Главная / Газета 28 Мая 2010 г. 00:00 / Спорт

«Я не фанатка игры с мужчинами»

Теннисистка Мария Кириленко

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, Париж

Россиянка Мария Кириленко в официальных и неофициальных рейтингах теннисных красавиц уверенно занимает одну из лидирующих позиций. Немногие ее соперницы имеют таких же преданных фанатов, которые заранее приходят на корт, где играет их любимица, и, несмотря ни на какой дождь, не покидают трибун, чтобы не потерять свое место. Еще Кириленко известна тем, что была любимой моделью британского дизайнера одежды Стеллы Маккартни. На корреспондента «НИ» Мария всегда производила впечатление девушки сугубо интравертной, однако оказалось, что разговорить единственную кроме Шараповой россиянку, позировавшую в бикини для знаменитого пляжного выпуска журнала «Спортс иллюстрэйтед», все-таки можно.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
– Мария, в среду вы повторили свое лучшее достижение на «Ролан Гаррос», выйдя в третий круг соревнований. Еще в этом году одержали несколько ярких побед, в том числе над Марией Шараповой и Светланой Кузнецовой. Позволяет ли все это назвать ваш нынешний сезон удачным?

– Конечно, если сравнивать этот сезон с прошлыми, то он, безусловно, успешный. Не забывайте, я ведь еще в первый раз в своей карьере вышла в четвертьфинал турнира «Большого шлема» – в Австралии. И в принципе на протяжении всего года играю достаточно стабильно. Пара поражений в первом круге, правда, была, но это только из-за того, что травма помешала к тем матчам нормально подготовиться. В том же Дубае, например, я играть не планировала, думала подлечиться. Но мне сделали персональное приглашение, и я отказываться не стала – подумала: мало ли, вдруг чудо произойдет? Не произошло... Но в целом все идет ровненько, хотя, конечно, хочется добиться большего.

– Что стало причиной прогресса, как считаете?

– Думаю, все благодаря акценту на физическую подготовку. Больное колено наконец-то перестало беспокоить. А то в прошлом году совсем не могла его нагружать. Немножко побегаю – и сразу болит.

– Это то колено, где повязочка у вас тоненькая?

– Да, я ее до сих пор ношу, она придерживает одну мышцу. Все-таки, если корт жесткий или матч долгий, боль может снова появиться. Физподготовкой же занималась много и в Москве, и в Валенсии, там у меня тоже специальный тренер по этой части есть. Основной акцент на силовую нагрузку. Мои соперницы же не такие, как я. В основном все здоровые и мощные. Чтобы конкурировать с ними, выносливость немалая нужна.

– Вы знаете, Маша, такое ощущение, что на вас еще положительно повлиял разрыв контракта со Стеллой Маккартни. Как только вы перестали все эти рюшечки-оборочки носить, так результаты в гору и пошли...

– (Смеется.) Вообще-то да, я действительно чувствую себя гораздо комфортнее в той форме, в которой играю сейчас. У Стеллы были такие платья, как бы это сказать... Не очень удобные. То есть я выходила на корт и думала: да, одежда, конечно, красивая, но что-то мешает... Там завязочка развязалась... То платье очень длинное, то чересчур пышное... Так что сейчас действительно меньше проблем, вы правы.

– Наверняка ведь было еще и психологическое давление – лицо фирмы должно соответствовать такой знаменитой марке, как «Стелла Маккартни»...

– Двоякое было ощущение. С одной стороны, все-таки здорово, только я одна играла в таких красивых нарядах. Но с другой – да, некоторую ответственность, конечно, ощущала. Знала, что нужно показывать результаты, соответствующие этой форме. Пыталась отвлечься от этих мыслей, сконцентрироваться на игре. Но не очень получалось.

– А за новинками Маккартни, вышедшими уже после прекращения вашего сотрудничества, следите?

– Я вообще за модой слежу. И сама пытаюсь выглядеть, так сказать, стильно. Не отставать от тенденций. А насчет теннисной моды – мне кажется, у каждой фирмы сейчас есть красивые наряды. А Стелла, если честно, чуть похуже стала делать одежду. Многие говорят, что платья Маккартни, в которых я играла, были симпатичнее. Да и смотрелись на мне красивее, чем на...

– Вот-вот, я как раз хотел подчеркнуть, что вам такие вещи шли гораздо лучше, чем Каролин Возняцки, нынешней модели Стеллы.

– Ну ладно, не будем ее обижать, она заслужила, играет хорошо. В десятку сильнейших входит. Я в «Стелле» четыре года отыграла, куда уж больше, пусть и другие покрасуются (смеется).

– Не так давно сборная России потерпела обидное поражение в Кубке Федерации от американок. А вас в команде не было. Да и вообще вы давно в сборной не появлялись. Не зовут?

– Да приглашали на самом деле. На финал с Италией, например, в позапрошлом году. Но позвали буквально за несколько дней до того момента, как я должна была лететь на турнир в Токио. Поменять свои планы уже не могла. В Америку тоже звали. Но позвонили опять же перед самым началом матча, когда я уже вернулась в Европу и играла здесь грунтовые турниры. Отказаться от участия в них я уже не могла. Но вообще, я считаю, у нас в сборной много достойных девочек. А себя я пока не чувствую готовой помочь команде.

– С кем из российских теннисисток больше всего общаетесь? Раньше, я знаю, дружили с Марией Шараповой.

– Сейчас с Еленой Весниной. С Машей раньше очень хорошо дружили, когда были маленькими. Потому что часто виделись на турнирах. А в последние несколько лет не так много, конечно, общались. У Марии была травма, она на турниры не ездила, да и живем мы в разных местах – она в Америке, я в России. Вот и почти не пересекаемся. Так, переписываемся иногда эсэмэс-сообщениями. Не то уже, конечно, общение.

– А когда вы ее обыграли на Открытом чемпионате Австралии этого года, не поссорились?

– (Смеется.) Совсем не поссорились, но отношения, так скажем, стали более холодными. Мы и виделись с тех пор только один раз – в марте, на турнире в Индиан-Уэллсе.

– Возвращаясь к теме вашего теннисного прогресса, хочется спросить вот что. В разных видах спорта, как известно, есть топ-тренеры, которые за большие деньги могут дать результат. Скажем, в футболе есть Гус Хиддинк, Фабио Капелло, а в теннисе есть наставники, с которыми вы хотели бы поработать, чтобы улучшить свою игру?

– Трудно сравнивать футбол, командный вид спорта, и теннис, занятие сугубо индивидуальное. Тренерская работа у нас совсем другая. Во-первых, с футболистами работают, как мне кажется, более классные специалисты. Элитных тренеров, конечно, имею в виду. У меня были несколько таких тренеров, один – очень дорогой (голландец Эрик ван Харпен, работавший с такими звездами мирового тенниса, как Аранта Санчес-Викарио, Кончита Мартинес, Анна Курникова. – «НИ»), с которым я сотрудничала полтора года. Мне говорили, что это очень хороший наставник, может реально помочь. Но, как оказалось, тренер готов работать на 100 процентов, пока ты выигрываешь и у тебя все хорошо. И считается, что это его, наставника, заслуга. Как только у тебя начинается полоса неудач, так сразу оказывается, что виноват игрок. А тренер сразу куда-то прячется, он тут как бы ни при чем. Ему, оказывается, сразу важнее пойти в гольф поиграть или расслабиться. Он больше не заставляет тебя тренироваться. А это, я считаю, нужно делать.

Фото: WWW.MARIAKIRILENKO.COM
shadow – И что в этой ситуации надо предпринять?

– Да ничего особенного. Я думаю, только сам игрок может реально помочь себе. А все эти теннисные топ-тренеры – не такие они и великие. С кем из них я хотела попробовать поработать, я попробовала и поняла, что среди них очень много, как бы помягче назвать... проходимцев. Им лишь бы найти теннисистку, поделить с ней комнату, а потом отношения переходят в другую плоскость.

– Но трудно, наверное, все-таки играть в профессионалах совсем без тренера?

– Знаете, кому как. Вот недавно разговаривала со Светланой Кузнецовой. Она без тренера совсем никак. Говорит, одна на турнир вообще не могу поехать. Мне кажется, если рядом со Светой поставить стол и назвать его тренером, для нее это будет тоже вариант (смеется). Елена Дементьева, наоборот, считает, что тренер ей совершенно не нужен. Она отлично чувствует себя рядом с мамой. Я же думаю, что главное – это спокойная, комфортная обстановка в команде. Тот, кто называет себя тренером, должен быть в первую очередь психологом. Он не должен ставить себя так, что, мол, он – это все, а игрок – никто. Игрок, если он не юниор, конечно, тоже много понимает в теннисе.

– Сейчас вас тренирует, насколько я знаю, папа?

– Да, папа. Я поняла, что, кроме близкого человека, мне никто не нужен. С папой я чувствую себя гораздо спокойнее, у нас очень хорошие отношения, мы отлично понимаем друг друга. Это самое главное.

– Мария, вы, как известно, любите играть пару. А как к миксту относитесь?

– Если честно, я не фанатка играть с мужчинами (смеется). Хотя успехи в миксте были. Здесь, на «Ролан Гаррос», мы с индийцем Леандером Паесом дошли до четвертьфинала. С Игорем Андреевым (российский теннисист и бойфренд Кириленко. – «НИ») в полуфинале Уимблдона были. В этом году в Париже микст решила не играть. Если бы какой-нибудь сильный парный игрок, из десятки или из пятерки сильнейших, предложил объединиться, я еще подумала бы, но таких предложений не было. В Австралии вот серб Ненад Зимонжич предложил сыграть – мы сыграли.

– С кем было комфортнее на корте из всех троих?

– В теннисном плане – с Игорем. Он по своей натуре хоть и одиночник, но зато может так в парника пробить, что тот от мяча не увернется. А Паес и Зимонжич большие мастера играть с лета, но принять подачу, например, вообще не могут. Вот тот же Зимонжич был первым игроком парного рейтинга. Я думала, он сейчас покажет что-то невероятное. Вышли на корт, а он зажатый, на подаче по две двойных ошибки за гейм делает. Стою, думаю: боже мой, что ж его так сковало-то, может, то, что со мной играть вышел и хочет что-то фантастическое изобразить?

– Но зато с психологической точки зрения наверняка с Андреевым играть непросто – все-таки близкий человек. Не ссорились с ним на корте?

– Да бывало, бывало. Играли с Игорем на Открытом чемпионате США пару лет назад против Натали Деши и Энди Рама. Проиграли 6:1, 6:1. Поссорились так конкретно (смеется)... Помню, я ему сказала: ты хоть один эйс на девчонку можешь подать? Он обиделся, пошел и подал эйс. И на этом все, больше мы с ним не разговариваем. Даже перед подачами, когда игроки договариваются, каким будет направление удара. Потом смотрю, подходит, спрашивает: ты куда будешь подавать? А я отвечаю: да какая тебе разница! И раз – делаю двойную. Вот такая история. Но потом, перед Уимблдоном, как-то спрашиваю его: хочешь, микст сыграем? Он так задумался, видимо, US Open этот вспомнил, и говорит: а оно нам надо? И все же решили сыграть, получилось удачно.

– Может, вам с Игорем на Олимпийские игры замахнуться? В Лондоне ведь медаль в миксте будет разыгрываться.

– Ох, не знаю... Дожить еще надо до 2012-го. Больше хотелось бы, конечно, в одиночке проявить себя. Но может, попробуем и там, и там.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: