Главная / Газета 1 Июня 2010 г. 00:00 / Спорт

«И в поражениях нахожу позитив»

Теннисистка Мария Шарапова

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж

Россиянка Мария Шарапова уже завершила борьбу на Открытом чемпионате Франции по теннису, уступив четырехкратной победительнице этого турнира Жюстин Энен в матче, который продолжался два дня. Начали поединок девушки в субботу, а закончили в воскресенье. Драматичный матч двух экс-первых ракеток мира стал, без сомнения, главным событием первой недели «Ролан Гаррос». Шарапова, несмотря на поражение (2:6, 6:3, 3:6), временами показывала просто превосходный теннис и затем призналась в разговоре с корреспондентом «Новых Известий», что с оптимизмом смотрит в будущее.

shadow
– Мария, двухдневное противостояние с Жюстин Энен наверняка вымотало вас. Ведь приходилось бороться не только с очень сильной соперницей, но и с другими факторами. Например, временами вы играли под сильным дождем. Почему не подошли к арбитру и не потребовали прервать поединок?

– Это было бесполезно. Обращайся к судье, не обращайся – решение принимают другие люди. И игрок на это решение никак не влияет.

– И что вы скажете об игре в таких условиях?

– Когда я думала, что хуже погода быть уже не может, она становилась еще ужаснее. Мячи тяжелые, на них налипал песок. Дождь местами не просто накрапывал, лил. Дул порывистый ветер. Потом вдобавок стало темно. Но это Европа, и такую погоду стоило ожидать.

– Как вы провели время между вечерней и утренней частями матча против Энен? Надежда Петрова вот, находясь в аналогичной ситуации в поединке с француженкой Араван Резаи, призналась, что уснуть не смогла.

– Нет, я, к счастью, сплю очень хорошо. Теннис не способен вызвать у меня бессонницу. Обсуждала, конечно, перипетии двух прошедших сетов с тренерами. Готовились к третьей партии. Но, видимо, недостаточно подготовились.

– Расстроены?

– Конечно, мне сейчас очень обидно, но если не находить в проигрышах позитива, как тогда на следующий день снова выходить на корт, на новую тренировку, на новый матч, на новый турнир? Естественно, я проанализирую прошедший матч, но сразу могу отметить – временами на самом деле играла хорошо, агрессивно атаковала. Потом почему-то все изменилось, отдала инициативу сопернице. Не использовала шансы, которые у меня были. Но я сделаю выводы, обязательно.

– То, что вы красиво атаковали, подметили даже зрители. Раньше за вас в Париже особенно не болели, а сейчас аплодировали так же, как и сопернице.

– Только все равно хотели, чтобы выиграла Жюстин (смеется). Спасибо, конечно, публике, я всегда ценю поддержку и тех людей, которые находятся на стадионе, и тех, кто вдали от меня. Но если честно, меня не беспокоят ситуации, когда зрители болеют против меня. Я не раз побеждала в таких случаях. На корте не важно, кто за кого болеет. Там надо побеждать.

– Что самое трудное в соперничестве с Энен?

– Она отлично читает игру, подстраивает под себя любую соперницу, независимо от того, насколько мощно она бьет. Задает темп в игре, заставляет тебя наносить массу ударов. В матчах против Энен, особенно на грунте, надо уметь терпеть.

– Сейчас у вас это почти получилось, а в прошлые годы, как правило, терпения не хватало.

– Да, я научилась получать удовольствие от игры на грунте. В последние годы я получила хороший опыт выступлений на земляных кортах, он мне очень помогает. Раньше мне попадалась, например, соперница, которая постоянно «качала» мяч или подрезала, и я готова была выйти из себя. Теперь же я физически готова к тому, чтобы играть долгие матчи. Знаю, как терпеть на корте. И сейчас обидно еще и оттого, что физически я была готова к долгой борьбе. Мне удалось провести хорошую подготовительную работу. У меня грунтовый сезон начался в Мадриде, но тогда я еще находилась не на том уровне. Я осталась в Испании, шесть дней провела в академии Ферреро, тренировалась с мастерами игры на грунтовых кортах и думаю, это было очень полезно. Что подтвердила и следующая неделя в Страсбурге, где мне удалось выиграть турнир. Вообще я ехала туда с целью приобрести игровую практику и эту задачу выполнила. А чемпионский титул стал приятным дополнением.

– Травма локтя, из-за которой вы пропустили несколько недель после турнира в Индиан-Уэллсе, как-то была связана с предыдущими проблемами с плечом?

– Нет. Вообще это была странная травма. Снимок показал, что ничего серьезного с локтем не случилось, а боль была приличная. И никакое лечение помочь здесь не могло. Надо было просто ждать, пока все заживет само.

– Вас так преследуют эти беды с рукой, что только посочувствовать остается...

– Я думаю, что одна общая причина у этих травм все же есть. Мои плечи, локти и кисти настолько гибкие, а связки свободные и растяжимые, что я, видимо, иногда слишком пользуюсь этой свободой. Перегружаю организм. Врачи мне объяснили, что на сильных ударах или подачах кости слишком сильно бьются друг о друга.

– Когда вы вернулись после травмы плеча, вам приходилось ограничивать движения на подаче. Сейчас, смотрю, у вас снова замах стопроцентный.

– Да, это правда. Повторюсь, сейчас я чувствую себя отлично. Когда мои тренеры спрашивают, все ли со мной в порядке, я им отвечаю – помалкивайте, я сама вам скажу, если что-то случится.

– Заметил, вы играете новой ракеткой, без опознавательных знаков. Подписали контракт с какой-то другой фирмой?

– Нет, это все тот же «Принс», только другая модель. Мы совместно работали над этим проектом некоторое время в межсезонье. Реализовали кое-какие наши задумки. В магазинах эта ракетка пока не продается.

– Ваш папа на этот раз с вами в Париж не приехал. Но вы наверняка общались по ходу турнира. Что он вам говорил?

– Да, каждый день разговаривали по телефону. Давал мне разные советы. Некоторые из них были полезные, некоторые даже слышать не хотелось (смеется). Он остается членом моей команды, я с ним тренируюсь, когда бываю дома. Папа поддерживал меня, когда я была травмирована, постоянно говорил, что верит в мое возвращение. Но его хобби – горные лыжи – занимает много времени (улыбается). Поэтому он со мной теперь ездит не часто.

– Здесь, в кулуарах «Ролан Гаррос», всю первую неделю обсуждали экстравагантный наряд Винус Уильямс. Что вы думаете о ее платье?

– Отличное у нее платье. На грани риска, конечно, но это здорово, что в теннисе у нас есть возможность выражать в одежде наше настроение и характеры. Особенно приятно, когда ты сам моделируешь свою одежду.

– Значит ли это, что свое платье к «Ролан Гаррос» вы вновь придумали сами?

– Да, конечно. Оно навеяно таким... чем-то французским. Никакой особенной темы в нем нет. Но, кстати, во время одного из наших разговоров папа сказал: слушай, какой симпатичный на тебе костюм! Первый раз в жизни я услышала от него нечто подобное. Не знаю, хорошо это или плохо (смеется). Я приняла это как комплимент.

– Мария, как известно, вы любите баскетбол и болеете за клуб Национальной баскетбольной ассоциации «Лос-Анджелес Лейкерс». Следили в Европе за успехами вашей команды?

– Конечно, каждый день читала новости и отчеты. Матчи по ночам, естественно, не смотрела, а вот мой тренер, тоже большой фанат «Лейкерс», постоянно просыпался к началу трансляций.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: