарш. Он считает, что число рента-драйверов в «королевских гонках» превысило все разумные пределы, но не верит в то, что ситуацию можно изменить. «Эти пилоты обеспечивают слишком значительную часть бюджетов некоторых команд». Недовольны засильем таких гонщиков... и сами гонщики. «Для меня рента-драйверы на трассе – это движущиеся препятствия», – высказался как-то трехкратный чемпион мира Себастьян Феттель.

Фото: EPA. DAVID EBENER
shadow Однако далеко не все в мире «Ф-1» разделяют эту позицию. «Рента-драйверы существовали всегда, я сам был в семидесятые годы одним из них, – отметил в интервью порталу F1News выдающийся в прошлом австрийский пилот Ники Лауда. – Здесь многое зависит от ситуации в европейской экономике. В какой-то момент нужны деньги, чтобы пробиться в «Формулу-1», в какой-то – нет. В любом случае нужно быть хорошим пилотом. Если ты по-настоящему быстр, то у тебя есть все шансы стать участником «Больших призов». Не вижу здесь никакой проблемы».

Первые рента-драйверы действительно появились в «Формуле-1» еще в середине прошлого века. Но все же это были единичные случаи. Места в командах чаще всего покупали потомки аристократов, отпрыски миллионеров или особы королевских кровей. Как, например, тайский принц Бирабонгзе Банубанд, который, помимо того что проехал в 1950-е годы пару десятков Гран-при, представлял свою страну еще и в парусном спорте, причем на четырех летних Олимпиадах подряд.

В 1970-е годы Международной федерации автоспорта пришлось и вовсе внести специальный пункт в правила о максимальном числе гонщиков, так как в течение сезона за одну команду стали выступать чуть ли не по десять человек. Слишком много развелось богачей, желавших за кругленькую сумму попасть в историю автоспорта.

Новый поток рента-драйверов нахлынул в «Формулу-1» в 1990-е годы. Так, потомственный граф, итальянец Джованни Лаваджи из личного кармана платил командам «Пасифик» и «Минарди» за свои выступления. Чуть ранее засветился в «королевских гонках» и Поль Бельмондо, сын знаменитого французского актера.

Нынешний же наплыв пилотов с толстыми кошельками многие эксперты связывают с мировым финансовым кризисом 2008 года, который вынудил большинство команд «Формулы-1» в спешном порядке искать деньги и спонсоров. Но очевидно, что практика приглашения рента-драйверов изначально является бесперспективной. Делая ставку на «богатых», но медленных пилотов, команды ставят под угрозу сам факт собственного существования. «Минарди», «Спайкер» и многие другие аутсайдеры Кубка конструкторов пропали с карты «Ф-1» после того, как выбрали «порочный» путь развития.

Страдают от нечестной конкуренции и сами пилоты. К примеру, россияне Михаил Алешин и Роман Русинов давно стучались в двери «королевских гонок», но, в отличие от Петрова или Сироткина, так и не нашли необходимые деньги. Мечтает пробиться в «Большие призы» и подающий громадные надежды Даниил Квят, который в свои 19 лет знает три иностранных языка и прошел обкатку в молодежной команде «Ред Булл». Но, как показывает практика, одного таланта мало для попадания в самый престижный класс автогонок. Хотя трудно представить ситуацию, чтобы, например, средней руки (или ноги) футболист оплатил бы место в основе «Барселоны», а хоккеист за деньги попал бы в первое звено «Питтсбурга». Однако в «Формуле-1» это уже давно в порядке вещей.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Финал Российской серии кольцевых гонок обещает быть захватывающим


Под стенами Казанского Кремля разыгралась жаркая гонка


Подтвердил свой чемпионский класс

Победу на Гран-при Германии одержал действующий чемпион «Формулы-1» Льюис Хэмилтон, а россиянин Даниил Квят на «Торо Россо» финишировал только 15-м

Хэмилтон великолепный

Действующий чемпион мира одержал пятую победу в текущем сезоне и третью кряду

«Мерседесовцам» разрешили драться

Хэмилтон одерживает вторую победу подряд в чемпионской гонке «Формулы-1», Квят финиширует в десятке

Хэмилтон выиграл второй этап «Формулы-1» кряду, Квят заработал одно очко


Хэмилтон стартует первым на Гран-При Великобритании, Квят – 15-й


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: