Главная / Газета 6 Октября 2010 г. 00:00 / Спорт

«Обвиняемый уже был признан виновным»

Корреспондент «НИ» побывала на судебном процессе по «делу бобслеистки Ирины Скворцовой»

АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО, Лауфен

В понедельник в Германии начался суд по делу российской бобслеистки Ирины Скворцовой, которая в ноябре прошлого года из-за ошибки немецкого арбитра Петера Хелля попала в страшную аварию во время тренировочного заезда на трассе в Кенигзее. Тогда, напомним, в перевернувшийся экипаж Скворцовой врезался другой боб, который выпустил на старт, несмотря на красный сигнал светофора, именно судья Хелль.

Фото: АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
Фото: АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
shadow
Похоже, никогда раньше маленький городок Лауфен, уютно расположившийся среди альпийских гор, не привлекал к себе внимание такого числа немецких и российских журналистов. В здании местного суда начались слушания по делу о неумышленном нанесении вреда здоровью россиянки Ирины Скворцовой судьей Международной федерации бобслея и скелетона (FIBT) Петером Хеллем. В том ноябрьском столкновении наша спортсменка получила серьезные увечья, и до сих пор, даже после нескольких десятков сложнейших операций, остается неясным, сможет ли она ходить самостоятельно.

...На столе, за которым сидели обвиняемый и его адвокат, лежали стопки папок с документами и юридические справочники с множеством закладок. Адвокат вел себя очень активно, наступательно, задавая каждому свидетелю нескончаемые вопросы. Ответы явно не устраивали обвиняемого. Он громко, эмоционально возмущался, скептически качал головой, всячески давая понять судье и присутствовавшим в зале журналистам, что свидетели, мягко говоря, сильно не правы.

В перерыве на вопрос корреспондента «НИ», признает ли он свою вину хотя бы частично, Хелль отвечает однозначно и твердо: «Я абсолютно ни в чем не виноват». «А как же ваша команда стартовать, данная экипажу Скворцовой, несмотря на красный сигнал светофора?» – спрашиваю я. «Светофор тут вообще ни при чем, – ответил обвиняемый. – Он мог быть не только красным, но даже голубым или фиолетовым – какая разница?»

После столь категоричного заявления пришлось поинтересоваться у Константина Гинзбурга, адвоката Скворцовой, на самом ли деле пресловутый сигнал светофора не сыграл роковой роли. «Естественно, это не так, – сказал он. – Даже если бы ничего не случилось, то старт на красный сигнал в бобслее не дает возможности начать отсчет времени заезда, и тогда теряется весь смысл тренировочного спуска. Обвиняемый не получал устного разрешения давать старт, о чем говорят практически все показания свидетелей. Но что самое интересное в сегодняшнем процессе, так это то, что обвиняемый уже был признан виновным. Решение суда состоялось еще в марте, в рамках так называемого упрощенного делопроизводства, и ему уже тогда был назначен штраф в 6 тысяч евро, которые пойдут в госбюджет. Сегодняшнее заседание проходит по инициативе самого обвиняемого для обжалования того первого, несправедливо назначенного, как он считает, штрафа. Но вина его практически доказана. И это для нас, стороны защиты, имеет принципиальное значение. Так как сам факт признания его вины дает нам основания двигаться дальше и добиваться назначения значительных, возможно, пожизненных компенсаций для Ирины Скворцовой. Вопрос же о том, почему ни сама пострадавшая, ни пресса, вообще ни одна живая душа не знала, что еще весной Хелль был признан виновным, остается открытым. Известить сторону истца обязан был адвокат. Бывшая защитница Скорцовой Анна Винтер почему-то эту информацию утаила даже от Ирины».

Кстати, заодно я поинтересовалась, что на сегодняшний день известно по делу о нашумевшем похищении той же Винтер 20 тыс. евро с благотворительного счета Скворцовой. Правда, не у Гинзбурга, а у его коллеги, адвоката Георга Пиранга, занимавшегося этой неприглядной историей. Тот рассказал, что направил письмо в коллегию адвокатов, которая дала согласие на обращение в прокуратуру, что им и было сделано. «Это едва ли не самое серьезное профессиональное преступление из всех возможных, – заметил Пиранг. – За подобное законом предусматриваются дисквалификация и тюремное заключение сроком до пяти лет. Теперь слово за прокуратурой, но никаких смягчающих моментов ни с юридической точки зрения, ни даже с чисто человеческой у этого поступка нет и быть не может. Винтер, насколько мне известно, уже до этого получившая внушительный гонорар от российской федерации бобслея, похищенные деньги так и не вернула. Возможно, план именно так распорядиться суммой с благотворительного счета Ирины существовал с самого начала. Она прекрасно понимала, что спортсменке в том состоянии, в котором она находилась, будет не до счетов и оценок добросовестности действий адвоката».

Суд в Лауфене продолжается. Приговор будет оглашен в четверг.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: