Главная / Газета 3 Ноября 2009 г. 00:00 / Спорт

«Готовлюсь к следующей жизни»

Теннисист Марат Сафин:

АЛЕКСЕЙ ДЕНИСОВ, Санкт-Петербург

Лучший российский теннисист уходящего десятилетия Марат САФИН в минувшую субботу сыграл свой последний официальный матч перед отечественной публикой. В полуфинале St.Petersburg Open в затяжном трехсетовом поединке он уступил украинцу Сергею Стаховскому. Покидающему большой спорт трехкратному чемпиону турниров «Большого шлема» и бывшей первой ракетке мира так и не удалось проститься с российскими болельщиками на мажорной ноте. Тем не менее в разговоре с корреспондентом «Новых Известий» Сафин дал понять, что особой грусти по этому поводу не испытывает и мыслями уже находится в жизни «после тенниса».

Фото: AP
Фото: AP
shadow
– Марат, как вы оцените свое прощальное выступление перед российскими болельщиками? Все-таки остановились в шаге от финала, показав один из лучших своих результатов в нынешнем сезоне...

– Если оценивать мое нынешнее физическое состояние, настрой, быстроту реакции – получилось довольно-таки неплохо. Я сейчас далек от своей былой, лучшей формы. С возрастом к тому же становишься медленнее... Я проигрываю доли секунды, а в таком быстром современном теннисе это очень много.

– Что-нибудь хотели бы сказать на прощание петербургской публике?

– Я благодарен ей. Приятно и лестно, когда за тебя болеют, хотят, чтобы ты выиграл. И мне хотелось не просто сыграть и уйти, сказав всем «До свидания», а отдать что-то публике в ответ. И при этом получить удовольствие от игры. Вообще же, хотелось бы, чтобы трибуны в Питере на теннисе всегда были полны, а не только на моих прощальных матчах. Чтобы как можно больше людей любили теннис, приводили детей...

– Впереди у вас только один турнир – «Мастерс» в Париже. Пора подводить промежуточные итоги?

– Если честно, я уже жалею, что информация о моем уходе из тенниса так быстро просочилась в прессу. И теперь от града вопросов на эту тему мне никуда не деться. Но... Что сделано, то сделано. Да, первый этап моей жизни подходит к концу. Настал момент что-то менять. Особой грусти я, если честно, не испытываю. И чем ближе финиш спортивной карьеры, тем мне проще и спокойнее играть. Я уже мысленно готовлю себя к следующей жизни. Как следствие, иногда мне трудновато концентрироваться в какие-то моменты матча.

– И чем собираетесь заниматься в этой следующей жизни?

– Я часто размышляю на эту тему. Но спешить не собираюсь. Ведь моя карьера, моя спортивная жизнь получилась очень плотной и насыщенной. Должно пройти некоторое время, чтобы я успокоился. Впопыхах принимать важные решения я не люблю. Что касается заключительного турнира в Париже... Я устрою для своих друзей прощальный ужин в одном из моих любимых ресторанов после того, как сыграю свой самый последний матч. Посидим душевно...

– Где собираетесь жить по окончании карьеры? В Москве или в Монте-Карло?

– Вероятно, на два дома. Я человек все еще непоседливый. Долгое время находиться на одном месте – это пока не про меня. Я ведь последние 12 лет только и делал, что ездил по свету. Возможно, если в Петербурге упадут цены на недвижимость, куплю себе квартиру и здесь. Я очень люблю этот город.

– И все-таки, простите за настойчивость, вы уже хотя бы в общих чертах представляете свою новую деятельность?

– Надеюсь, что она будет обязательно связана со спортом. Не обязательно с теннисом. Когда я был помоложе, видел себя в роли тренера. Но сейчас понимаю, что с тренерской работой лучше повременить. Слишком много тенниса было в моей жизни. Может быть, чуть-чуть «наелся». Попробую на первых порах позаниматься чем-то другим. Но для начала все-таки хорошенько отдохну. С удовольствием еще раз пойду в горы. Повидаю дальние края. Те, куда выбраться надолго прежде не было возможности. Например, Аргентину. Хочу никуда не спешить и увидеть все то, что достойно внимания. Нужно, чтобы в жизни было как можно больше впечатлений, приключений. Чтобы было что вспомнить и рассказать детям и внукам. А не так, чтобы ничего кроме работы не видеть.

– Кстати, о детях. Будете пытаться из своих будущих детей делать чемпионов?

– Заставлять не буду. Ни в коем случае. Это неправильно. Они должны сами выбрать, чем хотят заниматься. Вообще я хочу, чтобы они выросли счастливыми людьми. И чтобы получали удовольствие от занятий спортом. Кстати, что касается тенниса... Вот говорят, это трудный вид спорта. Я же считаю, что у нас не спорт, а малина. Приезжаем на турнир, собираемся, балагурим... Сыграли в теннисок, ответили на пресс-конференции на пару вопросов – все, спасибо. Журналисты пошли домой, а я поехал в пятизвездочный отель... И назвать это сложной жизнью я не имею права. Иначе я был бы полным идиотом и проявил бы полное неуважение к людям, которые работают в другой отрасли. Трудная жизнь там, где ты с утра до ночи плавишь железо или делаешь дырки в стенах. И живешь на 100 долларов в месяц. Вот это сложная жизнь.

– А травмы?

– Травмы – это мелочи. Все равно по сравнению с другой жизнью теннис – сплошное удовольствие. 365 дней в году на протяжении вот уже 12 лет. Да, в теннисе есть свои плюсы и минусы. Как и в любом другом виде спорта. Но ты многому учишься. Много летаешь, бываешь в разных странах, приобщаешься к разным культурам, встречаешься с интересными людьми, учишь языки. И что немаловажно, принадлежишь самому себе. Я считаю, мне в жизни сильно везло. Теннис очень многое мне дал...

– Надо полагать, совсем в стороне от любимого тенниса вы все-таки не останетесь...

– Надеюсь. По крайней мере обязательно приду поболеть за ребят на матч первого круга Кубка Дэвиса со сборной Индии. Тем более что он состоится в Москве.

– А нет беспокойства за нашу сборную, за ее перспективы? Ведь и Давыденко, и Куницын, и Турсунов, и Южный – почти ваши ровесники. Всего год-два разницы. Совсем скоро и им придется вешать ракетку на гвоздь...

– Серьезный вопрос на самом деле. Беспокойство есть. Но в то же время вспомните: подобный вопрос возникал и лет 10 назад, когда из спорта уходил Евгений Кафельников... Кто же придет ему на смену? Но смена, как мы знаем, выросла. И достойная. Думаю, и сейчас так будет. Перспективные игроки есть. Нужно только время – год-два, чтобы они окрепли, обрели уверенность в своих силах.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: