Главная / Газета 9 Ноября 2011 г. 00:00 / Спорт

«Двадцать лет разрываюсь между Россией и Австралией»

Экс-абсолютный чемпион мира по боксу Костя Цзю

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

На минувшей неделе российский боксер, выступающий в первой тяжелой категории, Денис Лебедев завоевал титул временного чемпиона мира по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA), и в этом огромная заслуга его тренера, легендарного «короля ринга» Кости Цзю. Пользуясь случаем, «НИ» собирались поговорить с великим боксером о лучших моментах его биографии, бизнесе, планах на будущее, но жизнь распорядилась иначе. Ушел из жизни Джо Фрейзер. Человек, нокаутировавший самого Мохаммеда Али. Избежать этой темы в разговоре с Костей ЦЗЮ было невозможно.

shadow
– Костя, вы были знакомы с Фрейзером?

– Да. Несколько лет назад виделся с ним в Австралии. Ему было уже немало лет, но он сохранял отличную форму и следил за весом. Фрейзер, на мой взгляд, – это боец из великой четверки «мушкетеров - тяжеловесов» прошлого, в которую, кроме него, входят Мохаммед Али, Джордж Формен и Кен Нортон. Джо не был «панчером», то есть не славился таким мощнейшим ударом, как Формен, и такой скоростью передвижения по рингу, как Али. Но при этом Фрейзер предпочитал силовой, атакующий стиль и умел точно «выцеливать» соперника одним ударом. Это был неповторимый боец. Его лучшие бои находятся в моей видеотеке.

– Ваш стиль сильно отличался от манеры Фрейзера?

– Пожалуй, да. Я предпочитал, скажем так, интеллектуальный бокс.

– Не будем больше о грустном. В этом году вы удачно дебютировали в качестве тренера. Под вашим руководством Денис Лебедев побил не кого-нибудь, а американцев Роя Джонса и Джеймса Тони. Собираетесь продолжать заниматься тренерской деятельностью?

– Знаете, как боксер я добился многого. Был и абсолютным чемпионом мира в своей весовой категории. Но даже на пике карьеры всегда считал, что мне нужно еще учиться и учиться. А как тренер я делаю самые первые шаги и пока не знаю, готов ли я к этой работе. Не буду скрывать, что когда мне предложили готовить Дениса (Лебедева. – «НИ») к бою с Джонсом, во мне взыграло самолюбие. Это был серьезный профессиональный вызов. Поработав с Лебедевым и его командой, я понял, что мне очень интересно такое сотрудничество. Поэтому к бою Тони по прозвищу Туши свет я подходил именно как тренер Дениса. И сейчас мне хочется продолжить сотрудничество именно с ним. А вот развивать тренерскую карьеру мне бы пока не хотелось. Вы бы видели, как я поседел после боев с Джонсом и Тони. Мне пока очень сложно находиться по ту сторону ринга. А еще у меня есть свой бизнес в Австралии, и я не хочу его бросать.

– А с чем связан бизнес?

– Конечно, с боксом. Вот у нас в России человек, окончивший институт физкультуры тридцать лет назад, до сих пор может тренировать. В Австралии все обстоит по-другому. Даже для того, чтобы учить боксу в фитнес-клубе, надо получить лицензию, а потом каждые два года проходить переаттестацию или своеобразные курсы повышения квалификации. Моя фирма получила право обучать и аттестовывать специалистов по определенной методике. За учебу платят деньги. Но человек, получивший диплом моей организации, как правило, легко находит престижную работу, набирает учеников и отрабатывает вложенные в образование деньги. Я же, получается, ставлю на кон свою репутацию. Мне было бы стыдно, если бы дипломы оказывались в руках дилетантов.

– А в чем, собственно, заключается суть этой подготовки?

– Тренеры, проходящие аттестацию, должны знать и изучать не только чисто спортивные дисциплины, но и психологию, физиологию, диетологию, другие предметы. Кроме того, от специалистов требуется и умение не только пользоваться Интернетом, но и вести там свои блоги. Просто это облегчает поиск будущей работы. Так вот, для зачета необходимо набрать двадцать пять баллов. Скажу, что для этого они должны разбираться во всех дисциплинах.

– Можно ли подобный опыт перенести на российские просторы?

– Частично – да. У меня уже есть контакты и определенные договоренности с одним крупным спортивным центром. Но для того, чтобы внедрить систему по всей стране, думаю, нужно попасть на прием к министру спорта. Да и речь ведь идет не о любительском, а профессиональном спорте, поэтому есть свои нюансы. Но желание попробовать перенести методику в Россию у меня есть.

– Знаю, что лично вы психологией интересуетесь много лет и изучали Дэйла Карнеги…

– Да. Но сначала я прочитал книгу о йоге. А в девятнадцать лет уже изучал Карнеги. И его книга является для меня настольной. Думаю, и у всех она должна находиться на видном месте. Вообще я считаю себя психологом по жизни. Во многом знания этого предмета помогли мне, когда я готовил Лебедева к бою с Тони. Я говорил с ним о том, что ни в коем случае нельзя недооценивать соперника. В драке с таким мастером нужно быть предельно сосредоточенным и прекрасно понимать, что он, даже в солидном возрасте, одним ударом действительно может тебе «выключить свет». Любая недооценка соперника всегда может привести к поражению.

– В Австралии у вас бизнес. В России – работа с Лебедевым. В какой стране вы проводите больше времени?

– В последнее время получается примерно пятьдесят на пятьдесят. Кроме того, перелет из одной части света в другую составляет целые сутки. Доходит до того, что у меня почти нет времени пообщаться с друзьями. Рад, что удалось попасть на торжество, посвященное сорокалетию со дня свадьбы Иосифа Давыдовича Кобзона, с которым у меня сложились очень хорошие отношения. Он, кстати, внимательно следит за боями Лебедева. Еще общаюсь с Вячеславом Фетисовым. А так очень мало времени на общение. Работа, перелеты…

– А как же ваши многочисленные домашние животные чувствуют без вас в Австралии? Например, питон Джейк?

– Джейк жив и здоров, хотя ему уже шестнадцать лет. Его мне подарили после победы над Джейком Родригесом. Отсюда и имя питомца. Перед вылетом в Москву я его хорошо накормил. Сейчас, наверное, ждет моего возвращения. Был еще краб, но они долго не живут. А мой то ли убежал, то ли его съели. Зато в доме три собаки. Но за ними есть кому присмотреть. А вообще я люблю сам ухаживать за животными.

– Вам приходится много летать по миру. Ведение домашнего хозяйства – прерогатива супруги?

– Да, она полностью распоряжается финансами. И я в этом плане ее никак не контролирую. Мне нравится, как идут дела. Зато я мою по утрам посуду и выношу мусор. Это мои домашние обязанности.

– Читал, что вы уже и детей приучили выполнять эти же дела?

– Так и есть. Понимаете, мне не трудно взять мешок мусора и донести до контейнера. Но когда таких мешков несколько, то почему бы не сделать работу всем вместе? Сыновья у меня занимаются боксом. Так что за один заход всегда справимся.

– Правда ли, что вы до сих пор запрещаете детям дома общаться с вами на английском языке?

– Я не понимаю детей, когда они вдруг обращаются ко мне на английском. Благодаря этому они понимают, пишут, читают на русском. Правда, чаще всего, первое, второе и третье делают с ошибками. Но ведь все мы иногда ошибаемся.

– Кстати, вы раньше вели дневник, в котором временами переходили с русского на английский и наоборот. Сейчас продолжаете записывать свои мысли?

– Как вам сказать… В наше время можно общаться с людьми через собственный сайт, переписываться по электронной почте, обмениваться эсэмэсками. Другими словами, есть много способов делиться своими впечатлениями. Поэтому, хоть я и веду дневник, но записи там появляются гораздо реже, чем раньше. Но английские слова по-прежнему соседствуют с русскими.

– У вас не только сыновья, но и вся семья спортивная. Дочь увлекается гимнастикой. Отец совершает пробежки…

– Только мама, которая работала медсестрой, осталась в стороне от спорта. Должен же быть в семье хоть один человек, который не погружен в тренировки (смеется).

– Костя, у каждого боксера есть поединок, который может в корне изменить всю его дальнейшую карьеру. У Лебедева это, наверное, встречи с Джонсом и Тони. А у вас сражение с Верноном Форрестом в финале чемпионата мира 1991 года? Ведь после победы над ним вы ушли в профессионалы.

– В моей карьере было очень много важных и красивых боев. Можно вспомнить победы над Мигелем Гонсалесом, Хулио Чавесом, Шамбой Митчеллом, Забом Джудой… А двадцать лет назад все получилось так. Мне и до чемпионата мира поступали предложения перейти в профессионалы. Я для себя решил, что Олимпиада 1992 года станет моим последним турниром в любителях. Но мои бои на мировом первенстве произвели большое впечатление на публику. А поединок с Форрестом, кстати, тоже будущим чемпионом мира среди профессионалов, получился особенно ярким. После него ко мне подошли тренер Джонни Льюис и промоутер Билл Морди с предложением остаться в Австралии. Переговоры велись через доктора команды, поскольку из всей нашей команды только он неплохо знал английский. В итоге я согласился перейти в «профи», и уже 7 января 1992 года все формальности были улажены. А в марте я провел свой первый бой в новом статусе. Австралиец Даррелл Хайлз продержался на ринге менее двух минут. И вот с тех пор, уже двадцать лет, я разрываюсь между Россией и Австралией.

Опубликовано в номере «НИ» от 9 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: