Главная / Газета 29 Декабря 2010 г. 00:00 / Спорт

Не каждому дано

Почему знаменитые спортсмены не могут передать эстафету побед своим детям

Александр КОЧЕТКОВ, Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Всем известно утверждение о том, что природа отдыхает на детях великих родителей. Именно таким образом принято объяснять и впрямь довольно часто встречающуюся в жизни ситуацию, когда дети оказываются не в состоянии добиться столь же внушительных успехов на одном и том же поприще со своими отцами или матерями. Более того, наследники чаще всего даже не становятся на эту стезю, видимо, подсознательно боясь не выдержать конкуренции с гениальными предками. А так ли дело обстоит в спорте? Можно ли передать символическую эстафету побед по наследству, от родителей детям? «Новые Известия» решили поискать ответ на этот вопрос.

Фото: WWW.CSKA-HOCKEY.RU
Фото: WWW.CSKA-HOCKEY.RU
shadow
Спортивная практика показывает, что дети, как правило, остаются в тени своих знаменитых родителей. Скажем, весьма красноречивым доказательством этого служит судьба сына короля футбола Пеле. Эдинью (так его звали) стал вратарем, несколько лет защищал ворота бразильского «Сантоса», однако выдающейся карьеры не сделал. Более того, в 1999 году он получил шесть лет тюрьмы условно за то, что насмерть сбил человека. В 2005-м его арестовали по обвинению в распространении наркотиков... Или, скажем, вспомним сына другого величайшего спортсмена – хоккеиста Валерия Харламова. Александр, в отличие от Эдинью, ни в каких темных историях замешан не был, играл (в хоккей) за ЦСКА, СКА, московское «Динамо», даже был задрафтован Национальной хоккейной лигой. Однако надежд не оправдал. Второго Харламова на льду мир так и не увидел. Сейчас любителям хоккея в нашей стране хорошо известен сын другого знаменитого мастера клюшки и шайбы Бориса Михайлова – Егор. Но и его нельзя сравнивать с отцом, капитаном ЦСКА и сборной СССР, двукратным олимпийским чемпионом, шестикратным победителем мировых первенств. Кстати, именно Борису Михайлову принадлежит рекорд результативности в матчах за национальную сборную – 77 шайб. Стали хоккеистами сыновья Вячеслава Быкова (Андрей) и Владимира Крутова (Алексей). Оба в какой-то момент обосновались в Швейцарии, в тамошнем хоккее на хорошем счету, но не более того...

Хотя есть исключительный пример легендарных заокеанских хоккеистов Бобби и Бретта Халлов. Халл-старший забросил за свою карьеру 610 шайб и однажды завоевал самый почетный трофей НХЛ – Кубок Стэнли. Халл-младший сумел перекрыть достижения отца, забросив 741 шайбу и дважды выиграв Кубок Стэнли. В футболе тоже есть яркое исключение в лице итальянцев Чезаре и Паоло Мальдини. Первый (отец) четыре раза становился чемпионом Италии, дважды брал Кубок европейских чемпионов и в 60-е годы был капитаном национальной сборной. Но сын с лихвой перекрыл все эти достижения. Только скудетто он выигрывал семь раз, а еще в его послужном списке пять побед в Лиге чемпионов, «серебро» и «бронза» на чемпионатах мира и Европы.

Да и у нас есть примеры успешных спортивных династий. Достаточно вспомнить мастеров хоккея с мячом Сергеев Ломановых. Старший десять раз побеждал в чемпионатах СССР и пять раз на мировых первенствах. Младший пока чуть отстает, он четырехкратный чемпион мира. Можно также назвать футболистов Григория и Владимира Федотовых, которые в разные годы становились чемпионами Советского Союза и наколотили более 100 мячей в официальных матчах... И все же это исключения.

«Доля истины в том, что природа отдыхает на детях выдающихся спортсменов, есть, – осторожно заметил лучший футболист СССР 1972 года Евгений Ловчев. – На мой взгляд, существует много разных причин, которые мешают детям достичь высот своих родителей. Дело в том, что наши дети зачастую выбирают себе будущую профессию не потому, что она им действительно нравится и они готовы быть настоящими фанатами своего дела. Просто к определенному выбору их невольно подталкивает сама среда. Например, в моем доме всегда были разговоры на футбольные темы, а сын больше всего любил играть с мячом. Наверное, в такой обстановке ему было трудно представить себя вне этой игры. Так начинают карьеру многие дети футболистов. К сожалению, ребята даже не видят альтернативы футболу, а ведь могли бы проявить себя в других видах спорта или в совершенно иной профессии, но предпочитают идти по стопам отцов. Я, конечно, рад, что мой старший сын Женя дважды выигрывал чемпионат Казахстана, признавался там лучшим игроком. Но закрепиться на более высоком уровне ему, увы, не удалось».

«Как ни странно, беда детей наших знаменитостей в том, что у них счастливое детство, – считает известный в прошлом мастер игры в футбол и хоккей с мячом Валерий Маслов. – Они жили в достатке, им не нужно было лезть из кожи вон, как родителям, чтобы выбиться в люди. И вообще дети, растущие в благополучных семьях, увы, часто думают только о развлечениях. У этой «золотой» молодежи не видно фанатичного стремления тренироваться часами напролет. Хотя многое зависит и от тренеров, сумеет ли наставник подобрать ключик к воспитаннику с громкой фамилией. Кто-то, конечно, психологически не выдерживает того, что его регулярно сравнивают со знаменитым папой, что сравнение не в пользу молодого человека. В результате ситуация, когда сын достигает в спорте уровня отца, единичны. Есть, конечно, исключения. Например, Ломановы. Серега с детства мечтал играть, как отец, и с утра до вечера занимался спортом. Его не тянуло на сомнительные развлечения, да и характер оказался отцовским. Он не боялся сравнений, не опускал рук в случае неудач и сейчас смело говорит, что мечтает переписать бомбардирские рекорды отца. Кто знает, с таким отношением к делу, может быть, это у него и получится. Отметил бы и династию Шустиковых. У Вити даже внук стал футболистом! Я наблюдал за ним – талантливый парень. А все потому, что Витя и его сын Сережа с детства очень любили футбол и, что тоже важно, не были обделены талантом. Если таланта не хватает, то никакие гены не помогут. На моей памяти, кстати, был интересный случай. Многократный чемпион мира по хоккею с мячом Михаил Осинцев просто запретил своему сыну заниматься этим видом спорта, заявив: «Лучше меня ты играть все равно не будешь, поэтому ищи себя в чем-то другом». А у парня были отличные задатки».

«Мне кажется, что проблема отцов и детей в спорте несколько надуманна, – полагает двукратный олимпийский чемпион Владимир Крутов. – Борису Михайлову, Славе Быкову, Сергею Гимаеву, мне можно гордиться своими сыновьями. Мой Алексей добился определенных успехов исключительно своим трудом. Мне хотелось, чтобы Леша играл на высоком уровне, но я никогда на этом не настаивал. Ему нравилось кататься, держать в руках клюшку. С возрастом у него появились и такие качества, как трудолюбие, ответственность, без которых в спорте никуда. Я считаю, что дорасти до уровня игрока команды мастеров – это уже большое достижение. Думаю, Алексей, Егор Михайлов и многие другие заслужили право считаться самодостаточными спортсменами, а не только детьми своих родителей».

«Я вообще не думал, что мой сын Сергей станет хоккеистом, хотя, работая в школе ЦСКА, водил его с собой на тренировки, – рассказывает Сергей Гимаев. – Записал парня в баскетбольную секцию и следил за тем, как он учится в общеобразовательной школе. Но любовь к хоккею у Сереги оказалась сильнее. Мне кажется, что он сделал осознанный выбор, а не я ему что-то подсказал или порекомендовал. Так и у других хоккеистов дети нередко проводят много свободного времени в ледовом дворце. Кроме того, у них нет проблем с экипировкой, а это в нашем спорте очень важно. Правда, я знаю и множество случаев, когда известный папа просто заставлял отпрыска играть в хоккей, а тот при первом удобном случае прогуливал тренировки. Конечно, в результате ничего не получалось. А вообще, чтобы добиться вершин в профессии, одного трудолюбия и желания недостаточно. Поэтому такими, как Валерий Харламов или Владимир Крутов, становятся единицы».

«Ученые уже отметили, что выдающиеся способности, как правило, передаются от деда к внуку, то есть через поколение, – сообщил «НИ» заместитель директора института психологии РАМН Сергей Юревич. – Правда, в спорте я с такими закономерностями практически не сталкивался. Хотя, например, в НХЛ сейчас играет внук знаменитого тренера Виктора Тихонова. Подавал надежды в качестве футбольного вратаря внук Льва Яшина. Конечно, в данном вопросе существенны проблемы, связанные с мотивацией молодого человека. Будущий спортсмен должен четко понимать, чего он хочет добиться, и двигаться к этой цели. Вот один пример. Сын легендарного гроссмейстера Алехина отказался от карьеры шахматиста, заявив: «Лучше, чем отец, я играть не смогу, а хуже – не хочу». И еще многие дети не выдерживают постоянных сравнений со своими родителями, поэтому предпочитают добиваться успехов и делать карьеру там, где никто не будет проводить этих параллелей».


Есть один очень яркий пример продолжения семейной спортивной традиции, пройти мимо которого мы просто не могли. Это, конечно, знаменитый тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова, дочь великого хоккейного наставника Анатолия Тарасова. Сама Татьяна Анатольевна не любит, когда ее называют великим тренером. «Великим был папа. Я же просто хороший», – считает она. Но каким эпитетом прикажете называть специалиста, чьи ученики выиграли что-то около 50 золотых медалей на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы? «НИ» поинтересовались у Татьяны Анатольевны, почему на ней, дочери великого Тарасова, «природа не отдохнула» и почему она, пойдя по отцовским стопам, тоже добилась выдающихся достижений.
«Весь секрет в том, что я многому училась у отца, – ответила она. – Я училась всему – терпению, самоотверженности, выдержке. У папы было потрясающее желание работать. На каждой тренировке он выкладывался по максимуму и никогда не считал себя лучше других. Нас с сестрой Галей воспитывали в строгости. Все, что у других было хорошо, у нас считалось всего лишь нормальным. Никогда не забуду, как в семь утра в любую погоду наша милая нежная мама по приказу отца выгоняла нас на улицу делать зарядку. Кроссовок тогда не было. Так мы и шлепали по лужам в матерчатых кедах за три рубля. И не дай бог было плохо пробежать. Отец смотрел с балкона и, если что-то не нравилось, выгонял обратно. Он очень строгий был. И требовательный. Но эти качества не имели ничего общего с тиранством. По-моему, папа просто долго понять не мог, что у него родились две дочки, а не два сына. Поэтому в детстве я играла в хоккей, футбол, имела разряд по прыжкам в воду… Мы с детства с Галей были очень самостоятельными. Потом эти качества мне очень пригодились в профессии. Когда получила травму и карьеру спортсменки пришлось закончить, поняла, что без фигурного катания мне будет трудно. Естественно, чтобы удержаться в этом мире, готова была пропадать на катке с утра до вечера. С самого начала была уверена: если пахать как проклятая – результат обязательно придет. Меня часто спрашивали – помогала ли мне знаменитая фамилия? Нет. У папы времени не хватало, чтобы делать протекцию своим дочерям. А кроме того, не давать никому никаких поблажек была его принципиальная позиция. Он даже своему единственному внуку не захотел сделать освобождение от армии, как мы с Галей его ни просили. Папа никогда меня не хвалил. Это у нас было не принято. Единственная оценка моего труда прозвучала после победы Климовой и Пономаренко в 1992-м в Альбервилле, когда, обращаясь ко мне, отец сказал: «Коллега...» А для меня это уже шестая Олимпиада была. И третья золотая олимпийская медаль! Папа был удачливым человеком. Думаю, эту удачливость он оставил мне. То время вообще породило целую плеяду тренеров –Жук, Чайковская, Москвина, Мишин, я… Потому что начиналось что-то новое. В танцах Лена Чайковская задавала тон, потом я. Мы развивались в совершенно разных направлениях. Мы хотели придумать этот вид. Придумать его по-своему. В результате боролись стили, направления, это были и большие слезы, и соперничество настоящее. Выигрывал то один, то другой, мы воспитывали великие пары, которые в памяти до сих пор. Вот это все тоже надо учитывать…»

Опубликовано в номере «НИ» от 29 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: