Главная / Газета 15 Августа 2013 г. 00:00 / Спорт

«А говорили, что я уже сдулась»

Двукратная олимпийская чемпионка Елена Исинбаева

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Вечером 13 августа в Москве, на чемпионате мира по легкой атлетике, в присутствии 50 тысяч зрителей, двукратная олимпийская чемпионка Елена ИСИНБАЕВА одержала одну из самых красивых побед в своей карьере. Вернула себе титул сильнейшей прыгуньи с шестом, в третий раз став чемпионкой мира. В интервью «Новым Известиям» Елена рассказала об очередном триумфе, о возможной свадьбе, а также призналась, что все-таки попробует завоевать третье олимпийское «золото» на Играх-2016 в Рио-де-Жанейро.

Фото: EPA. KERIM OKTEN
Фото: EPA. KERIM OKTEN
shadow
– Честно говоря, Лена, очень трудно подобрать слова, чтобы описать те чувства, которые мы все испытали, увидев вашу победу. Неужели это в последний раз?

– Я сама на подсознательном уровне понимала, что это может быть моим последним стартом, поэтому очень хотелось оставить яркий след. Я говорила себе: «У тебя есть шанс победить, и ты должна отдать все, что можно и что нельзя, чтобы осуществить это». Сейчас безумно рада, что показала достойный результат – 4,89 метра – и выиграла в Москве. Теперь, если я все же уйду, сделаю это с чистым сердцем. И могу с уверенностью сказать: эта медаль для меня самая дорогая.

– А ведь каких-то три недели назад на первенстве России вы много говорили о своих планах после чемпионата мира и практически ничего о том, что подготовка к нынешнему сезону была очень трудной. С чего она началась?

– С сомнений: а стоит ли вообще продолжать все это? Ведь я еще после Лондона сказала Евгению Васильевичу (Трофимову, своему наставнику. – «НИ»): ухожу! У меня не было ни сил, ни эмоций, я просто не представляла, как буду тренироваться дальше. Пока готовилась к Лондону, еще была надежда, что все не зря, что я смогу выиграть эту Олимпиаду, но во время соревнований поймала себя на мысли, что мне уже просто все равно. Настолько все надоело, что не было эмоций.

– Но зимой все-таки приступили к тренировкам…

– Да, а потом пришла и заявила: я больше не хочу. Евгений Васильевич – мудрый тренер. Он сказал: «Не хочешь – не надо. Сколько тебе нужно отдохнуть?» Я ответила, что не буду прыгать всю зиму. И Евгений Васильевич не стал меня заставлять делать то, чего я не хочу. Он меня просто направлял. Например, спрашивал, буду ли я тренироваться просто для себя, чтобы держаться в тонусе? И когда я приходила на тренировку, потихонечку предлагал: может, побегаешь?.. Может, покачаешься? То есть ненавязчиво не давал мне выходить из формы. А в марте предложил: попробуешь прыгать? Я сначала отказывалась. Но тут он стоял на своем. И я попробовала. И оказалось, что все не так плохо, я потихоньку набираю прежние кондиции. А потом случилась травма. Нужно было ее лечить, восстанавливаться. Боль в ноге до конца так и не ушла, но главное – я могла продолжать тренироваться.

– Сами в своей победе не сомневались? Поседеть можно было, пока вы прыгали...

– Еще до соревнований я говорила, что борьба за золотую медаль пойдет на высоте 4,90–4,95 метра. Я ехала в Москву, не имея в последнее время блестящих побед и даже лучшего результата сезона в мире. После неудачной первой попытки на высоте 4,65 метра я предложила Евгению Васильевичу пропустить ее, поскольку чувствовала себя отлично, просто шест взяла мягкий. Но тренер сказал, что не стоит рисковать. Тем более что я еще и очень волновалась.

– Ваши первые слова после победы о том, что Евгений Васильевич воскресил вас, – это ведь не просто слова…

– Евгений Васильевич сделал главное – вселил в меня веру в себя! Раньше я не знала, что такое поражения. А после победы на Олимпиаде в Пекине у меня было столько поражений, сложностей, травм!.. Прыжок не шел, все просто разваливалось и рушилось на глазах. Но когда я снова начала работать с Евгением Васильевичем, он мне обещал, что вернет меня на прежний уровень, что мы вновь завоюем чемпионский титул, что я обязательно стану номером один, просто нужно потерпеть. И мы с ним вместе терпели, работали. Не слушали, что говорят вокруг. А ведь говорили: эра Исинбаевой закончилась, Исинбаева сдулась… Столько всего я выслушала, столько обиды испытала, но, с другой стороны, меня это подстегивало. Раз люди говорят – значит, они чего-то ждут, а раз ждут – значит, я могу! Поэтому я безумно счастлива, что мы с Евгением Васильевичем доказали всему миру, что эра Исинбаевой и не заканчивалась! Отмечать победу мы планируем так, что вся Москва будет гудеть!

– Американка Дженнифер Сур, покидая стадион, сказала журналистам в смешанной зоне: «Сегодня зрители смотрели не на соревнования в прыжках с шестом. Они смотрели на Елену Исинбаеву». Вы видели, что творилось на трибунах?

– Я знала, что стадион будет поддерживать меня, что вся энергия зрителей будет моей, и это действительно здорово помогло. Я выиграла, потому что этот чемпионат мира проходит дома. Потому что сегодня на стадионе была лучшая поддержка за все время моих выступлений. Это были родные зрители, родной дом! Если бы в прошлом году Олимпийские игры проходили здесь, мои результаты были бы совершенно иными. Не скажу, что в других странах поддерживают плохо, но я чувствовала, как сегодня за меня болели не только друзья, тренер, мама с папой, близкие – абсолютно все.

– Все заметили, что и вы вели себя в секторе по-другому. «Общались» с трибунами, не прятали голову под полотенце, как раньше.

– У меня в принципе изменилось отношение к соревнованиям и к соперницам. Раньше я слишком глубоко уходила в себя, как будто сидела в коконе. Мне казалось, что все вокруг прыгают лучше меня, – я сама себе это придумала и поверила в эту чушь. Но в начале нынешнего сезона я сняла с себя кепку, одеяло и поняла: да, девочки пытаются, прыгают, но не летают. Тогда я поняла, что все не так плохо, как я себе рисовала раньше, увидела наконец реальную расстановку сил.

– Теперь-то расскажете, о чем разговариваете с шестами перед каждой попыткой? Вы ведь однажды пообещали это сделать, когда будете уходить из спорта.

– Ну, так пока я еще не ухожу… Рановато секреты раскрывать. Вот когда точно попрощаюсь со спортом, тогда, может быть, и сдержу свое обещание.

– Сначала вы заявили, что этот чемпионат мира для вас последний, а потом неожиданно передумали: «Вот рожу, а там видно будет. Может, и до Рио дотяну». Это ведь вы сказали?

– Следующий сезон я точно пропущу. Действительно хочу родить ребенка, создать семью и затем вернуться. Хочу все-таки забрать в Рио свое «золото». Если вернуться не получится – официально заявлю о завершении карьеры.

– Вы уже знаете, какой у вас будет жизнь после спорта?

– Мне трудно представить, как можно просто так жить – не надо бороться, кому-то что-то доказывать… Пока я знаю только, что жизнь после спорта будет не такая яркая – без побед, без гимна в мою честь. Хотя, конечно, будут какие-то другие победы – жизненные. Рождение ребенка – это ведь тоже огромное достижение. Я тут поймала себя на мысли: мне 31 год, а я еще не была замужем. Придется учиться быть женой, учиться семейной жизни…

– Свадьбу планируете устраивать?

– Если честно, я, как всегда, бегу впереди паровоза! Мой жених вообще в шоке, он просит не рассказывать о свадьбе, не говорить, что мы планируем завести ребенка. А я уже всем рассказала, что скоро выйду замуж, заведу детей...

– Свадьба свадьбой, а ни разу не мелькнула мысль – может, все-таки еще задержаться в спорте?

– Знаете, когда тренировалась, то мечтала: вот бы полежать на диване, поесть тортик, никуда не ходить. А сейчас эта жизнь приближается – и… Все равно, если бы сейчас что-то сложилось не так, не стала бы менять свое решение. С очень тяжелой душой, а все равно бы ушла. А так ухожу с огромным удовлетворением.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: