Главная / Газета 1 Марта 2010 г. 00:00 / Спорт

«Почему соперники стали сильнее нас?»

Вице-спикер Госдумы Светлана Журова:

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Выступление сборной России на ванкуверской Олимпиаде вызвало большой резонанс в нашем обществе, который чувствуется даже на канадской земле. Причем оценки в основном звучат самые резкие. Свой взгляд на сложившуюся ситуацию в российском зимнем спорте «Новые Известия» попросили высказать олимпийскую чемпионку Турина-2006, вице-спикера Госдумы Светлану ЖУРОВУ.

shadow
– Света, еще в середине Олимпиады поднялась такая волна критики, что сейчас все ждут, когда головы полетят.

– А может, мы не будем ничего громить, а созидать будем? Может, что-то изменим наконец? При этом посмотрим на наших соперников и поучимся у них? Они ведь в таких ситуациях никого не громят, поверьте мне. Они делают работу над ошибками и думают, что нужно сделать, чтобы такого больше не случилось. Я считаю, что такой подход самый правильный. Соперники стали сильнее нас. И мы должны разобраться, понять, что же у них лучше? Не надо последнее уничтожать.

– Практически все, кто побеждает сейчас Россию в исконно «наших» видах, говорили, что когда-то учились у нас…

– И это правда. Значит, мы что-то потеряли. Значит, нам надо оглянуться назад и понять, чему они научились, как добились прогресса? А увольнять… Ну хорошо, поменяем сейчас министра спорта, преемник опять будет год-два входить в курс дела, набирать себе аппарат... Но система-то останется.

– Тогда что делать, с чего начинать?

– Давайте действовать планомерно. Сделаем серьезный анализ не только выступлений наших олимпийцев, но и их подготовки. Аудиторскую проверку проведем, чтобы понять эффективность траты денег. Не только для того, чтобы найти упущения, но и чтобы ответить на вопрос – как развиваться дальше. Вместе с тем важно и свои позитивные моменты сохранить. Вот и все. На нас весь мир смотрит и говорит: ребята, вы огромные деньги тратите на спорт, мы – меньше, почему у вас результатов-то нет?

– Еще на Играх в Пекине, когда мы тоже стали все подряд проигрывать, даже тренеры подняли эту тему – может, спортсмены слишком много денег у нас получают? Может, правильнее их держать «голодными и злыми», тем более накануне Олимпиады?

– Удивительно, но то же самое говорят и иностранцы. У них, например, спортсмены, которые, как говорится, только на подходе, таких зарплат, как у нас, не получают. Им не дают квартиры, не дарят машины за бронзовые медали. Вот если стал чемпионом мира или олимпийским – тогда да. Персональные контракты, реклама… А так, за рубежом многие спортсмены еще где-то работают. Кто-то в магазине, кто-то в офисе... Мы не будем брать сейчас футболистов и хоккеистов, я имею в виду такие виды спорта, как коньки, лыжи, биатлон. Знаете, что канадская пресса написала, когда мы в хоккее проиграли? «Канадцы находились между жизнью и смертью, а русские – между жизнью и 100 тысячами евро». Понимали, конечно, что ребята-хоккеисты и так миллионеры, и вопрос о 100 тысячах евро для них остро не стоит, но смысл-то, подтекст понятен. Я не к тому это говорю, чтобы не платить нашим спортсменам высокие призовые. Нет, наверное, стимул обязательно должен быть. Вопрос весь в том, где найти ту золотую середину, чтобы и голодным спортсмена не оставлять, но и не избаловать. В Голландии, например, очень хорошая бонусная система. Но зарплату, пока не выиграл ничего серьезного, ты не получаешь. Правда, если ты член сборной, то находишься на полном обеспечении. Не надо на закупку коньков тратиться, на другую экипировку... У наших же иногда бывает, что приходится самому инвентарь покупать, потому что на том, что выдает государство, бегать нельзя. И сразу купить качественное, соответствующее мировому уровню почему-то тоже нельзя.

– Один олимпийский чемпион, а ныне успешный тренер в Ванкувере сказал, что обвинять в неудачах руководство неправильно. Потому что, прежде всего, спортсмен и тренер несут ответственность за результат.

– И эта точка зрения тоже правильна. Дело в том, что у нас очень большую роль, в отличие от западного спорта, в отношениях между тренером и спортсменом играет человеческий фактор. Там тренер – это консультант. Он пришел, отработал положенное время и все. А у нас тренер – это и мама, и папа, чуть ли не сопли спортсмену вытирает.

– В начале Олимпиады было очень тяжелое чувство, когда мы подходили к нашим биатлонистам, лыжникам и слышали одно и то же – не бежится, не спится, не стреляется… Как человек, прошедший не одну Олимпиаду, скажите, что это – результат плохой функциональной готовности, какие-то другие причины?..

– У новичков обычно две крайности бывают – или их на кураже несет, как сумасшедших, или, наоборот, коленки трясутся так, что слышно, как коньки о лед стучат. Катя Малышева вот призналась, что бежала и слышала, как ее коньки о лед бряцали. У каждого свое. Лыжников и биатлонистов все эти допинговые истории тоже, конечно, выбили. Когда на тебя весь мир смотрит, как на врага – мол, посмотрим мы на вас, вы же на допинге… Допинг-проверки бесконечные, когда брали их по нескольку раз в день… Я знаю, что это такое. У нас так полностью выбили из колеи Диму Шепеля на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Он сдавал допинг два раза в сутки. До тренировки, после тренировки… Он даже шутил с допинг-офицерами – может быть, вы жить ко мне переедете? Ну и что в такой обстановке он набегал? Ребятам нужно было собраться. Они и собрались потом, молодцы!

– На Олимпиаде можно не бороться? Вот говорят, что не боролись наши за медали…

– Нет, ребята борются всегда. Очень редко бывает иначе. Другое дело, у кого какая мотивация была, настолько ли хорошо спортсмен подготовлен, отдавал ли всего себя в тренировках... На таких стартах все это вылезает. Это как итог всей предыдущей жизни.

– Еще говорят, что мы уже опоздали к Сочи…

– Я с этим не согласна. Возьмите ту же Канаду. Четыре года назад в Турине у них была не такая уж успешная Олимпиада. Единственное, что мы должны понимать, что их сегодняшние чемпионы – это дети 1988 года, времен Олимпиады в Калгари. Где они, кстати, проиграли с треском. Не выиграли ни одной золотой медали, но все увидели, что такое Олимпиада. И родители повели своих детей на стадионы. До этого в Канаде спорта по большому счету как такового не было. Привожу этот пример как ответ на все разговоры о том, а зачем нам Сочи? Кстати, мое поколение, которое сейчас почти уже все ушло из большого спорта, пришло в него после того, как в Москве прошла Олимпиада. Это абсолютно точно.

– А сейчас 11-е место в общекомандном зачете…

– Я думала, что у нас будет пять золотых медалей и еще три, если очень повезет. Повезло соперникам. Но везет сильнейшему, значит, в этот раз мы не были такими сильными. Но потенциал у нас есть. У нас в Ванкувере много четвертых мест, есть молодые спортсмены, у которых в Сочи все может получиться. Мы не должны сейчас впадать в панику, нужны холодный разум и хороший просчет. Вот завтра же сесть и начать считать – что и как у нас работает... А просто бегать сейчас за головами… Не думаю, что это лучший вариант.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: