Главная / Газета 8 Декабря 2009 г. 00:00 / Спорт

Жизнь после рекордов

Кто помогает спортсменам, завершившим карьеру из-за тяжелых травм

АЛЕКСАНДР КОЧЕТКОВ, АНДРЕЙ СИМОНЕНКО, ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

Вчера врачи приступили к выводу российской бобслеистки Ирины Скворцовой, получившей серьезные травмы во время тренировочного заезда на трассе Кенигзее в Германии, из состояния искусственной комы. Но об улучшении самочувствия спортсменки говорить пока рано, оно остается стабильным, но тяжелым. По прогнозам врачей, с бобслеем Ирине придется проститься. Более того, не исключено, что Скворцова останется инвалидом – видимо, ей ампутируют ногу. И ее будущее в «гражданской», так сказать, жизни весьма туманно: многочисленные примеры подтверждают, что государство не всегда оказывает должную помощь спортсменам, получившим не совместимые с продолжением карьеры травмы.

Попав в беду, спортсмены не всегда могут бороться с ней в одиночку.<br>Фото: AP. KEVORK DJANSEZIAN
Попав в беду, спортсмены не всегда могут бороться с ней в одиночку.
Фото: AP. KEVORK DJANSEZIAN
shadow
Напомним, что 20-летняя российская бобслеистка Ирина Скворцова получила многочисленные переломы тазобедренного сустава и позвоночника в результате столкновения, произошедшего на санно-бобслейной трассе в немецком Кенигзее 23 ноября. По не установленной до сих пор причине распорядитель разрешил старт экипажу Надежды Филиной и Скворцовой, несмотря на красный, запрещающий сигнал светофора. По ходу заезда их машина перевернулась, и в нее на скорости около 100 км/ч врезалась другая российская двойка – Евгения Пашкова и Андрея Матюшко, стартовавшая по правилам. Скворцова приняла на себя основной удар тяжелейшего боба – остальных спортсменов выписали из больницы в день происшествия. Ирине же немецкие врачи уже сделали несколько сложных операций. Одно время стоял вопрос о транспортировке спортсменки в Россию, но наши врачи, прибыв в госпиталь Траунштайна, где находится Скворцова, совместно с немецкими коллегами приняли решение продолжить лечение на месте. Чтобы исключить осложнения, девушку держали в состоянии искусственной комы, из которого ее начали выводить только вчера. Первоначальные реакции соответствуют норме. Как ожидается, сегодня в госпиталь прибудет еще один немецкий специалист – хирург-травматолог. Состоится еще один консилиум, который определит ход дальнейшего лечения. «О перевозке Скворцовой в Россию по-прежнему речи не идет, – сообщила «Новым Известиям» руководитель пресс-службы Федерации бобслея и скелетона России Людмила Козлова. – Состояние Ирины остается стабильным, но тяжелым».

Главная и, увы, единственная на данный момент положительная новость – жизнь Скворцовой находится вне опасности. Беспокойств же иного рода полным-полно. Один из главных вопросов – кто будет оплачивать дорогостоящее лечение травмированной бобслеистки? Находясь в Германии, Скворцова имела полис для выезжающих за рубеж от компании «РЕСО-Гарантия» с лимитом ответственности в 30 тыс. евро, оформленный с помощью Федерации бобслея и скелетона России, а также, как член сборной Москвы, договор страхования с «Ингосстрахом», приобретенный Москомспортом. Его покрытие больше – 50 тыс. евро. Спортивные риски, в том числе травмы, разумеется, входили в перечень страховых случаев. Очевидно, что уже сделанные Скворцовой операции стоят дороже, чем 80 тыс. евро. «Действительно, эти деньги уже можно считать израсходованными, – подтвердила в разговоре с «НИ» Козлова. – Но конкретные счета из немецкого госпиталя нам пока не поступали. Тем не менее Москомспорт уже взял обязательство выплатить всю необходимую сумму».

Еще один важный вопрос – будет ли получена какая-либо компенсация от немецкой стороны? Ведь именно распорядитель трассы в Кенигзее принял роковое решение выпустить экипаж Филиной и Скворцовой на красный свет, что и привело к трагедии. Немецкая полиция до сих пор ведет расследование. Интересы российской стороны представляет адвокат Аня Винтер. «В настоящее время идут допросы свидетелей, – сообщила она агентству «Весь спорт». – Сейчас это работники трассы и представители Федерации бобслея Германии. Я ожидаю, что процесс расследования займет еще как минимум две недели. Затем прокурор примет решение, передавать дело в суд или нет. Предполагаю, что до суда мы все-таки дойдем. А там уже будут названы виновные. Тогда и встанет вопрос о материальной компенсации. С требованием о ее выплате нужно будет обращаться в гражданский суд. Но я надеюсь, что мы договоримся с противоположной стороной о компенсации в рабочем порядке, не доводя дело до суда».

О том, как будет проходить реабилитация спортсменки, говорить, пока не завершено ее лечение, рано. Но карьеру бобслеистки, судя по тяжести полученных травм, Скворцовой, скорее всего, придется закончить. Федерация бобслея и скелетона России обещает не бросить Ирину в беде. «Президент нашей организации (Никита Музыря. – «НИ») уже заявил, что спортсменка в любом случае не останется в одиночестве со своими проблемами, – отметила в беседе с «НИ» Козлова. – Федерация возьмет на себя реабилитацию Скворцовой и поможет с ее дальнейшим трудоустройством «на гражданке», если она завершит спортивную карьеру».

На словах все это звучит обнадеживающе, но на практике часто получается иначе. Все футбольные болельщики помнят известного в прошлом российского нападающего Сергея Щербакова, попавшего в 1993 году в Португалии в страшную автокатастрофу. Спортсмен серьезно повредил позвоночник, что привело к параличу обеих ног. С тех пор Сергей передвигается только в инвалидной коляске. «Никакой серьезной помощи от Российского футбольного союза за эти годы мне не поступало, – признался Щербаков в разговоре с «НИ». – Да и на то пособие, что выделяет мне государство, прожить, конечно, практически невозможно. Португальский «Спортинг», за который я тогда выступал, в одностороннем порядке разорвал со мной контракт, не выплатив ни цента в качестве компенсации. Правда, не забывает бывший партнер по «Спортингу» Луиш Фигу, спасибо ему за это. Но в первую очередь моя благодарность – бывшему президенту «Локомотива» Валерию Филатову, он устроил меня в клуб на работу в селекционно-аналитический отдел. Хотя в качестве футболиста я за «Локо» никогда не выступал. Благодарен я и нынешнему президенту клуба Николаю Наумову. В «Локомотиве» я официально работаю уже лет пять, а неофициально – все 11. Работа мне нравится. Найти другой заработок я бы не смог. Спасибо президенту ЦСКА Евгению Гинеру, который помогал мне во время реабилитации. Также меня поддерживали Андрей Канчельскис (известный в прошлом футболист. – «НИ»), бизнесмен Алимжан Тохтахунов. Вообще, мир, конечно, не без добрых людей, и я заранее извиняюсь перед теми, кого сейчас забыл упомянуть».

Если о Щербакове клуб, за который он выступал, забыл, то знаменитому хоккеисту Владимиру Константинову, как это ни кощунственно прозвучит, повезло больше. В 1997 году Владиатор, как называли игрока «Детройт Ред Уингз» болельщики, а также находившиеся с ним в одном лимузине одноклубник Вячеслав Фетисов и массажист Сергей Мнацаканов попали в автокатастрофу. В результате тяжелой черепно-мозговой травмы Константинов потерял возможность самостоятельно передвигаться и разговаривать. Некоторый прогресс, впрочем, в его состоянии есть, но Владимир до сих пор не может обходиться без посторонней помощи. Так вот, «Детройт» продолжает оплачивать Константинову сиделку, а все расходы на его лечение и реабилитацию покрыл специально созданный клубом фонд. «И мы рассматриваем возможность открытия фонда помощи Ирине Скворцовой, – пояснила «НИ» Козлова. – Выразили готовность материально поддержать спортсменку различные бизнес-структуры, частные лица. Вопрос должен решиться буквально на днях».

А вот во времена, когда выступала знаменитая гимнастка Елена Мухина, бизнес-структур не было. Во всем приходилось полагаться на государство. И все на тех же добрых людей. За две недели до Московской Олимпиады-1980 абсолютная чемпионка мира 1978 года получила на тренировке перелом шейного отдела позвоночника и навсегда осталась прикованной к инвалидному креслу. Сказать, что Мухина бедствовала, нельзя. Она сумела окончить Московский институт физкультуры, затем защитила кандидатскую диссертацию. Ее однокомнатную квартиру Моссовет поменял на двухкомнатную, приобрел для нее хорошую инвалидную коляску. Спорткомитет СССР, а особенно Лидия Гавриловна Иванова (двукратная олимпийская чемпионка по гимнастике, в те годы старший тренер молодежной сборной страны) приложили все усилия, чтобы обеспечить Лену медперсоналом. Многие тренеры, гимнасты не только регулярно навещали ее, но и помогали финансово, привозя заработанные призовые. Получала Мухина и олимпийскую стипендию, подаренную ей лично президентом Международного олимпийского комитета Хуаном Антонио Самаранчем, пенсию от ЦСКА. В декабре 2006-го ее не стало, и похороны оплатила Федерация спортивной гимнастики России.

В ноябре 2001 года, тренируясь на подмосковной базе «Озеро Круглое», аналогичную травму получила другая талантливая российская гимнастка, серебряный призер чемпионата мира в команде Мария Засыпкина. Как член сборной России она лечилась в Центральном институте травматологии и ортопедии (ЦИТО) бесплатно. Продолжала получать стипендию. Но вот в родной Туле, где Засыпкина живет и по сей день, были проблемы. Когда случилось несчастье, директор школы, где училась Маша, написала ходатайство в районную администрацию, но получила ответ – денег нет, помочь ничем не можем, помогать должны… родители. Выручило руководство другого района. Встретили гимнастку, когда ее выписали из больницы, организовали приезд, пригласили местное телевидение, привезли в администрацию, накрыли небольшой стол. Вручили премию – 2 тыс. рублей – за то, что Маша участвовала в чемпионате мира. Пусть небольшие деньги, но все-таки приятно. Когда Засыпкиной все же пришлось закончить со спортом, пробиваться дальше пришлось самой. Она окончила институт физкультуры, работала в студии танцев преподавателем, а сейчас стала тренером в родной гимнастической школе. И счастье ее в том, что руки-ноги целы, что есть родители, родная сестра…

Конькобежцу Алексею Юнину, получившему черепно-мозговую травму во время велосипедной тренировки во Франции в июне 2008 года, до сих пор приходят счета на тысячи евро из французской клиники, где он находился какое-то время. Хотя по логике вещей разбираться с ситуацией должны были бы страховая компания или Союз конькобежцев России. Но там сейчас все заняты подготовкой к предстоящей Олимпиаде и руки до подобных проблем не доходят. Хорошо, что родной клуб – ЦСКА не бросил в беде – после лечения уже в московской больнице предложил заниматься лечебной физкультурой в своем диспансере, где Алексей и стал потихоньку восстанавливаться.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: