Главная / Газета 21 Мая 2010 г. 00:00 / Спорт

Приговор не в нашу пользу

Российские спортсмены терпят одно поражение за другим в международных юридических инстанциях

АНДРЕЙ СИМОНЕНКО

Недавно Федеральный трибунал Швейцарии отклонил апелляции российских биатлонисток Альбины Ахатовой и Екатерины Юрьевой, оставив в силе решения Международного союза биатлонистов (IBU) и Спортивного арбитражного суда (САS) об их двухлетней дисквалификации за употребление допинга.

Фото: AP
Фото: AP
shadow
Это далеко не первый случай того, как борьба отечественных спортсменов в судах за попранные, по их мнению, права заканчивается поражением. В то время как их иностранным коллегам нередко удается успешно опротестовывать примененные к ним санкции. В чем тут дело? Может быть, наши юристы настолько слабы, что не способны защитить российских спортсменов в международных инстанциях? Или многочисленные судебные фиаско причина того, что вина неопровержима? «Новые Известия» попробовали разобраться в этом вопросе.

День 12 мая 2010 года стал заключительным в самом громком, наверное, допинговом скандале последнего времени, связанным с российскими спортсменами и продолжавшимся полтора года. Напомним, что взятые в начале декабря 2008 года допинг-пробы у членов сборной России по биатлону Екатерины Юрьевой, Альбины Ахатовой и Дмитрия Ярошенко дали положительный результат на содержание в них рекомбинантного эритропоэтина. Международный союз биатлонистов (IBU) сделал эту информацию публичной в начале февраля 2009-го, незадолго до старта чемпионата мира в Пхенчхане. После довольно продолжительных разбирательств 11 августа того же года IBU вынес вердикт – признать российских биатлонистов виновными в употреблении допинга и дисквалифицировать их на два года. Это означало, что Юрьева, Ахатова и Ярошенко пропустят не только зимнюю Олимпиаду в Ванкувере, но и Игры-2014 в Сочи. В дальнейшем история развивалась следующим образом: Юрьева и Ахатова подали апелляции на решение IBU в Спортивный арбитражный суд (САS) в Лозанне, а Ярошенко признал себя виновным и даже переключился на участие в различных программах, пропагандирующих «чистый» спорт. 11 ноября 2009 года САS апелляции Юрьевой и Ахатовой отклонил, заявив, что наличие в допинг-пробах спортсменок запрещенного вещества можно считать научно доказанным фактом. И наконец, на прошлой неделе высшая инстанция в этом деле – Федеральный трибунал Швейцарии – окончательно утвердил решения IBU и САS.

Тем временем стоит подчеркнуть, что у Юрьевой и Ахатовой были определенные основания обратиться в судебные инстанции с целью опротестовать решение о дисквалификации. Еще весной прошлого года некоторые российские специалисты, которым удалось ознакомиться с результатами допинг-проб биатлонисток, утверждали, что найденное в них вещество не является рекомбинантным эритропоэтином, и ставили под сомнение применяемые методы анализа. Судя по всему, не была на 100% уверена в результате и проводившая анализ лаборатория, поскольку есть информация, что пробы перепроверяли еще раз. По словам адвокатов, в ходе процесса также были допущены многочисленные нарушения. Именно на этих двух пунктах – нарушение прав спортсменов и правомерность методов анализа – и строился процесс защиты. «Пока мы не получили мотивировочную часть решения Федерального трибунала Швейцарии, я не могу его комментировать, – заявил в интервью агентству «Весь спорт» адвокат спортсменок Хорхе Ибаррола. – Очень сложно объяснить, что конкретно мы опротестовывали, это тонкие технические моменты. Если сказать в общем, что нас подвигло обратиться в Федеральный трибунал Швейцарии, – моменты, которые мы считали очень важными и обсуждали на слушаниях в САS, в отрицательном для нас решении этой организации даже не были упомянуты. Мы посчитали, что таким образом САS нарушил право спортсменок быть выслушанными». Как бы то ни было, точка в деле Юрьевой и Ахатовой поставлена. И наши спортсмены его проиграли.

В отличие от Юрьевой финская биатлонистка Кайса Варис выиграла свое дело в Спортивном арбитражном суде.
Фото: AP
shadow Еще один относительно недавний громкий допинговый скандал был связан с семью российскими легкоатлетками, отстраненными от участия в соревнованиях незадолго до Олимпиады-2008 в Пекине (Елена Соболева, Дарья Пищальникова, Гульфия Ханафеева, Татьяна Томашова, Юлия Фоменко, Светлана Черкасова и Ольга Егорова). Их обвиняли в намеренной подмене допинг-проб весной 2007 года. Дело в том, что ДНК в анализах, взятых осенью того же года, отличался от ДНК в предыдущих пробах. Всероссийская федерация легкой атлетики дисквалифицировала спортсменок на два года, а потом апелляцию на это решение в САS подала Международная ассоциация легкоатлетических федераций, требуя увеличить срок «отсидки» до четырех лет. В июле 2009-го суд в Лозанне частично удовлетворил этот иск, увеличив срок дисквалификации до двух лет и девяти месяцев и постановив отсчитывать его не с момента нарушения, а с момента отстранения. Он истечет, таким образом, в апреле 2011 года. Легкоатлетки смогут принять участие в Олимпийских играх-2012 в Лондоне. Тем не менее своей вины российские спортсменки (в частности, Соболева, Пищальникова, Фоменко, Черкасова, Томашова) не признают, заявляя, что не подменяли допинг-проб. В различных интервью девушки говорили, что хотели бы разобраться в этом вопросе и доказать свою невиновность в суде. Но с официальной апелляцией, насколько нам известно, с тех пор так и не обратились – спортсменки отмечали, что дело это с финансовой точки зрения довольно дорогое, а наши чиновники в последнее время полностью устранились от помощи атлетам, попадающим в допинговые скандалы. Да и практика показывает, что суды российские спортсмены проигрывают.

Многие, наверное, помнят еще один громкий скандал, случившийся в начале 2000-х (на зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити). Российские лыжницы Лариса Лазутина и Ольга Данилова были уличены в применении запрещенного препарата – дарбепоэтина. Исполком Международного олимпийского комитета, а впоследствии и Международная федерация лыжного спорта дисквалифицировали обеих спортсменок на два года, обязав их вернуть все завоеванные олимпийские медали. Лазутина и Данилова подали апелляции на эти решения, их защитой занимался известный адвокат Анатолий Кучерена. В конце 2002 года САS отклонил протест лыжниц. Однако дело на этом не закончилось: команда Лазутиной и Даниловой подала еще одну апелляцию – в Федеральный трибунал Швейцарии. Она требовала отменить решение САS на том основании, что этот суд не может считаться независимым, поскольку одним из его учредителей является МОК. Трибунал отклонил апелляцию. Последний иск Лазутина и Данилова подали в Европейский суд по правам человека, однако впоследствии он был отозван. В прессе много говорилось о различных нарушениях, сопровождавших весь процесс. Кроме того, не стоит забывать и о том, как снимали со старта Олимпиады-2002 российскую женскую эстафетную команду – также с нарушениями регламента. Однако в судах на эти факты не обращали внимания.

Екатерина ЮРЬЕВА, биатлонистка: – Я вообще не хочу сейчас больше ничего по этому делу комментировать. Когда я узнала о решении суда, это был шок и разочарование. Я очень расстроена… Что тут еще можно сказать?
Фото: AP
shadow При этом известны случаи, когда иностранные спортсмены, обращающиеся в арбитражные суды с апелляциями, добиваются положительных решений. Так, знаменитая финская лыжница и биатлонистка Кайса Варис в 2008 году была пожизненно дисквалифицирована за второй в карьере положительный допинг-тест. Однако САS через год отменил эту дисквалификацию, постановив, что IBU нарушил права спортсменки, не позволив ей присутствовать на процедуре вскрытия пробы «Б». Многие эксперты, к слову, усматривали в делах Юрьевой/Ахатовой и Варис некую схожесть. И там, и там были допущены процессуальные и правовые нарушения, но в одном случае САS прислушался к стороне защиты, а в другом – нет. Суд в одном из мотивировочных заявлений прошлых дел подчеркивал, что лишение спортсмена права присутствовать на вскрытии пробы «Б» – процедурная ошибка такой степени, что весь анализ в целом аннулируется. А вот в деле российских биатлонисток нарушения были меньшего масштаба, в частности задержки отчетов о ходе процесса и неудовлетворительное качество документации. Еще один недавний случай, когда суд встал на сторону спортсменов – нарушения антидопингового законодательства бельгийскими теннисистами Яниной Викмайер и Ксавье Малиссом. Они несколько раз «забыли» сообщить допинговым офицерам о своем местонахождении, за что получили годичные дисквалификации. Однако теннисисты объяснили, что соответствующий интернет-сайт, на котором они должны были оставлять информацию о передвижениях по миру, не загружался, а номеров телефонов, по которым им надо было позвонить, они не знали. Суд признал эти аргументы весомыми и дисквалификацию отменил. Впрочем, были случаи мягких решений и в отношении россиян. Так, CAS не стал дисквалифицировать сборную России по футболу, как того требовала Ассоциация футбола Уэльса после обнаружения бромантана в организме Егора Титова.

Однако это чуть ли не единственный случай, когда суд, рассматривавший дело, касающееся российского спортсмена, оказался на нашей стороне. Можно вспомнить массу, не связанных с допингом историй, где российским представителям не удавалось доказать свою правоту. Например, многочисленные случаи отъезда наших хоккеистов в Северную Америку. Российские спортивные контракты за океаном не признают, зато прекрасно знают о лазейке в законодательстве, которое позволяет любому работнику подать заявление об уходе по собственному желанию. Наши спортивные чиновники зачастую не в силах отстоять интересы атлетов даже, казалось бы, в выигрышных ситуациях. Так, на прошлогоднем чемпионате мира по биатлону в Пхенчхане им не удалось добиться дисквалификации норвежского чемпиона Оле-Эйнара Бьорндалена, нарушившего правила прохождения дистанции, и передачи золотой медали нашему Максиму Чудову...


Тагир САМОКАЕВ, адвокат, член Спортивного арбитражного суда при Олимпийском комитете России:
– Надо понимать, что опыт у нас не такой огромный в области отстаивания своего мнения. Этот вопрос у нас, прямо скажем, требует усовершенствования, поскольку я считаю, что если есть основания, то не только адвокат, но и наши функционеры также должны, наверное, поддерживать спортсменов и доводить дело до конца. И хотел бы вот что еще отметить: да, далеко не все дела заканчиваются выигрышем, но не менее важно донести до судей, до общественности позицию спортсмена. Нет никаких сомнений, допинг – зло, и с ним нужно бороться. Но сегодня возникает много вопросов, связанных с организацией этой борьбы. Ведь одно дело, когда спортсмен нарушил закон, и, наказывая его, мы также действуем законными методами. А вот когда борьба эта ведется за счет прав спортсмена, с их нарушениями, то она вызывает большие сомнения. На мой взгляд, все суды, которые проходили в последнее время, некоторым образом дают повод для сомнений не столько в судебных решениях, а в том, что какие-то нормы закона применяются по мере необходимости. Ну вот последний пример с нашими биатлонистами, где были допущены ошибки, нарушения со стороны тех же допинг-офицеров. Но кто-нибудь кроме спортсменов понес ответственность за эту ошибку? Нет. Кто-нибудь вообще когда-нибудь нес ответственность за допущенные ошибки при анализе проб, при заборе проб и так далее? Нет. Возникает и вполне закономерный вопрос – если лица, которые должны осуществлять контроль и строго спрашивать со спортсменов не несут никакой ответственности, то, может быть, и спортсмены не должны нести никакой ответственности? И складывается ощущение, что, видимо, цель подобной борьбы – убедить всех и вся в том, что сопротивляться бесполезно. Права спортсменов по сравнению с представителями других профессий и так серьезно ущемлены, в отношении спортсменов действует презумпция виновности. Ответственных чиновников не интересует, как и почему запрещенный препарат оказался в организме. Если обнаружен – спортсмен считается нарушителем и получает наказание. Но порой не соблюдается простая объективность.
Вполне естественно, возникает вопрос: если все так однобоко, стоит ли куда-то обращаться? Мое мнение – стоит. Если не сопротивляться, тогда вообще возникнет некий беспредел. В моей практике примерно 10 процентов дел дошли до суда, потому что на то действительно имелись веские основания. Как в случае с Ахатовой и Юрьевой. Поэтому, еще раз повторю, сопротивляться надо. Например, по делу Кайсы Варис пожизненная дисквалификация была отменена. И в основу этого решения лег прецедент как раз по нашему делу. Это не означает, что мы нарабатываем какой-то позитивный правовой опыт для иностранных адвокатов. Дело в том, что мы им пользуемся сами и будем дальше пользоваться. Все-таки нам удалось доказать незаконность некоторых решений и уменьшить срок дисквалификации Дмитрию Ярошенко с четырех до двух лет. Так что я надеюсь, наше общение с КАС не заканчивается сегодня. И началось оно не так давно, и мы надеемся на какое-то историческое перспективное развитие. Если есть основания убеждать кого-то в своей правоте, ну так надо это делать. Чего стесняться? И надо делать это сообща, всем миром. Не только адвокаты, не только спортсмены, а все наше спортивное руководство должно, видимо, сделать выводы. Тогда, наверное, и будем добиваться положительного результата…
Подготовила Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 21 мая 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: