Главная / Газета 29 Октября 2009 г. 00:00 / Спорт

«На Олимпиаду бросаю все силы»

Евгений Лаленков:

ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА

На днях в Крылатском завершился Открытый кубок Москвы по конькобежному спорту, по итогам которого сформирован состав на первые этапы Кубка мира. Этот турнир собрал всех сильнейших на сегодняшний день «скороходов» российской сборной. Один из них – Евгений ЛАЛЕНКОВ, самый титулованный спортсмен в команде. В разговоре с «НИ» он рассказал о своей подготовке к нынешнему, олимпийскому сезону.

shadow
– Женя, для начала расскажите, как вам бежалось в Москве. Первый старт сезона все-таки…

– В целом нормально, хотя не все получалось. Но это объяснимо, на первых турнирах обычно так и бывает: где-то технически недоработал, где-то скорости не хватило… Мыщцы еще не привыкли к работе в экстремальных условиях. Но по сравнению с прошлым годом, точно могу сказать, положительные сдвиги есть. Уверенней стал чувствовать себя на поворотах, прибавил в разгоне, да и в целом скорость стала выше. Надеюсь, на следующем старте – а он состоится уже совсем скоро, 6–8 ноября в Берлине, – ошибок будет уже меньше. Вообще почувствовать, все ли идет нормально, можно будет после первых международных стартов.

– Весной, когда исполком Союза конькобежцев России принял решение отправить вас и Ивана Скобрева в Италию для подготовки под руководством итальянского тренера Маурицио Маркетто, многие были уверены, что вы от этого предложения не откажетесь. Но вы остались верны Вадиму Саютину, который с нынешнего сезона работает еще с национальной командой Казахстана...

– И пока еще ни разу не пожалел об этом. Саютина я знаю много лет, так же как и он меня. А когда тренер знает все мельчайшие проблемы, недостатки и плюсы своего ученика, это, считаю, неоценимое качество. К тому же нельзя сказать, что наше сотрудничество с Вадимом не приносило результатов. Серебряная медаль чемпионата мира говорит сама за себя. Наш тренировочный план был рассчитан на четыре года, и я посчитал, что бросаться в авантюру за несколько месяцев до Игр было бы нелепо. Тем более мы проанализировали все ошибки, учли предыдущий опыт и решили двигаться в выбранном направлении и дальше.

– Это было обоюдное решение или исключительно ваше?

– Многих итальянских тренеров и спортсменов я знаю не первый год. Маркетто – хороший специалист, к которому я отношусь с большим уважением. Но я как-то сразу был уверен, что итальянцы – не моя команда. Там практически нет средневиков, все больше стайеры, да и методика подготовки, на мой взгляд, устарела. Плюс я верю в тренерский талант Саютина. Он наставник, можно сказать, совсем еще молодой. Но ищущий и требовательный. Решение я принял сам, но конечно, мы с Вадимом все обсуждали, и могу одно сказать: если бы он был уверен, что там мне будет лучше – не стал бы удерживать, сам бы предложил уехать.

– Одним из минусов в вашей подготовке представители Союза конькобежцев считали отсутствие сильных спарринг-партнеров, которых вы могли бы получить в Италии.

– Вы знаете, я не слышал, что тот же Шони Девис или Хавард Бокко с сильными спаррингами тренируются. Но это не мешает им показывать чемпионские результаты.

– С Ваней Скобревым, который тоже бежал сейчас в Москве, не обменивались впечатлениями? Как ему, в Италии, нравится?

– Ему – да. Система подготовки стайеров ему, наверное, подходит, потому что бежал сейчас Ваня очень неплохо. Кстати, возвращаясь к вопросу о спаррингах, добавлю, что сейчас никаких проблем с этим не испытываю. Условия в сборной Казахстана, с которой я проводил всю летнюю подготовку, отличные. Не хуже, чем в сборной России, это уж точно. И ребята рядом очень талантливы, есть за кем тянуться. Еще очень важно, что все хотят работать. Когда у спортсменов и федерации складываются хорошие отношения, когда психологический микроклимат в команде хороший, тогда и тренируешься с другим настроением.

– Женя, для вас Ванкувер будет уже не первой Олимпиадой. И хотя на других соревнованиях победы были, добежать до олимпийского пьедестала всегда что-то мешало…

– Вспоминая самый успешный для себя 2003 год, когда я выиграл Кубок мира, много раз пытался анализировать: что же я делал такого особенного, что чувствовал себя легко и уверенно буквально на каждом старте? Однако конкретного ответа не нашел. Вроде и технических деталей мы много добавили, и опыта больше стало, и выступления мои стали в целом стабильными. Наверное, все просто: за минувшие семь лет сильно вырос общий уровень мировых коньков. Но если бы не верил в себя, давно бы уже ушел из спорта. Поэтому не спрашивайте меня, пожалуйста, об олимпийских планах. Мы, спортсмены, народ суеверный, и я не исключение.Скажу только, что сейчас мы с тренером на эту Олимпиаду все силы бросаем, без вариантов.

– Ограничитесь только коронными дистанциями – 1500 и 1000 метров – или в командной гонке тоже будете участвовать?

– Я не раз уже говорил, что готов, если потребуется, бежать в Ванкувере в команде. Мы и с Ваней Скобревым этот вопрос обсуждали. Другое дело, что пока никакой команды, по-моему, не складывается. С кем бежать? За что бороться? Ведь то, что наблюдаю в последнее время – имею в виду результаты ребят, – производит грустное впечатление. Вообще у нас в команде, как мне кажется, такое понятие, как единство духа, отсутствует. Впрочем, удивляться тут нечему – когда коллектив разбили, о каком командном духе можно говорить?

– Олимпийский каток вам нравится?

– Я там себя нормально чувствую. Он новый, свежий, необычный. От привычных катков отличается тем, что одна его стена целиком застеклена. Вид на залив просто потрясающий… А вот лед не быстрый. По сравнению с Калгари, с Солт-Лейк-Сити, которые считаются скоростными, это сильно ощущается. Думаю, ближе к февралю канадцы постараются сделать лед максимально быстрым. Но по большому счету это все мелочи. Главное – суметь пробежать быстро по любому льду.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: