Главная / Газета 28 Октября 2010 г. 00:00 / Спорт

«Сейчас даже не верится, что у меня была «бронза» на Олимпиаде»

Александр Третьяков

МАТВЕЙ ВОЛОДИН

Сборная России по скелетону сейчас проводит сборы в латвийской Сигулде, где скоро будет разыгран Кубок страны. Один из главных претендентов на победу в этом турнире – бронзовый призер Олимпиады в Ванкувере, обладатель Кубка мира Александр ТРЕТЬЯКОВ. «Новые Известия» задали молодому, но уже известному спортсмену несколько вопросов.

shadow
– Александр, соревнования в Сигулде будут первыми для вас после летнего перерыва?

– Да, мы впервые будем гоняться на льду. Но насчет летнего перерыва вы погорячились. Его фактически не было. Двухнедельный отпуск я отгулял еще в апреле, после чего начал тренироваться.

– Получается, что вы готовились к сезону на протяжении пяти месяцев. Так ведь за это время можно несколько раз набрать форму и растерять ее.

– Так я же не сразу начал работать по полной программе. Сначала нужно было привести себя в порядок после отпуска, который мы с женой провели в Таиланде…

– Путешествие не близкое. Неужели вы во время сезона не налетались?

– Друзья посоветовали съездить в Таиланд. Рассказывали много хорошего об этой стране. И я, признаться, не пожалел, что там побывал. И на слонах мы покатались, и накупались. В общем, отдохнули здорово. Большего мне было и не нужно. Когда вернулись из Таиланда, ноги сами несли меня на стадион – организм требовал нагрузок. Еще месяц без тренировок я бы точно не выдержал.

– Тренировались дома в Красноярске?

– Не только. В августе были сборы в той же Сигулде, где мы вместе с бобслеистами отрабатывали разгон на эстакаде. В сентябре в Сочи была легкоатлетическая подготовка. Дома в это время холодно, нормально не побегаешь, а в Сочи было 30 градусов тепла.

– Самый раз для представителя зимнего вида спорта. И как вам столица будущей Олимпиады?

– Впечатлила. Перед этим я был в Сочи два года назад, и с тех пор многое изменилось. Реконструировали стадион, на котором мы как раз и тренировались, сделали новые дороги...

– С олимпийской трассой, на которой вам предстоит соревноваться в 2014 году, успели познакомиться?

– Не то что трассы, я даже проекта ее не видел. Информацию по этому поводу черпаю только из Интернета.

– А шансы на то, что в России появится еще одна трасса, есть?

– Обещали соорудить в Красноярске эстакаду для тренировки разгона – это в разы дешевле, чем строить трассу. Но дело тоже важное. Надеюсь, что моя олимпийская «бронза» в этом деле тоже поможет.

– Вашим главным и единственным конкурентом в России по-прежнему является Сергей Чудинов?

– Есть и молодые талантливые спортсмены, которые в прошлом году выступали на этапах Кубка Европы, набирались там опыта. Возможно, кто-то из них в новом сезоне и «выстрелит».

– То есть российский скелетон ждет большое будущее?

– Наверняка. Народ охотно идет в наш вид спорта. Хорошая школа есть в Красноярске, в Москве, где тренируется Чудинов. Надеюсь, на Кубке России будет интересная борьба.

– Кстати, прошлые соревнования в Сигулде оказались для вас не слишком удачными. В том плане, что чемпионат России-2010, который прошел уже после ванкуверской Олимпиады, вы пропустили.

– Это не моя вина. Контейнер, где находился мой скелетон, с задержкой прибыл из Ванкувера. Вот и пришлось за чемпионатом наблюдать со стороны. Тогда, кстати, победил Чудинов.

– Скоро у вас и международный сезон начнется.

– Да, в конце ноября стартуем в Ванкувере. Вернусь на олимпийскую трассу, которая оказалась для меня счастливой. Надеюсь, и на этот раз удача от меня не отвернется, и новый сезон я начну не хуже, чем закончил предыдущий.

– Давайте вспомним – бронзовые в вашем случае – мгновения Ванкувера...

– Давайте попробуем. Правда, впечатления об Играх уже немного стерлись, эмоции схлынули. Иногда даже самому не верится, что была Олимпиада, была «бронза».

– А олимпийская трасса? После того, как на ней во время тренировки насмерть разбился грузинский саночник, некоторые спортсмены, говорят, отказывались выходить на старт.

– Да, трасса действительно необычная. Но в скелетоне никаких отказов не было. Да никто и не перевернулся.

– В вашем виде спорта аварий вообще бывает меньше, чем в санях или бобслее.

– Это связано с технической характеристикой скелетона. Он широкий, с низкой посадкой. У нас спортсмен при прохождении трассы находится ближе ко льду, чем бобслеисты и саночники, а потому переворачиваются скелетоны не так часто. Зато управлять ими сложно. Приходится работать всем телом – руками, коленями. Например, левое колено – правая рука. И наоборот.

– Вы планируете выступать на всех этапах Кубка мира или некоторые пропустите?

– Я не сторонник рваного соревновательного графика, потому рассчитываю выступить на всех этапах без исключения. Да, старты проходят каждую неделю, и по опыту знаю, что поначалу будет непросто – постоянные перелеты, перемена мест. Но недели через три-четыре втянусь в этот режим, и все пойдет по накатанной колее.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: