Главная / Газета 7 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

«У меня были шансы добиться большего»

Полуфиналистка «Ролан Гаррос»-2010 Елена Дементьева

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж

Российская теннисистка Елена Дементьева показала лучший результат среди наших участников Открытого чемпионата Франции-2010, добравшись до полуфинала. Увы, здесь она уступила итальянке Франческе Скьявоне, которая в итоге стала победительницей турнира. Елена провела на корте только один сет и не смогла продолжить борьбу из-за острой боли в икроножной мышце. Несмотря на глубокое разочарование от упущенного шанса выиграть наконец-то турнир «Большого шлема», Дементьева ответила на вопросы корреспондента «Новых Известий».

Фото: WWW.SKYSPORTS.COM
Фото: WWW.SKYSPORTS.COM
shadow
– Елена, что же с вами произошло?

– У меня надрыв левой икроножной мышцы. Мне больно не то что бегать – ходить. Я получила эту травму здесь, в Париже, в матче второго круга против испанки Медины-Гарригес. А затем усугубила ее в последующих встречах. В полуфинале же наступил предел моих возможностей, я не могла нормально передвигаться по корту.

– А если бы вы выиграли первый сет, продолжили бы матч?

– Не думаю. Мне было слишком больно. Каждое утро я вставала и не могла наступить на больную ногу. Я вышла на корт, чтобы не портить людям день, чтобы матч состоялся. Хотела попробовать сыграть. Но вряд ли бы продержалась дольше, чем это произошло.

– В предыдущих матчах у вас было намерение сняться с турнира?

– Да, во встрече третьего круга против Александры Возняк я хотела прекратить борьбу. Но мне удалось зацепиться и выиграть. Потом у меня был выходной, и я почувствовала себя немного лучше. Боль временами успокаивалась. Но я была готова к тому, что травма окажется серьезной и несовместимой с продолжением выступления на турнире. Это грунтовые корты, здесь приходится тратить много сил на передвижение по площадке.

– Почему в полуфинале вы не вызвали на корт врача?

– Я провела у доктора в предыдущие дни столько часов, что вряд ли он был в состоянии еще чем-нибудь мне помочь. Понимаете, это не растяжение, когда можно попробовать наложить еще одну повязку. Это надрыв, и значит, надо играть через боль. Я принимала антивоспалительные средства, обезболивающие лекарства. В какой-то момент все это перестало помогать. Боюсь, меня могла выручить только волшебная палочка. Но у меня ее нет.

– А Надежда Петрова пару дней назад сказала, что в таких ситуациях всегда держится до последнего, потому что помнит, что и с соперницей в любой момент может случиться все, что угодно.

– Да я со второго круга держалась. И могла бы получить, например, надрыв другой мышцы. А насчет травмы соперницы... На это трудно было рассчитывать.

– Могу представить ваше разочарование – опять не удалось выиграть турнир «Большого шлема», травма...

– Мне, конечно, очень обидно. Даже с этой болью у меня были шансы добиться большего. Я пыталась делать розыгрыши короче, выходить к сетке, но в игре против Скьявоне надо много бегать. Вообще-то работа ног – самая сильная моя сторона, а травма лишила меня этого козыря. В общем, свои шансы я не реализовала. Но, с другой стороны, я могла вылететь еще в третьем круге, но в результате дошла до полуфинала. Все-таки достижение. А травма... Увы, это часть тенниса. С этим ничего поделать нельзя.

– Каковы теперь ваши планы на будущее?

– С запланированного турнира в Истбурне мне точно придется сняться. Нужно восстановиться. Мое участие в Уимблдоне пока под вопросом.

– В Париже вас, как всегда, сопровождала мама. Что она вам сказала?

– Попыталась утешить как могла. Она знала, через какую боль мне пришлось пройти. Знала, как важен «Ролан Гаррос» для меня.

– Вы часто говорите, что «Ролан Гаррос» – ваш любимый турнир. Почему?

– Все началось еще в школе, где я изучала французский язык. Он мне всегда очень нравился. А потом я полюбила Париж с первого взгляда. Так что скорее это не турнир, а город создает такую комфортную для меня атмосферу.

– У вас есть здесь любимые места?

– Обожаю Монмартр. Просто иду туда и обхожу его пешком. Хотя и многие другие районы мне тоже нравятся... Елисейские Поля, особенно если они закрыты для автомобилей. На Эйфелеву башню стараюсь подниматься хотя бы один раз за приезд, пусть свободного времени у меня и немного по ходу турнира.

– Живете в Париже всегда в одном и том же отеле?

– Это скорее апартаменты, недалеко от стадиона «Ролан Гаррос», в десяти минутах ходьбы. Да, постоянно квартирую именно там.

– За вас всегда так переживает парижская публика...

– Да, и я чувствую эту поддержку. Здешние зрители подпитывают меня энергией, дают силы бороться. К сожалению, этих сил не хватило.

– Какую цель вы сейчас ставите перед собой – победить в турнире «Большого шлема» или стать первой ракеткой мира?

– Мне кажется, эти две цели взаимосвязаны. Выиграешь турнир «Большого шлема» – и с большой вероятностью поднимешься на первую строчку рейтинга. Но, если бы мне пришлось выбирать, я бы отдала предпочтение чемпионскому титулу на турнире «Большого шлема».

– Многие эксперты в кулуарах считают, что это был самый реальный и, возможно, последний ваш шанс одержать такую победу. А сами вы верите в то, что «Ролан Гаррос» или какой-то другой из четырех самых престижных турниров мира вам покорится? Только честно, если можно.

– Честно? Не буду говорить.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: