Главная / Газета 4 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

Сафину и не снилось

Что позволяют себе звезды тенниса на корте

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж

Теннис, как известно, издавна считается джентльменским видом спорта. Но в наши дни кодекс поведения игрока на корте – вещь довольно условная. Если раньше на трибуны можно было приводить детей учиться хорошим манерам, то теперь теннисисты и теннисистки мало того, что крепким словцом не гнушаются, ракетку расколотить могут, так обладают и целым арсеналом приемов по выбиванию оппонента из колеи. Понаблюдав полторы недели за участниками Открытого чемпионата Франции по теннису, корреспондент «НИ» выделил наиболее любопытные экземпляры, мысленно поставил им оценки за поведение на корте, но затруднился прийти к однозначному мнению, кто именно – «отличники» или «двоечники» – больше нужны этому виду спорта.

Винус Уильямс шокировала парижскую публику своим нарядом.<br>Фото: AP
Винус Уильямс шокировала парижскую публику своим нарядом.
Фото: AP
shadow
В мужском теннисе главный пионер, который, как говорится, всем ребятам пример, – это первая ракетка мира Роджер Федерер. Видеозаписи его матчей в будущем, можно не сомневаться, попадут в учебные пособия – тут есть и про то, как играть, и про то, как себя вести. Все жесты Роджера сдержанны, эмоции скупы (только по окончании поединка он может дать волю чувствам). Неприличного слова, да и любого другого в принципе тоже, на корте вы от него не дождетесь. Одет Федерер с иголочки – он является одним из немногих хранителей очень правильной, на мой взгляд, теннисной традиции выходить на корт в рубашке с воротником. Хотя в эпоху, когда в теннис вовсю стали играть в майках без рукавов, такой стиль выглядит, конечно, некоторым анахронизмом. В общем, «отлично» ставим Федереру за поведение. Но каково же было мое удивление, когда швейцарец признался, что раньше был завзятым «плохишом». «Вы даже не представляете, как много я разбил ракеток в юности, – заметил Роджер. – Марату Сафину не снилось. Когда мне было 16 лет, меня даже с тренировок, не говоря уже о матчах, за это выгоняли. А как я ругался на корте... Какие крики издавал...»

Кстати, о Сафине. С уходом Марата из большого спорта теннис потерял, конечно, главного своего «анфан террибля». Теперь стало некому ни пяток ракеток за матч сломать, ни судью многоэтажным матом обложить, ни задницу зрителям показать. Хотя некоторые из этих традиций, надо отметить, с честью продолжает сестра Сафина Динара. Детей на ее игры лучше не водить – иначе они быстро пополнят свой лексикон словами специфического характера, отражающими некоторые особенности взаимоотношений мужчин и женщин. Да что там детей, корреспондент «НИ» – и тот, наблюдая за Сафиной на «Ролан Гаррос» и других заграничных турнирах, познал для себя много нового в матерном словообразовании. Почему именно заграничных? Просто на том же Кубке Кремля, на глазах родной московской публики, Динара (да и другие матерщинники) еще сдерживается. А там, где преобладает не владеющий великим и могучим языком контингент, дает волю. Причем Сафина понимает, что привычка кричать и ругаться на корте не идет на пользу ее игре. «Я знаю, что не надо во время матчей таким образом распылять эмоции, – заметила Динара в беседе с корреспондентом «НИ», проиграв в первом круге «Ролан Гаррос» японке Кимико Дате-Крумм. – Но этому правилу легко следовать, когда находишься в хорошей форме. Когда же игра не идет, начинаешь злиться – со всеми вытекающими последствиями».

Иногда, кстати, теннисисты отпускают крепкое словцо или издают яростный вопль совершенно осознанно. Это такой психологический прием – переломить себя, настроиться на борьбу, когда чувствуешь, что бороться не хочется. Ввел его в практику пару десятков лет назад знаменитый хорватский теннисист Горан Иванишевич. Вы спросите: а как же Джон Макинрой или Борис Беккер, которые орали и ругались еще до него? Отвечаю: безусловно, орали, безусловно, ругались, а Макинрой так вообще стал теннисным первопроходцем, сломавшим безупречную репутацию этого вида спорта. Но у них это выглядело органично, шло от сердца. А Иванишевич не раз признавался, что специально заводил себя таким образом в нужный момент – и заодно выбивал соперника из колеи. Ракеткой еще можно постучать, кстати, и не только о землю. Спросите Михаила Южного, он знает, как это делается. Однажды во время матча он, чтобы вывести себя из полусонного состояния, взял и начал бить себя ракеткой по лбу. Только сделал это не очень аккуратно и рассек ободом бровь. Даже врача пришлось вызывать, чтобы кровь остановить. А здесь, на «Ролан Гаррос»-2010, таким приемом пользовалась Светлана Кузнецова, у которой игра явно не шла. «Но бить себя и кричать приходилось все же с оглядкой, – призналась прошлогодняя чемпионка корреспонденту «НИ». – Во-первых, ногу (именно по этой части тела наносила себе удары россиянка. – «НИ») жалко, она мне еще пригодится. А насчет выругаться... Я это делала, конечно, но слишком тихо. На трибунах сидели мои друзья, перед ними неудобно было».

Кузнецова, впрочем, не сказала, что специально для этого случая российские теннисисты часто запоминают крепкие ругательства на других языках. Да и цензурные, направленные на самоподбадривание возгласы чаще всего произносят не на русском. Английское come on (давай) используют самые распоследние юниоры. Вторым по популярности, как заметил корреспондент «НИ», является испанское vamos. Это слово имеет то же значение. Однако есть среди наших соотечественников и оригиналы. Так, Анастасия Пивоварова, одно из открытий этого чемпионата Франции, сыпала во время своих матчей репликами на сербском языке, в частности использовала словечко ajde, обозначающее все то же «давай». «Нет, друзей-сербов у меня нет, – ответила Настя на вопрос, в чем причина такого неожиданного выбора. – Просто нахваталась на турнирах разных слов на разных языках». Но бывают и более забавные примеры. Российская юниорка Дарья Гаврилова, отыграв в одном из матчей сразу шесть сетболов, на волне эмоций прокричала на весь корт, кажется, все известные иностранные аналоги слова «давай» – come on, allez, vamos и ajde. Видимо, чтобы все без исключения поняли серьезность ее намерений. А вот Елена Дементьева никаких «камонов» или «бамосов» не использует. Она довольно громко, в том числе после грубых ошибок соперниц, проговаривает по-русски слово «отлично». Не знаю, как соперницы Дементьевой, а я, встречай так оппонент каждый мой промах на корте, сильно бы обиделся.

Вывести соперника из себя можно, конечно, не только словом. Сильнейшая теннисистка мира Серена Уильямс, например, разыгрывает на корте целые спектакли. Между розыгрышами она ходит по площадке вразвалочку, в темпе прогулки по больничной аллее, всем своим видом показывая – ну как же вы мне все надоели с этим теннисом! Кажется, поставь рядом с Сереной диван – она на него упадет и заснет. Но этот тонкий психологический прием приводит к тому, что соперницы, наблюдая за полуживой Сереной, невольно тоже сбавляют темп, ослабляют хватку. И Уильямс берет их тепленькими – потому что во время игры, разумеется, бегает она, как антилопа. Серена, стоит добавить, своим авторитетом умеет давить не только на оппонентов, но иногда и на судей. Если темнокожая звезда недовольна решением лайнсмена – как встанет перед ним в театральную позу, как начнет бросать на него красноречивые взгляды! Хорошо до угроз расправиться с судьей, как на прошлом Открытом чемпионате США, в Париже у Серены дело не дошло.

Но вот вопрос – а что для тенниса лучше? Быть круглым «отличником», как Федерер, или беспросветным «двоечником» вроде Сафиной? Наблюдать, конечно, намного приятнее за игрой теннисистов, знающих, что такое хорошие манеры. Но шоумены, наверное, этому виду спорта тоже нужны. Теннису, если говорить о нем как о зрелище, о спектакле, требуются яркие индивидуумы. Чтобы матчи не превращались в банальное выяснение того, кто сильнее и точнее бьет по мячу, а являли собой борьбу характеров, столкновение личностей, чего так часто не хватает в современном профессиональном спорте.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: