Главная / Газета 28 Сентября 2012 г. 00:00 / Спорт

Уплыли...

Что ищут в заграничных бассейнах российские спортсмены

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

После очередного «незолотого» выступления на Олимпийских играх в отечественном плавании, похоже, усилилась «центробежная» тенденция. Недавно три лидера сборной России заявили о желании тренироваться в США. Ранее этим путем, в общем-то не традиционным для нашего плавания, пошли и другие ведущие спортсмены. «Новые Известия» попытались разобраться, почему это происходит. Неужели российская тренерская школа уже совсем не удовлетворяет требованиям атлетов? Или дело в чем-то другом?

Фото: EPA
Фото: EPA
shadow
Евгений Коротышкин и Сергей Фесиков – в Италии. Роман Слуднов, Юлия Ефимова, Аркадий Вятчанин, Владимир Морозов – в США. Андрей Гречин – в Швейцарии. Это список тех лидеров российского плавания, кто тренировался за границей уже до Олимпийских игр в Лондоне. Все перечисленные – достаточно титулованные спортсмены, завоевавшие медали, в том числе и на последней Олимпиаде. Теперь к ним добавятся двукратный олимпийский призер Никита Лобинцев, призер Игр-2008 Александр Сухоруков и призер чемпионата Европы Александр Тихонов.

В США все трое планируют тренироваться под руководством известного специалиста Дэвида Сало, у которого последние полтора года занималась бронзовый призер Лондона на дистанции 200 метров брассом Ефимова (давно в его группе плавает и обладатель бронзовой медали Игр-2012 в эстафете 4х100 м вольным стилем Морозов). Если приплюсовать сюда лондонские успехи «итальянцев» – «серебро» Коротышкина на 200 м баттерфляем и «бронзу» Фесикова в уже упомянутой эстафете, а также «бронзу» (опять же в эстафете) «швейцарца» Гречина, то получится, что медальный результат в плавании России обеспечили в основном «иностранцы». Стоит ли после этого удивляться, почему отъезд за границу воспринимается сегодня у нас многими спортсменами едва ли не как единственный 100-процентный гарант успеха?

Правда, с этим можно и поспорить. Первым из нынешнего состава олимпийской сборной, кто отправился искать секрет больших побед на чужой земле, был Слуднов. Экс-рекордсмен мира на дистанции 100 и 200 м брассом, бронзовый призер Сиднея-2000, Роман вошел в историю плавания как человек, первым преодолевший стометровку быстрее минуты. Однако самая заветная – олимпийская вершина ему так и не покорилась. Потерпев неудачу в Афинах-2004, Слуднов неожиданно для многих отправился учиться на финансиста в университет Спрингфилда, но одновременно продолжил заниматься плаванием.

«Хотелось поменять свою жизнь в корне. Когда плыл в 20 лет, голова была легкая, на многие вещи просто не обращал внимание. А потом я стал задавать себе вопросы, пытался искать на них ответы и не находил. Тогда все сплелось – мои искания, бытовые проблемы, человеческая зависть… Ведь успешных людей у нас по большому счету не особо любят. Я вдруг почувствовал, что начинаю делать ошибки, а многие почему-то этому радуются... Психологически все это сильно на меня давило, и в конечном итоге я оказался выжат, как лимон. Не мог уже ни искать, ни анализировать ошибки, а главное, полностью отсутствовала энергетика. Вот для того, чтобы поднять в себе все резервы, пришлось уехать. В принципе это сработало. Вновь захотелось плавать и побеждать», – рассказывал спортсмен спустя четыре года после того, как отобрался на свои третьи Олимпийские игры.

Но в Пекине Слуднов вновь остался без медали. А в Лондоне на своей коронной стометровке занял 27-е место. «Есть ли какой-то предел моим выступлениям? – рассуждает сейчас Роман, который, несмотря на преклонный для плавания возраст (32 года), пока не объявлял о завершении карьеры. – Посмотрим. Раньше удавалось совмещать тренировки с учебой, возможно, и сейчас удастся совмещать, только теперь с работой. Специально строить свою подготовку с прицелом на Игры в Рио не собираюсь, но с другой стороны, не собирался это делать и четыре года назад. Все получилось само собой. Но видно, та мотивация, которая не реализовалась когда-то в золотую медаль, помогла сохранить себя в спорте до сих пор. Не думаю, что останься я тогда в России, у меня бы это получилось».

Дважды бронзовый медалист Пекина-2008 в плавании на спине Вятчанин перебрался в США только год назад, к тренеру уже пятикратного олимпийского чемпиона Райана Лохте – Греггу Трою. Но в отличие от своей бывшей партнерши по группе Ефимовой (в России оба несколько лет тренировались у мамы Аркадия Ирины Вятчаниной), он не сумел отобраться в Лондоне ни в один финал. По мнению пловца, причины его неудач носят сугубо личный характер, и через четыре года в Рио-де-Жанейро он намерен повторить попытку, продолжив готовиться за океаном. «Сейчас я жалею только об одном, что не уехал из России раньше», – говорит Аркадий.

Бывший главный тренер сборной России Андрей Воронцов, проработавший с командой последние четыре года, комментируя «НИ» решение Лобинцева, Сухорукова и Тихонова, не стал давать однозначных оценок: «Это может быть как хорошо, так и плохо. Отъезд пусть даже к самому опытному специалисту не дает страховой полис на успех. Думаю, что уезжают они по одной причине – отсутствие внутренней конкуренции. Я даже не соперничество на внутренних стартах имею в виду, а ежедневную конкуренцию на тренировках. Ведь если посмотреть, все наши лидеры плавают в маленьких группах – один-два человека. Ну у Михаила Горелика – четыре-пять... А ведь когда нет постоянного внутреннего «завода», эмоциональный фактор у любого человека очень сильно снижается, тренироваться в таком состоянии на протяжении долгого времени очень тяжело. Вот и едут спортсмены за новыми впечатлениями».

Фото: EPA. PATRICK B.KRAEMER
shadow О тренировочной обстановке, способной вызвать кураж, очень подробно рассказывал в Лондоне журналистам и Морозов, переехавший в США с семьей еще в 14-летнем возрасте. «Все думают, что Дэвид Сало очень много внимания уделяет каждому спортсмену, но это не так. Он просто дает задания, а мы сами соревнуемся между собой во время тренировки. Он ничего никому не говорит, не подправляет – приходится самому думать, как обогнать конкурентов. Мы учимся друг у друга. А когда я приезжаю в Россию, обязательно еду к Виктору Борисовичу Авдиенко – занимаюсь с ним техникой. В Америке и режим тренировок совершенно другой. Мой день, например, начинается в 5 утра, потому что в 5.30 я уже должен быть в бассейне. Сначала работа в зале, потом – в воде. После тренировки – учеба, которую тоже нельзя пропускать. Ну и вечером тоже часто приходится тренироваться. Тяжело? Тяжело. Но я привык…»

«В Америке совершенно другая природа тренировок, – продолжает Воронцов. – У нас больше упор делается на индивидуальную работу, а у американского тренера в группе может быть 40–50 человек. Бывает, тренер с учеником неделю не общается, у него просто нет такой возможности. С двумя-тремя лучшими спортсменами, может, и есть постоянный контакт, а остальные так сами себя и тренируют. За счет конкуренции и эмоционального фактора. Но не каждый с этим справится».

Кстати, делясь впечатлениями о своей спортивной жизни в Америке, Морозов признался, что после окончания университета в Южной Калифорнии подумывает о том, чтобы вернуться тренироваться в Россию. Если, конечно, поймет, что здесь у него будет больше возможностей для роста. Готов вернуться домой и Фесиков: «Я провел в Италии два года и могу сравнивать. Хочется попробовать добиться высоких результатов, тренируясь в России. Все-таки до Рио еще четыре года, и в случае чего можно будет что-то поменять и исправить. Ну и, конечно, многое будет зависеть от того, кто станет главным тренером российской сборной».

Президент нашей федерации плавания четырехкратный олимпийский чемпион Владимир Сальников (он пока выполняет и обязанности главного тренера национальной команды) считает, что в отъезде пловцов за границу нет ничего страшного. «Это естественный процесс, спортсмен растет, ему необходимо расширять профессиональный кругозор. Испытал это на себе. Чтобы побеждать соперника, надо знать о нем как можно больше: что он ест, пьет, в каких условиях тренируется… Помню, один из сборов, проведенных в США, заставил меня пересмотреть всю свою подготовку, переоценить себя, что в будущем помогло победить конкурентов. Так что меня эта тенденция не тревожит. Более того, считаю, что нам надо с ранних шагов, еще на уровне юношеской сборной, в 14–15 лет, знакомить спортсменов с тем, как тренируются их сверстники за рубежом. С чем они сталкиваются, какие блага им там предоставляются или не предоставляются и так далее. Потому что иногда создается иллюзорная картина: вот тут у нас все плохо, а там – все хорошо. Вот это ерунда. Не надо кидаться в крайности. Но одно дело, когда тебе на словах все это объясняют, другое – когда ты на собственной шкуре все испытаешь. Поэтому чем больше наш спортсмен получит практики и здесь, и там, тем больше у него будет возможностей понять свой вид спорта».

Но только ли от нехватки достойных спарринг-партнеров те, кто мечтает о славе Майкла Фелпса, готовы лететь на край света, жить в общежитии, вставать в пять утра и платить зарубежным наставникам из собственного кармана? Конечно же, нет. Современный спортсмен, если он настоящий профессионал своего дела, требует постоянного притока новой информации. А вот как раз ее-то в российском плавании в последнее время очень не хватало. Поэтому, что для Вятчанина, что для Лобинцева, что для Ефимовой столь кардинальная смена обстановки – это прежде всего поиск чего-то нового, того, что тренеры в России пока не в состоянии дать своим ученикам. Или уже не в состоянии…

И еще. Почему-то вспоминаются слова Ефимовой, сказанные ею в Москве на этапе Кубка мира после первого сбора у Сало: «Не знаю почему, но в России я иногда даже не могла себя заставить прыгнуть в воду, а там всегда прихожу в бассейн с удовольствием, и меня не надо ни подгонять, ни заставлять. Самое главное, мне там спокойнее. А здесь все время какие-то проблемы возникают, дергаешься по пустякам, не можешь на главном сосредоточиться. Там ты тоже пашешь, но после тяжелой работы мы делаем все вместе какие-то веселые игровые упражнения, становится легче в эмоциональном плане, поэтому и перевариваешь все по-другому».

Рассказывая о своей новой жизни, Юля, по сути, повторила все то, что до нее много раз говорили Коротышкин, Фесиков, Слуднов и все остальные: «Там прежде всего изменилась психология, самооценка, понимание своих задач, своего места в спорте. Я стала спокойнее, увереннее в себе». Может быть, дело не только в более комфортном климате, здоровой пище или новейших методиках подготовки, а в чем-то другом? Например, в общей атмосфере в российском плавании, и не только в нем, от которой просто хочется убежать?..

С другой стороны, олимпийских чемпионов в этом виде спорта у нас давно как не было, так и нет. И заграница пока в данном вопросе тоже не помогла.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 сентября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: