Главная / Газета 17 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

«Мы тянем золотую рыбку удочкой, а соперники – сетями»

Президент федерации плавания Владимир Сальников

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

В Олимпийском комитете России состоялось заседание исполкома под председательством нового президента ОКР Александра Жукова, где помимо прочих рассматривался и вопрос подготовки к Играм-2012 в Лондоне. После мероприятия «Новые Известия» побеседовали о том, что делается в этом направлении, о проблемах и ближайших задачах с четырехкратным олимпийским чемпионом, президентом Всероссийской федерации плавания Владимиром САЛЬНИКОВЫМ.

shadow
– Владимир Валерьевич, с кем из представителей летних видов спорта ни поговоришь, складывается впечатление, что на фоне последних событий в нашем олимпийском движении о подготовке к Лондону как будто бы забыли...

– Знаете, такие события, как Олимпийские игры, всегда требуют серьезного осмысления. Подготовка к Ванкуверу, долгий анализ, обсуждение причин неудачи и возможные пути выхода из кризиса, естественно, заслонили собой все остальное. Плюс ко всему надо реально смотреть на нашу жизнь, на нашу экономику, чтобы понимать: в силу разных причин какие-то задачи могут быть решены оперативно, а какие-то оставлены на следующий год. Мы все это прекрасно понимаем. А тренеры и спортсмены, которые трудятся каждый день, все равно решают свои конкретные задачи. Поэтому мы стараемся, чтобы на нашу подготовку затянувшиеся решения каких-то вопросов радикально не влияли. У федерации плавания такие возможности сегодня есть. Мы как работали, так и будем работать, потому что задачи на Лондон мы перед собой поставили сразу после Пекина, в соответствии с ними были составлены и планы подготовки. Конечно, ОКР и Министерство спорта продолжат оказывать нам помощь, и она даже увеличится, как было сказано на исполкоме, но мы в основном будем делать ставку на те программы, которые уже имеем и контролируем, в которые вложили собственные средства. Это касается не только подготовки сборной. У нас, например, запланированы соревнования «Веселый дельфин» в конце года, которые полностью лягут на плечи федерации. Кроме того, проведем несколько внеплановых сборов для детей 12–14 лет… В общем, это те мероприятия, которые, я надеюсь, позволят нам «зачерпнуть» резерв гораздо глубже, чем это было до последнего времени.

– Тогда как на сегодняшний день вы оцениваете подготовку наших пловцов к Лондону?

– Объективно у нас сегодня порядка 12 спортсменов, которые готовы биться за медали. За следующие два года мы должны дать еще 8–10 потенциальных медалистов. Вот если такая двадцатка наберется – задача наша, считаю, уже будет выполнена.

– Плавание – вид спорта, где сейчас разыгрывается 34 комплекта наград. К таким медальным дисциплинам внимание должно быть, наверное, особое. Вы это как-то чувствуете?

– На исполкоме как раз говорили об этом. Нам и легкой атлетике обещали уделить особое внимание. Планируется создать экспериментальные, дополнительные команды, которые получат свое финансирование и смогут готовиться к Олимпийским играм наравне с основным составом. Это очень актуальная идея, потому что количество людей, попадающих в список по линии центра спортивной подготовки министерства, ограничено и не всегда мы его можем увеличить. А здесь появится шанс расширить круг кандидатов и отобрать в олимпийский состав действительно лучших.

– Не так давно в интервью нашей газете почетный президент ОКР и старейший член МОК Виталий Смирнов, с сожалением отметив, что в плавании мы не завоевывали на Олимпиадах золотые награды с 1996 года, высказал идею отправить группу наиболее перспективных российских пловцов тренироваться за границу. В ту же Америку, например. Это реально?

– Вполне, но, на мой взгляд, такой путь – палка о двух концах. Возможно, если мы отправим в США тренироваться человек 12, то, наверное, один-два из них в Лондоне что-то сделают. А возможно, ничего не сделают. Но то, что мы очистим поле, и на этом поле никто не будет заниматься подготовкой у нас в стране, – однозначно. Считаю, нам нужно пойти по другому пути – убеждать регионы, субъекты федерации обратить внимание на повседневную заботу о спорте, для того чтобы в каждом регионе рождались спортсмены высокого уровня и, главное, чтобы они имели возможность там же полноценно тренироваться. А если мы сейчас лучших увезем, то я вам гарантирую – лет через пять-шесть хороших пловцов у себя не увидим. Их просто не будет. Совместные тренировки с зарубежными соперниками – да. Стажировка – тоже. Те пловцы, которые уже достигли высокого уровня, могут учиться и заканчивать вузы за границей, как тот же Слуднов. Дорога всем открыта. Но я против того, чтобы всем скопом туда уезжать. Талантливые спортсмены должны расти и готовиться на местах. Ведь централизованная подготовка – это искусственная мера, в идеале ее не должно быть вообще. Спортсмен должен жить в домашних, комфортных условиях, хорошо питаться, учиться и так далее... И тренироваться. Есть такие условия у нас в стране? Думаю, в трех-пяти регионах максимум. Поэтому и принята у нас такая форма работы – всех собрать под одной крышей на федеральной спортивной базе, обеспечить необходимыми условиями и держать там почти круглый год…

– Самая главная проблема, которая стоит сегодня перед нашей командой?

– Отсутствие сильной конкуренции, за исключением двух-трех видов. Это вполне понятная, объективная вещь, но это и главный тормоз. С одной стороны, сейчас очень сильная конкуренция в мужском спринте. Это прорыв, который позволяет рассчитывать на серьезные места. «Спина» мужская на уровне, но опять же здесь пока всего два человека. В женском плавании благодаря Ефимовой брасс пошел, Зуевой – «спина»… А вот в том же стайерском плавании у женщин тяжелая ситуация, Соколова там одна, все остальные аж на три головы ниже. В 400 метров «комплексом» за Яной Мартыновой тоже никого нет... На коротких дистанциях у нас более благоприятная картина, но дыры тоже присутствуют…

– А если посмотреть более масштабно?

– Понимаете, я не волшебник, я не могу по мановению волшебной палочки сделать так, чтобы хотя бы та программа, которая была озвучена на самых высоких уровнях и где записано, что по нормам на 20 тысяч населения нужен один бассейн, выполнится. Вот если выполнится она лет через 150 – тогда, наверное, будет у нас максимальная конкуренция. Сейчас же мы конкурируем в той среде, которая есть. И стараемся из условий, которые далеко не идеальны, особенно на уровне нижних звеньев, выжать тот «концентрат», который потом пойдет наверх. Но дело в том, что от тренера, который получает 5 тысяч рублей в месяц, вряд ли стоит чего-то ожидать. Да и те, кто сегодня учится на тренерском факультете на кафедре плавания, разве пойдут в бассейн? Все идут в фитнес-клубы аквааэробикой заниматься. Но это не только наша проблема, она практически всего российского спорта касается и не решится за один день. А если говорить о сборной, то здесь все более-менее управляемо. Хотя, конечно, все взаимосвязано. Ведь в тех странах, с которыми нам приходится соперничать, приток в команду снизу идет постоянно. Мы удочкой тянем золотую рыбку, а там проходят с сетями. Там – естественный отбор, потому что в соревнованиях на каждом уровне – в школах, в университетах, в клубах – конкуренция жесточайшая.

– И еще выясняется, что даже массажиста взять на соревнования у нас не всегда получается… К слову, перевод спортивных врачей в подчинение Минздраву, так невовремя случившийся накануне Ванкувера, на работе медицинского персонала сборной как-то сказался?

– Действительно, на недельную серию коммерческих турниров, которые только что завершились, с командой впервые поехал массажист. Будем продолжать эту практику и добиваться того, чтобы у нас была большая, укомплектованная по всем статьям команда, которая могла бы использовать весь международный опыт. А это значит – не только массажист, но и врачи, и дополнительные места для тренеров. Раньше такой роскоши мы не могли себе позволить. Теперь это более реально. А что касается другой части вашего вопроса… Знаете, любые переходы – они всегда болезненны. Но, с другой стороны, мы уже привыкли, что у нас все время что-то происходит. И на то, что человек месяц-два зарплату не получает, никто не обращает внимания. Сейчас этот переходный период, насколько я знаю, в стадии завершения, ставки врачам определены, и они, кстати, выше, чем было в Министерстве спорта, поэтому новая система должна заработать. Но могу сказать, что, несмотря на все сложности, без врача и без необходимых медикаментов команда все это время не оставалась. У нас в федерации принцип таков: если проблема возникает – начинаем решать ее своими силами, не ждем, пока кто-то другой за это возьмется…

Опубликовано в номере «НИ» от 17 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: