Главная / Газета 23 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

«Играю со сломанной костью»

Николай Давыденко

Подготовил Андрей СИМОНЕНКО

В понедельник лучший теннисист России Николай Давыденко провел на Уимблдоне сложнейший матч первого круга против южноафриканца Кевина Андерсона. Несколько раз находившись буквально в паре мячей от поражения, наш соотечественник сумел все-таки доказать свое превосходство. А затем рассказал журналистам о том, что происходило с ним в последние месяцы.

Фото: AP. JON SUPER
Фото: AP. JON SUPER
shadow
– Николай, вы провели на корте четыре с лишним часа. Как ощущения?

– Хорошие ощущения. Без всякой иронии, потому что не ожидал, что выкарабкаюсь, когда отдал первые две партии и проиграл свою подачу в третьей. Уже ни на что не надеялся, просто боролся на всякий случай. Потом подвернулся шанс – и я отыгрался, дотерпел до тай-брейка. Взял этот сет, в четвертом все было 50 на 50, но мне опять удалось реализовать свой шанс. В пятой партии у Андерсона было больше возможностей взять мою подачу, но повезло опять мне. Вообще, конечно, на любом другом покрытии с таким теннисистом играть намного легче. И подачу можно принимать, и двигаться нормально. На траве же моя главная проблема – передвижение по корту. У меня почему-то не получается правильно двигаться, я теряю координацию и соответственно уверенность.

– Подготовка к этому Уимблдону проходила нормально или травма помешала?

– Если честно, не думаю, что я готов сейчас хуже, чем, например, в прошлом году. В целом чувствую себя уверенно. Может быть, в начале матча помешало волнение, все-таки «Большой шлем», первый выход на площадку... К тому же я не ожидал, что мой матч поставят на один из центральных кортов. Думал, как обычно, будет пятый, десятый... А пришлось выходить на стадион, вокруг масса народу, вот я и нервничал. Странные были ощущения.

– Наверное, организаторы оценили ваш прошлогодний успех на итоговом чемпионате АТР в Лондоне...

– Я тоже так думаю. Видимо, они предположили, что за меня придет болеть много людей, и решили поставить мой матч на первый корт. Хотя на самом деле большинство поддерживало моего соперника. Но это нормально. Кричат, болеют за того, кто выигрывает, ведет игру. Англичане же все равно здесь не выступают, болеть местным не за кого. Только два шотландца играют (смеется). Поэтому поддерживают тех, кто побеждает.

– Не слишком ли тяжелым получился первый матч?

– С одной стороны, я, конечно, надергался. Но с другой – этот матч придал мне уверенности. Я боролся за каждый мяч, не сдавался, и это хорошо. И на следующую игру я выйду с другим настроем. По крайней мере, нервничать так не буду – после победы в пяти сетах скованность обычно уходит. И вообще, я уверен, что в ближайшее время верну себе боевую форму. Если не здесь, в Лондоне, то в Москве, на матче Кубка Дэвиса против Аргентины, точно буду в порядке.

– А как себя чувствует ваша кисть?

– Честно говоря, играю со сломанной костью – между большим пальцем и началом кисти, которая пока не срослась, хотя прошло уже три месяца. Врачи мне сказали: если не болит – можешь начинать играть. Вот я и играю, потому что боли уже нет. Но опасность есть: меня предупредили, что если вдруг я упаду на руку, то будет очень нехорошо.

– Может быть, стоило тогда в матче с южноафриканцем, когда настал критический момент, не рисковать и сняться?

– Нет, я был обязан бороться. Даже если бы в итоге проиграл. Для меня нет сейчас другого пути вернуть уверенность и набрать форму, кроме как вести борьбу за каждый мяч. И в дальнейшем собираюсь следовать такой стратегии. Даже при счете 0:5. Мой брат и тренер сказал мне – борись и ищи свою игру. Пусть не сейчас, пусть через месяц, но она к тебе вернется.

– Этот матч надолго запомните, ведь все-таки маленький подвиг совершили?

– Не думаю. Обычно я свои матчи быстро забываю. Особенно уимблдонские (смеется).

– Зато наверняка помните свой поединок с Роджером Федерером на Открытом чемпионате Австралии этого года. Вы ведь его полтора сета просто «возили» по корту. А потом что произошло – испугались мысли о легкой победе?

– Нет, я допустил там пару ошибок, которые в будущем, надеюсь, больше не повторятся. Действительно, я переигрывал его полностью, все делал правильно. Но там случился другой нюанс. Я не могу его, если честно, озвучить.

– Три месяца без тенниса – это большой срок. Тянуло на корт?

– Конечно. Я пока не хочу заканчивать карьеру. До Олимпиады-2012 хотелось бы доиграть как минимум. Многое, конечно, будет зависеть от самочувствия... Каких результатов удастся добиться. Как игра пойдет. Предсказать пока ничего не могу. Ноги пока бегают, руки бьют. Главное – продолжать держать концентрацию в матчах. Сейчас я вроде показал, что еще на что-то способен.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: