Главная / Газета 11 Марта 2010 г. 00:00 / Спорт

«Что будет с «Ладой» – мне пока неизвестно»

Сергей Светлов:

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ

В Континентальной хоккейной лиге самое интересное только начинается – стартовал плей-офф, а вот для тольяттинской «Лады» сезон завершен. Причем неизвестно, сможет ли клуб принять участие в следующем чемпионате КХЛ, поскольку у него серьезнейшие проблемы с финансированием. «Новые Известия» попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию главного тренера «Лады» Сергея СВЕТЛОВА. Заодно попросили одного из лучших нападающих Советского Союза 80-х годов рассказать о себе.

Фото: WWW.HCLADA.RU
Фото: WWW.HCLADA.RU
shadow
– Сергей Александрович, «Ладу» лихорадило весь сезон, был даже риск, что клуб снимется с соревнований из-за хронического безденежья досрочно. А какова ситуация сейчас? Что будет с командой?

– Сейчас тренерам и игрокам предоставлен небольшой отпуск. Поэтому я нахожусь дома, в Австрии. На 15 марта назначено общее собрание руководства и хоккеистов. На нем, скорее всего, нам и скажут, будет ли выделено финансирование «Лады» на следующий год. И если будет, то в каких объемах и кто возьмет на себя роль спасителя. Пока у меня нет ответов ни на один из этих вопросов. Мы все находимся в неведении.

– А у вас нет желания уже сейчас покинуть коллектив? Весь этот сезон и так провели в напряжении…

– Конечно, хотелось бы стабильности, мне нужно кормить семью. И ребята тоже должны приносить деньги в дом. Но я думаю, что если выделят средства, то никто не уйдет. И я в том числе. Хочу сказать, что в смысле творчества работать в Тольятти очень интересно. В системе клуба очень много молодых и талантливых игроков.

– Но знаменитый тренер Петр Воробьев все-таки не выдержал и ушел…

– Вы можете сами спросить у Петра Ильича, почему он уехал в Ярославль. А с моей стороны, думаю, некорректно комментировать его поступки. Я безмерно благодарен Воробьеву за то, что он пригласил меня в Тольятти вторым тренером. Дело в том, что после завершения карьеры игрока я более десяти лет работал с немецкими и австрийскими клубами. Лет пять назад решил попробовать себя в российском хоккее. Сначала думал вернуться в московское «Динамо», где прошли лучшие годы. Но там предлагали разве что работу детского тренера в школе. А тогда и зарплаты в школе были маленькими, да и на Западе я работал только в профессиональных командах. С Воробьевым я был знаком еще по тем временам, когда сам играл. И когда он меня пригласил к себе, то согласился без раздумий, о чем никогда не пожалею. За недолгое время совместной работы я, надеюсь, многому у него научился. Вообще, считаю, что Воробьев – лучший в нашей стране специалист по работе с молодыми, перспективными игроками. У него есть своя оригинальная методика, свой подход. Рядом с ним интересно и тренерам, и игрокам. И то, что «Лада» до сих пор держится на плаву, – его огромная заслуга. Он умеет зажигать звезды и ставить игру.

– Вы, кажется, 14 лет проработали за границей главным тренером. Как вообще получилось, что вы оказались востребованными именно в Европе?

– После победы на Олимпиаде в 1988 году меня стали просто преследовать травмы. А мне, честно говоря, в конце 80-х очень хотелось попробовать свои силы в НХЛ. Тем более что был задрафтован «Нью-Джерси Дэвилз». Вообще мне всегда нравились маленькие канадские площадки. Но когда я ко всем своим ушибам и переломам получил еще и серьезное сотрясение мозга, то понял, что моей мечте не дано осуществиться. Тогда в НХЛ играли особенно жестко, тем более у бортов. И я подумал, что рисковать здоровьем в такой ситуации просто опасно. Но в то время опытных игроков уже без больших проблем отпускали в европейские клубы. А тут случилась такая оказия... Когда московское «Динамо» выступало в Германии, с нами работала переводчица. Оказалось, что у нее муж хоккеист. Вот он и предложил мне поиграть за клуб второго дивизиона «Ратинген». Потренировавшись с командой, я понял, что на таком уровне могу играть долго. Потом перешел в «Герне». Эта команда переживала сложный период: за сезон сменились три тренера. И после очередной отставки руководство предложило мне сразу стать главным. К тому времени я уже отметил 35-летие и начинал задумываться о завершении карьеры. Поэтому не стал отказываться от предложения. Сначала думал вернуться на родину, после того как закончится контракт. Но в России наступил хаос, беспредел, культ насилия. И я рад, что все смутные 90-е моя супруга и дочка Кристина провели в спокойной и благополучной Европе. С житейской, бытовой точки зрения я только выиграл.

– А не жалеете, что ваша карьера игрока сложилась, может быть, не так ярко, как могла бы?

– Наверное, наград могло бы быть и больше. Но каждая медаль мне дорога, поскольку заработана потом и кровью. В советские времена само попадание в состав сборной СССР на чемпионат мира уже было достижением. К сожалению, наша ударная динамовская тройка Светлов – Семенов – Яшин в сборной редко выступала в оптимальном составе. То Толя (Семенов. – «НИ»), то Серега (Яшин. – «НИ») пропускали турниры из-за травм.

– Сейчас видитесь?

– Сейчас чаще всего вижусь с Зинэтулой Билялетдиновым (в прошлом защитник «Динамо» и сборной СССР, ныне главный тренер казанского «Ак Барса». – «НИ»). Но времени на долгие разговоры и воспоминания просто нет. По телефону общаюсь с Семеновым, который работает тренером в Питере. У каждого из нас теперь своя жизнь, и мы не так дружны, как раньше.

– Наверняка будете следить за событиями в Кубке Гагарина. Ваши прогнозы?

– Прогнозы, как известно, дело неблагодарное. Могу сказать, что симпатизировать буду «Динамо». Я, кстати, выигрывал чемпионат вместе с «Динамо» в 1990 году, но медаль почему-то до сих пор не получил…

Опубликовано в номере «НИ» от 11 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: