Главная / Газета 10 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

«Я обычная рязанская девушка»

Жудитт-Флорес Яловая

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

С понедельника в Москве проходит этап «Большого шлема» по пляжному волейболу, в котором принимают участие лучшие представители этой игры. Сегодня свои первые матчи в основной сетке женской части турнира проведут три российские команды, в том числе дуэт в составе Жудитт-Флорес Яловой и Александры Ширяевой. Эта пара наверняка привлечет к себе внимание. Ширяева – известная спортсменка, чемпионка Европы-2006, недавно вернувшаяся на песчаные корты после длительного перерыва. ЯЛОВАЯ – это экзотика, улыбчивая темнокожая девушка. «Новые Известия» решили поближе познакомить читателей с перспективной волейболисткой. Выяснилось, что ей уже пришлось многое пережить.

Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
Фото: СПОРТ-ЭКСПРЕСС
shadow
– Жудитт, к сожалению, пока о вас мало что известно. Расскажите немного о себе. Например, откуда у вас такое необычное для наших краев имя? Ваш отец, кажется, родом из Анголы?

– Верно. В свое время он учился в Рязанском училище ВДВ. В Рязани и познакомился с мамой. Они назвали меня португальским именем Жудитт-Флорес. Правда, для друзей я просто Жу. Когда мне был месяц от роду, в Анголе началась война. И отец как военный тут же отправился на родину. Мама со мной и сестрой осталась в Рязани. Семь лет от отца не было никаких известий. Мы уже подумали, что он погиб. Однако неожиданно отец позвонил. Он честно рассказал, что в Анголе завел новую семью. Кстати говоря, сейчас у меня в этой стране четыре сестры и два брата. Папа часто звонил, пересылал подарки и перечислял деньги. К сожалению, я его так ни разу и не увидела. Он приглашал меня в Анголу, но у меня постоянно что-то не получалось. А в прошлом году отец умер.

– Заметил, некоторые наши болельщики принимают вас за иностранку. Наверное, в связи с этим случались забавные истории?

– Уже полтора года я живу в Москве. И например, в столичных магазинах и супермаркетах никто не обращает внимания на то, что темнокожая девушка отлично говорит по-русски. А вот когда приходится ловить машину, водители – уроженцы Кавказского региона сильно удивляются. Но гораздо забавнее было за границей. В этом году мы выступали в Бразилии. Так вот, местные спортсменки, видимо, принимали меня за свою соотечественницу. Пытались говорить со мной по-португальски, но я не понимала ни слова. Они даже обижались. Практически то же самое происходило и в Америке. Там тоже не могли поверить, что мой родной язык – русский.

– Наверняка изначально вы занимались классическим волейболом.

– Да, записалась в волейбольную секцию в третьем классе. Другими видами спорта, кстати, не занималась. Сразу полюбила волейбол. Как правило, играла за команды старших возрастов. И вот однажды тренеры рязанского «Трансэнерго» набирали в команду 16-летних девушек. Мне было всего 12, но меня тоже взяли. Самое удивительное, что я сразу стала выходить на площадку в стартовом составе. Правда, наш клуб выступал в классе «Б». А в 17 лет меня пригласили в тульскую «Тулицу». За один сезон мы пробились в суперлигу. В элите я отыграла один сезон. Потом провела год в аренде в клубе высшей лиги «Хара Морин» из Улан-Удэ.

– А как же оказались в пляжном волейболе?

– Дело в том, что я всегда по возможности совмещала классический и пляжный волейбол. Просто игра на песке долгое время для меня являлась просто хобби. Но в один прекрасный момент я поняла, что в зале не смогу многого добиться. А вот в пляжном волейболе я видела для себя перспективу. Поэтому и перешла в клуб «Мытищи». Теперь я выступаю за национальную сборную и почти все время нахожусь на сборах и турнирах. В этом году подписала контракт с командой «Волейбол-Приморье» из Владивостока. Но во Владивостоке, если честно, еще не была. Хотя надо, конечно, показаться болельщикам, руководителям и спонсорам. А то они сейчас, возможно, думают: «Кто такая Яловая?»

– А кто такая Яловая?

– Я обычная рязанская девушка (смеется)...

– За недолгую карьеру в пляжном волейболе вы уже поменяли несколько партнерш. В частности, играли с Бойко, Тищенко, Вязовой, Степановой, Хомяковой…

– В этом году выступала и с Яной Киселевой. Она лишь второй год в пляжном волейболе. Мы с ней тренировались три недели, но затем выиграли wild card на этап «Большого шлема» в Москве. Яна очень способная, физически сильная девушка. Мне нравится с ней выступать. Хотя, конечно, очень нравилось играть с Анастасией Васиной. А на московский турнир меня в итоге поставили в пару с Александрой Ширяевой.

– На что рассчитываете на этапе «Большого шлема»?

– У нас самый низкий рейтинг из всех участников основного турнира. Таким образом, уже в первом раунде мы попадаем на фаворитов. Возможно, нас разнесут уже в дебюте, хотя без боя мы сдаваться не собираемся. Все лучше, чем смотреть матчи с трибуны. Кроме того, само попадание на такой турнир – успех.

– Помимо волейбола вы, наверное, еще и учитесь?

– Ох, это особая тема. Я студентка второго курса Тульской академии муниципального управления. Поступила давно, но не всегда получается посещать занятия и вовремя сдавать экзамены. Да и предметы изучаем очень серьезные. Хочу перевестись в Краснодарский университет и постараться переквалифицироваться из экономиста в работника физической культуры. Хочу работать с детьми. К тому же не представляю себя без спорта. Года три еще поиграю, а потом пойду работать тренером.

– У вас ведь и у самой есть дочка…

– Да, Виталия. Так ее назвал муж, погибший во время грузино-осетинского конфликта почти два года назад. Вита – по латыни означает «жизнь». Ужасно, что неделями, а иногда и месяцами не вижу любимую малышку. Ничего не поделаешь – сборы и тренировки.

– Тема гибели мужа, видимо, закрытая?

– Ну почему? Я могу рассказать. Так получается, что все мои друзья – это спортсмены или военные. Дима учился в Рязанском училище ВДВ, потом в Тульском артиллерийском инженерном институте. Его отец, кстати, воевал в Афганистане. Дима очень красиво за мной ухаживал. Ходил на матчи, когда я выступала в «Тулице». Потом по распределению служил в новороссийской дивизии ВДВ. Был уже старшим лейтенантом, когда его полк отправили в Южную Осетию, урегулировать военный конфликт. Накануне он позвонил своей маме, Любови Борисовне, и сказал: «Мам, не волнуйся, там не стреляют». И погиб при исполнении боевого задания... А он так хотел вновь увидеть дочку. Виталии было всего десять месяцев… Я всегда гордилась Димкой. Как же несправедливо, что он ушел из жизни в 24 года…

Опубликовано в номере «НИ» от 10 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: