Главная / Газета 16 Декабря 2009 г. 00:00 / Спорт

«Олимпиады почему-то не боюсь»

Алена Леонова

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Фигуристка Алена ЛЕОНОВА – наша главная надежда на Олимпиаде в Ванкувере в женском одиночном катании. Правда, на своеобразной генеральной репетиции Игр – финале Гран-при в Токио она заняла лишь шестое место. Тем не менее 18-летняя россиянка, ставшая лидером российской сборной после ухода из большого спорта Ирины Слуцкой, дала понять, что способна вмешаться в борьбу за медали. Тем более что чемпионка мира среди юниоров была единственной представительницей европейского континента на декабрьском турнире. «Новые Известия» побеседовали с питерской спортсменкой.

Фото: АНДРЕЙ СИМОНЕНКО
Фото: АНДРЕЙ СИМОНЕНКО
shadow
– Алена, сам факт попадания в финал Гран-при для сегодняшнего российского женского одиночного катания – большой успех. Но турнир в Токио сложился так, что вы за два дня тех соревнований и нарадоваться успели, и наплакаться.

– Да, так переживала в конце, что даже тренер мой, Алла Яковлевна Пятова, меня не ругала, а успокаивала. Пусть, говорила, это будет твой самый худший прокат. Для нас обеих это был первый финал Гран-при, и я с волнением не справилась. Точнее, когда на короткую программу выходила, почти не волновалась и откаталась на свой лучший результат. А вот перед произвольной, наоборот, меня такой мандраж одолел, что лучше не вспоминать. Была на третьем месте, стала шестая. Наревелась, в общем…

– Не раз замечала, что плачете вы так же сильно, как и радуетесь.

– Я и во время выступления заплакать могу, если упала, например, или просто программа не заладилась. Стараюсь с этим бороться. Но потом в раздевалке все равно волю слезам даю. Все по-разному переживают неудачи, а мне так легче. Отревелась, все эмоции отрицательные выплеснула – и дальше, вперед! Я и по жизни такая. С одной эмоции на другую быстро могу переключаться. У меня не то что за день – за одну тренировку настроение по несколько раз меняться может. Прихожу вся такая мягкая, пушистая, а потом раз, и в фурию превращаюсь. Или наоборот. И все по-настоящему. Характером, наверное, в папу. Он у меня очень добрый, но таким строгим иногда бывает… Вот и я так же. Если уж злюсь, то на все и на всех. Если радуюсь, то на полную катушку. Но в целом, если посмотреть, я все-таки жизнерадостный человек.

– Папа, кстати, как и тренер, утверждают, что успеха в спорте вы добиваетесь в основном за счет трудолюбия. Это тоже фамильная черта?

– Мне кажется, это я от мамы взяла. Я упорная, землю носом буду рыть, чтобы добиться результата.

– Всегда такой были?

– Да нет, что вы. В детстве вообще не понимала, что от меня эти тети-тренеры хотят. Вот когда подросла, когда прыжки стали получаться, тогда и заметила, что мне очень нравится тренироваться. Нравится преодолевать себя, нравится, когда большие нагрузки. Вот прыгнешь тройной лутц и со льда уходишь в хорошем настроении, а сколько сил и нервов на это ушло, уже не вспоминаешь.

– Несмотря на это, на вас, как на перспективную фигуристку, «наверху» очень долго не обращали внимания, не заявляли, например, на турниры, отдавая предпочтение другим. Пятова рассказывала, что ей было очень за вас обидно, но «у этой девочки, – говорила она, – все равно в глазах огонек горел, на лице всегда улыбка сияла, ей, казалось, все было нипочем»…

– Мне и, правда, было абсолютно все равно – замечают, не замечают. Я и на критику, которая в мой адрес раздавалась, не обращала внимания. Чтобы доказать что-то кому-то – такого тоже не было. Я просто занималась любимым делом, старалась тренера и себя порадовать. А потом выпал шанс в Кубке России поучаствовать. Один этап выиграла, другой… После этого я уже низко не опускалась.

– Пятовой часто приходится быть жесткой с вами?

– Она может прикрикнуть, когда я упираюсь. Меня же, если на своем стою, переубедить очень трудно. А у нее, представьте, иногда получается. Алла Яковлевна очень любит свою работу, она тренер очень энергичный, хочешь не хочешь заведешься, настроишься на тренировку. Иногда мне кажется, что она знает меня лучше, чем я сама, ведь мне было 10 лет, когда я пришла к ней в группу. Поэтому стараюсь ее слушаться так же, как в детстве.

– Еще год назад вы впервые в жизни соревновались на этапе взрослого Гран-при. Через два месяца были уже четвертой на чемпионате Европы, потом выиграли чемпионат мира среди юниоров. А на взрослом мировом первенстве показали седьмой результат, что для нашего женского одиночного катания сегодня уже прорыв. Как вам все это удалось?

– У меня все получилось прежде всего за счет стабильности. Вот когда она ко мне приходить стала, а случилось это, считаю, на чемпионате Европе в Хельсинки, я очень уверенно себя почувствовала, и это сразу отразилось на катании. Вот знаете, как бывает... Есть у нас такое понятие «кататься на публику». Когда выходишь на лед, ни о чем особенно не думаешь, ловишь энергию зала и все идет… Вот я это состояние и поймала. Ведь хорошо кататься умеют многие, но не все могут это в нужный момент показать. В принципе я и сейчас, несмотря на неудачу в Токио, в этом смысле чувствую себя нормально. Все-таки мое выступление на этапах Гран-при (третье и второе места. – «НИ») и попадание в финал нельзя назвать плохим результатом для начала сезона.

– Алена, с азиатскими фигуристками бороться можно?

– Ну если на этапах я и Мао Асада, и Мики Андо (титулованные японские фигуристки. – «НИ») в произвольной программе обыгрывала… По технике да, уже могу соперничать с ними, а вот в оценках за компоненты – шаги, вращения – у меня получаются низкие баллы. Наверное, это из-за того, что больше всего в фигурном катании я именно прыжки люблю. Бывает, закончится программа, надо поклон делать, а мне жаль, я бы еще попрыгала. Но работаю и над второй оценкой, понимаю, что авторитет у судей мне еще зарабатывать и зарабатывать. И опыта соревновательного, в отличие от моих соперниц, надо набираться.

– Олимпиада грядущая по ночам не снится?

– Нет. Не могу сказать, что думаю о ней постоянно, и почему-то совершенно не боюсь предстоящего старта. Хотя поездка на Олимпиаду для меня, как перелет на другую планету. Сейчас все мои мысли с предстоящим чемпионатом России, который в конце декабря пройдет у нас в Санкт-Петербурге, связаны.

– По стилю катания вас часто сравнивают с Ириной Слуцкой, да и вы неоднократно говорили, что она всегда была вашим кумиром. Не удалось познакомиться с ней лично?

– С Ирой нет, а вот ее мама еще в прошлом году на моем дебютном этапе Гран-при в Москве сама подошла, сказала теплые слова, пожелала и дальше так же хорошо кататься. Не знаю, может быть, и она тоже какое-то сходство заметила, раз обратила на меня внимание. В этом сезоне, на турнире в Москве, в кулуарах мы вновь встретились с Натальей Владимировной, и она сказала, что если я плохо откатаю произвольную, то она убьет меня (смеется). Произвольную я откатала не очень, но на пьедестал пробилась, так что надеюсь, мама Иры меня простила. Ну а если серьезно, то кататься специально, как Слуцкая, я никогда не стремилась. Хочу быть похожей на нее прежде всего своими результатами.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: