Главная / Газета 24 Декабря 2012 г. 00:00 / Спорт

«Мы уже все завелись на Рио»

Гимнаст Эмин Гарибов

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

22-летний москвич Эмин ГАРИБОВ – один из лидеров заметно обновившейся в последнее время мужской сборной России по спортивной гимнастике. Более того, он ее капитан. В уходящем году Гарибов стал чемпионом Европы в упражнении на перекладине и вице-чемпионом в командном многоборье, а вот на своей дебютной Олимпиаде остался без медалей. Но у него с товарищами по сборной будет возможность проявить себя в следующем сезоне – на первенстве Европы в Москве, Универсиаде в Казани и мировом чемпионате в Антверпене. Кроме того, впереди глобальная цель – Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. «Новые Известия» побеседовали с гимнастом после недавно прошедшего в Москве традиционного международного турнира Кубок Михаила Воронина – последнего старта в этом непростом олимпийском году.

shadow
– Эмин, сами как оцениваете итоги уходящего года?

– Ставлю себе «четверку». За Олимпиаду, да и за весь олимпийский цикл. А похвалить себя могу за чемпионат Европы. Очень грамотно к нему подошел – и состояние хорошее было, и настроение. На Олимпиаде, правда, тоже было хорошее настроение…

– Горечь поражения в Лондоне не отпускает?

– Не отпускает пока…

– На холодную голову анализировали с тренером или с товарищами по команде, почему не получилось выступить в финале так же, как в квалификации?

– Вообще-то я сам в себе копаюсь прежде всего. Не то что самоед такой, все время себя ругаю – хотя хвалю себя действительно меньше, – но уяснить свои ошибки должен обязательно. И в этом смысле с Олимпиадой трудно. Сам я достаточно ровно прошел все снаряды, а других оценивать сложно. Скорее всего, с нервами мы не справились. Ошибок наделали, каких никогда себе не позволяли, которых не должно быть в принципе. Но с другой стороны, сейчас думаю: а может, кто за что боялся, у того там и порвалось? Может, просто именно здесь не доработали?..

– Еще на четыре года до Рио-де-Жанейро запала хватит?

– На четыре года морально тяжело собраться, конечно. Но мне, считаю, это удалось. Я перешел в основной состав после пекинских Игр, и никто, естественно, никаких гарантий не давал, что поеду на Олимпиаду в Лондон. А теперь мы все узнали, что такое Олимпиада. Вроде и ничего особенного в самих соревнованиях, но важность всего происходящего сидит в тебе подсознательно. Понимаешь: то, что ты сейчас на этом помосте делаешь, в следующий раз только через четыре года будет. И эти мысли хочешь не хочешь давят на эмоции, на настроение. Действительно особые соревнования, ни с чемпионатом мира, вообще ни с чем не сравнишь. Сейчас мы все уже завелись на Рио. Хочется доказать, что на самом деле мы сильная команда и бороться можем со всеми. И побеждать тоже можем.

– Задачи на ближайший сезон для себя уже определили?

– Сейчас мы с тренером (Анатолий Забелин. – «НИ») усиливаем комбинации. Правила поменялись, и надо смотреть, где и как можно усложнить программы, базовый коэффициент поднять. Олимпиада показала, что на брусьях, что на перекладине – самых сильных моих снарядах – мне как раз не хватило базы. Это раньше можно было делать все простенько, но идеально чисто и за счет этого выигрывать. А сейчас, как бы чисто ты снаряд ни отработал, если сложности нет, значит, будешь на уровне с обычными гимнастами, но никак не с элитой. То есть все должно быть красиво, чисто и сложно.

– Так, чтобы еще и зал завести? Как, например, олимпийский чемпион на перекладине Эпке Зондерланд сделал это в Лондоне?

– Можно замахнуться. Мы с тренером как раз это обсуждали. Не копировать его будем пытаться, а другими элементами догонять.

– Не тяжело вам на перекладине работать? Вы ведь по гимнастическим меркам достаточно высокий спортсмен.

– Перекладина такой снаряд, что здесь все надо делать плавно, как бы провисая, а так как я достаточно гибкий, то никаких трудностей не испытываю. Вот на кольцах да, мне сложновато. Но сейчас и нет такого идеального гимнаста, который бы на всех снарядах что-то суперфантастическое показывал. Один что-то делает быстро, другой – сложно, третий – мощно, четвертый просто драться будет до последнего. А так чтобы все эти качества в одном соединились…

– А если об Эмине Гарибове говорить…

– Мне кажется, что драться я умею. Всегда на максимуме стараюсь работать, но не всегда получается. Почему? Физической выносливости пока не хватает. Тут подготовка нужна хорошая, но не всегда получается нагружать себя в полную силу – мешают травмы. Вот залечиваю их сейчас, чтобы уже ничего не мешало.

– Какой гимнастика будет в Рио, представить можно?

– Невероятная она будет, очень интересная. Ведь нет предела в красоте и сложности. Посмотрите, с каждым годом такие исполнители появляются, что даже у нас, профессионалов, глаза на лоб лезут. На мой взгляд, гимнастика все больше превращается в цирк. Элементы такие придумываются, что даже во сне такое не приснится. Того же Зондерланда взять – человек летает, летает и летает. И не только над перекладиной. И на вольных сейчас, на опорном прыжке летают… Мне нравится смотреть на эти трюки. Но все-таки у нас спорт на первом месте. Поэтому всего должно быть в меру, даже зрелищности.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: