Главная / Газета 12 Сентября 2012 г. 00:00 / Спорт

«Я мечтал стать Робинзоном Крузо»

Владимир Кличко

Беседовал Илья КИСЕЛЕВ («НИ», 21 октября 2005 года)

«Новые Известия» продолжают публикацию материалов из своего архива, приуроченную к грядущему 15-летию газеты. В минувший уикенд Москву посетили знаменитые, а где-то уже и легендарные братья Кличко. Виталий боксировал с немцем Мануэлем Чарром (и, как известно, победил), а Владимир ему секундировал. На протяжении многих лет они держат, что называется, в семье все самые престижные чемпионские пояса, которые существуют в супертяжелом дивизионе профессионального бокса. И сейчас «НИ» решили напомнить читателям разговор с младшим Кличко, который состоялся в один из прошлых его визитов в нашу столицу, семь лет назад...

Фото: EPA. BARTLOMIEJ ZBOROWSKI
Фото: EPA. BARTLOMIEJ ZBOROWSKI
shadow
– Владимир, вы частый гость в Москве?

– Да, здесь я был много-много раз. Нынешний визит частный. Решил приехать после боя с Питером, пообщаться со своими российскими поклонниками через прессу и еще раз поблагодарить их за поддержку.

– А как Москва влияет на вас?

– Потрясающе, особенно в информационном плане. Это очень интенсивный город. Москва – огромный поток энергии.

– Вы заряжаетесь этой энергией или, наоборот, ее отдаете?

– Сначала заряжаешься, подстраиваешься под ритм города, но очень быстро понимаешь: чтобы держать этот темп, нужно находиться в хорошей форме. Нужно как минимум жить здесь. В основном наши с братом визиты в Москву носят кратковременный характер – 4–5 дней, поэтому уставать от этого ритма не успеваешь.

– Раньше не было возможности спросить, теперь она появилась. Хотел бы из ваших уст услышать, в чем феномен братьев Кличко? Почему вы стали так популярны?

– Честно говоря, я не ощущаю себя популярным.

– И что, бремени славы совсем не чувствуете?

– Бремени? Есть такое выражение: популярность – это как чемодан без ручки, тяжело нести, но жалко бросить. К таким словам, как «популярность, звездность, известность», я стараюсь относиться очень осторожно. Если человек действительно считает себя звездой, он уже далек от реальности. Я считаю, такой человек не способен верно оценить то, что происходит вокруг него, реализовать свой потенциал. Он останавливается в процессе обучения. Знаете, мне просто приятно, что у нас есть поклонники, что к нам есть интерес, который мы можем использовать, например, в социальных, благотворительных целях.

– Вас с Виталием называют едва ли не единственным достоянием современной Украины. Как вы на это реагируете?

– Не согласен. Это Украина наше достояние, а не братья Кличко – достояние Украины.

– А ваше отношение к разговорам о том, что только благодаря поддержке Кличко на президентских выборах победил Виктор Ющенко? Мол, примкни вы к противоположному лагерю...

– Это не так. Как и многие украинцы, мы были за честные, демократические выборы по европейским стандартам. Первые выборы прошли по иному сценарию, и мы не могли не заявить о своей гражданской позиции. Но прежде всего очень важно, что все обошлось без крови и насилия.

– Вы не разочаровались в лидерах «оранжевой революции», которые в итоге разошлись, а кое-кто, как говорят, банально использовал политическую конъюнктуру в корыстных, коммерческих целях?

– Нет, не разочаровался. Участие в политической жизни – это естественный процесс. Политика есть везде – в спорте, в отношениях между вами и мной, между мужем и женой... Политику и ее правила надо знать.

– Виктор Ющенко – ваш друг?

– Виктор Ющенко – наш президент.

– Старая власть вас тоже жаловала – вручила вам в 20-летнем возрасте орден «За мужество» после победы на Олимпиаде в Атланте. С тех пор коллекция регалий пополнилась?

– Все наши награды хранятся в музее города Киева. Во всяком случае, их большая часть, то, что мы успели передать.

– Еще вы с братом большие путешественники, причем с детства. Виталий родился в Киргизии, вы в Казахстане, в Семипалатинске... Кстати, помните то время? Ядерный полигон...

– Очень четко. Особенно как нас регулярно трусило. Я благодарен богу, родителям, спорту, что имею возможность путешествовать, знакомиться с интересными людьми. Правда, это происходит настолько интенсивно, что порой не успеваешь понять, что случилось. Между прочим, в детстве я мечтал стать Робинзоном Крузо. Можно сказать, моя мечта осуществилась. Он тоже много путешествовал.

– Ни за что не поверю, если скажете, что насыщенная общественная деятельность не влияет на вашу спортивную карьеру. В негативном плане. Вы же разбрасываетесь, распыляетесь...

– Неверно. Мы четко знаем, когда можно отвлечься от спорта и когда это категорически исключено. Например, сейчас Виталий готовится к бою с Рахманом, а потому в последних акциях нашего фонда не участвовал. Я же, наоборот, свой бой уже провел и мог позволить себе съездить по линии ЮНЕСКО в Румынию, на открытие детского дома, и в Бровары на презентацию нашего благотворительного проекта. Просто нужно уметь расставлять приоритеты и распоряжаться своим временем. Есть время для спорта и есть время для благотворительности, личной жизни, остальных увлечений.

– Между тем многие склонны считать, что именно слишком активный околоспортивный образ жизни, подразумевающий массу проектов, акций, съемок, презентаций, пресс-конференций, поездок, и привел вас к поражениям от Корри Сандерса и Лэймона Брюстера.

– Я считаю, что пагубную роль сыграл успех, которого я достиг в спорте за очень короткое время. В 14 лет я начал боксерскую карьеру, к 20 выиграл все в любительском боксе – чемпионаты Европы, мира, Олимпиаду. В 24 года я стал чемпионом мира среди профессионалов в тяжелом весе. В 26 проиграл. Было чересчур много спорта, поединков... На сегодняшний день у меня уже почти 50 боев. Многие на этом рубеже заканчивают карьеру.

– Не буду топтаться на теме вашего злополучного поражения нокаутом от Брюстера...

– Ну почему, можете потоптаться. Это делали так часто, что у меня выработался иммунитет.

– Хотел спросить о другом. После того боя речь шла о том, что вас чуть ли не отравили, правда, в итоге дело замяли. А вообще, насколько чист мир профессионального бокса и возможно ли в нем использование откровенно грязных приемов?

– Лично я не знаю примеров, когда, например, поединки покупались. И не хочу верить в это. Классический спорт – это замечательно, чисто, грациозно. Хотя если вы хотите познакомиться с его темными сторонами, то прочитайте книгу известного промоутера Дона Кинга «Жизнь и преступления Дона Кинга». После ее прочтения понимаешь, какой бэкграунд у некоторых представителей профессионального бокса.

– Известно, что вы с Виталием обещали никогда не выходить на ринг друг против друга и в то же время ставите перед собой цель собрать все чемпионские пояса в супертяжелом весе. Какие пояса вас интересуют?

– Любой из трех оставшихся – WBA, IBF и WBO.

– Но Виталий, по-моему, в свою очередь заявлял, что хотел бы стать абсолютным чемпионом мира в супертяжелом дивизионе, то есть забрать все пояса. Тогда нестыковка получается – вам ничего не останется...

– Давайте сначала мы завоюем все чемпионские пояса, а потом уже перейдем к глобализации наших планов. Думаю, в четырех версиях мы как-нибудь разберемся с Виталием. По-братски.

– Кто может помешать реализации ваших планов?

– Любой соперник. Даже тот, который, казалось бы, не способен на это. Но кто бы ни оказался моим следующим противником, путь у него один – путь проигравшего.

– Владимир, а если у вас так и не получится полностью реализоваться на ринге, вас сильно это расстроит?

– У меня получится. Не сомневайтесь.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 сентября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: